Как приготовить в пепельнице вареники из вишни

Октябрь 2003
Общее описание поездки

Мы вернулись из отпуска. Попрощались с г. Санкт-Петербургом… Эх!

Съездили мы замечательно: залезли в интернет, где можно найти все, там мы поискали места проживания и нашли более-менее приемлемый вариант (в принципе, можно было и просто так приехать и найти жилье на месте, но мы, как всегда, решили подстраховаться); заказали жилье в частной гостинице, созвонились с хозяином, взяли билеты и поехали. В поезде у нас было 2-местное купе (как это теперь называется, улучшенное), там нас снабдили минералкой, покормили сначала ужином, а на следующий день обедом, выдали прессу: газеты, журналы, «замучили» с уборкой и добрыми словами (у М. на проезд образовалась скидка в 50%, поэтому мы решили проехаться с комфортом). В Питер приехали в 6 утра, поезд прибывает на только что выстроенный Ладожский вокзал, где, кроме сортира и камеры хранения, еще ничего нет, и находится он почти за городом — на окраине, но выстроен прямо над (сверху) станцией метро (и над остановками всякого транспорта, т.е. до всего ехать вниз по эскалатору). Доехали мы до названной хозяином жилья станции метро, вылезли на поверхность и пошли искать нужную остановку нужного трамвая (как мы поняли к концу дня, так, как мы ее искали, никогда б и не нашли, поскольку из-за очень узких улиц и почти отсутствия тротуаров на местах остановок нет не то что остановочных комплексов, а даже и навесов со скамейками, и заметить остановку можно только по маленькой табличке, которая висит непосредственно на трамвайных проводах). В общем, решили мы трамвая не ждать, а размять ноги, поскольку было еще очень рано, сумка себе спокойно хранилась на вокзале, идти нам было по улице прямо (карту мы изучили еще в поезде). Дошли мы по адресу (прикольно идти утром воскресенья по пустому сонному городу), там нас уже ждали и направили в филиал той же частной гостиницы, поскольку облюбованный нами номер был до вечера занят. Пришли мы по новому адресу, где нас тоже уже ждали, и сразу же поселились. На втором адресе нам понравилось больше, т.к. там только что сделали ремонт, комната была большая, и квартира расположена намного ближе к центру. Частная гостиница — это бывшая коммунальная квартира в доме «старого жилищного фонда», т.е. с высокими потолками, в которой отформатировали по четыре комнаты (одно- и двухместные), наделили каждую комнату унитазом, умывальником и ванной с душем, назвали НОМЕРОМ, в котором (в нашем) стоит большой шкаф для одежды и всего остального (секция от мебельной стенки), тумбочка с телевизором (правда еще советских времен), большой раскладной диван, стол, холодильник, два удобных стула и одно колченогое кресло; готовить можно на газовой плите в коридоре, посуду и кастрюльки дают во временное пользование, круглосуточно дежурит консьержка, которая открывает-закрывает входную дверь. В общем, поселились мы, заперли комнату и побежали искать: супермаркет (потому как маленькие магазинчики, которых по одному в каждом доме, нас не устроили); почту; переговорный пункт. К концу дня мы нашли только «супермаркет» (он так назывался по местным меркам, потому как в старой части города — центре — большой магазин просто негде разместить), переговорный пункт мы не нашли за все время пребывания, т.к. такой анахронизм благополучно отжил свое за невостребованностью. Все звонят по карточкам из телефонов-автоматов, растыканных по городу на каждом втором-третьем углу (звони хоть из Петропавсловской крепости, хоть в Америку). Почтамт мы нашли в семи минутах ходьбы от нашего дома на 6-й день пребывания и только потому, что кто-то из приезжих, тыкая в карту города, настойчиво нас расспрашивал о его местонахождении на улице Почтамтской. Но нашли мы его и после этого не сразу, пришлось залезть на колоннаду (почти под купол) Исаакиевского собора и с высоты птичьего полета, глядя на панораму города, прочитать большие синие буквы с подсветкой «ПОЧТАМТ», после этого мы написали и отправили письма. Вот.

К концу дня мы перевезли сумку в наше временное жилище, уменьшили уже приобретенные продукты и пошли еще изучать город (теперь уже в целях повышения культурного уровня).

За два первых дня мы обошли весь центр и находящиеся в нем достопримечательности снаружи, очень интересная архитектура в городе (дома 18-го и 19-го веков, много сейчас пустых стоит, поскольку дома старые и ремонт обходится в кругленькую сумму). Улицы узкие (по две полосы на проезжей части), на тротуарах с двумя зонтиками уже не разойтись, почти все тротуары выложены плиткой, деревьев нет совсем, потому как сразу за тротуаром начинаются фасады домов, которые стоят сплошной стеной до перекрестка (надо все время следить куда свернуть, а то зайдешь в подворотню и не вернешься, в смысле они могут быть на десять раз проходные и вести куда угодно, и еще собачки там гадят регулярно). Зато улицы чистые, ни пыли, ни, тем более, грязи; после целого дня в дожде на брюках и обуви ни капельки посторонней, только жидкость (в смысле вода).

На второй день пребывания мне надоела вода, которая в виде речек и многочисленных каналов представлена во всем историческом центре города, надо все время ориентироваться на мосты, потому как, чтоб свернуть к интересующему нас объекту, надо дойти до моста через разнообразную воду, высмотреть пешеходный переход и повернуть в нужную сторону (чтобы дойти до всего, что мы хотели посмотреть в городе, мы с вечера изучали карту, рисовали и прорабатывали маршрут, потом его заучивали, утром вспоминали и по дороге еще сверялись по карте, в результате мы за 11 дней ошиблись всего раза четыре и до одного интересного места так и не добрались).

На четвертый день я к воде привыкла (сейчас ее даже не хватает). На третий день мы вымокли до носков и курток под проливным дождем, но было не холодно, колготки под джинсы мы предусмотрительно одели, куртки не промокли насквозь, потому как кожаные, но до Смольного (в котором — Институт благородных девиц) мы добрались только к позднему вечеру, поэтому сфотографировать его толком не удалось, но посмотреть — посмотрели.

Весь пятый день мы провели в Петропавловской крепости — откуда, собственно, город и начинался, там есть чего посмотреть, мы ее еще пофотографировали. Тюремные камеры борцов-ленинцев меня нисколько не впечатлили, поскольку наши нынешние зэки сидят в гораздо худших условиях. Там в храме — усыпальница всех российских царей и великих князей, начиная с Петра 1, очень муторно было читать на могилах семейства последнего императора Николая II «…убит в г. Екатеринбурге».

В шестой день мы походили по Васильевскому острову и по Петроградской стороне, на Васильевском так прикольно улицы называются: от 1-й до 22-й линии, а пересекают их — проспекты: Большой, Средний, Малый, но там — более современные дома и почти ничего интересного.

В седьмой и восьмой дни мы ездили на автобусах на экскурсии в пригороды Питера: Петергоф, Пушкин, Павловск. Там к юбилею города все отремонтировали, отреставрировали, открыли Янтарную комнату, правда, фонтаны уже были выключены. В результате экскурсий у меня в голове образовалась каша из информации о разнообразных царях, их отпрысках, быте, их архитекторах и т. п. Теперь временно у меня аллергия на экскурсии, а особенно на дворцы с их позолотой. Больше всего мне понравилась Янтарная комната, которую полностью восстановили и даже стребовали с немцев потыренные в войну кое-какие вещички. За эти поездки мы посмотрели Питерские новостройки в современных районах — ничего особо интересного не увидели.

В девятый день мы ломанулись смотреть Финский залив, обошли всю западную часть Васильевского острова, чтоб найти место, где можно добраться непосредственно до воды. В нашей части города до залива было значительно ближе, но там его не увидеть, т.к. там расположены Адмиралтейские верфи и приходят-уходят-разгружаются-строятся различного водоизмещения кораблики. Финский залив нам понравился (хотя, гораздо больше он нам приглянулся в Петергофе, где мы его увидели шатаясь по многогектарному придворному парку; там залив был такой бушующий, угрюмый, страшный-«свинцовый» и очень холодный); положенными монетками мы в залив, конечно, кинулись.

В десятый день мы, уже на метро, поехали в местную Лавру (название у меня к этому времени из головы выветрилось). Сама лавра меня не впечатлила — то ли дело Киево-Печерская. Но там еще размещены некрополи (кладбища) деятелей искусств и известных людей 18—20 веков.

Еще мы обошли и обсмотрели практически все (кроме 4—5, которые были у черта на рогах) храмы: православные, лютеранские, католические, еврейские, армянские, мусульманские, буддийские. В православные и католические, открытые для осмотра, заходили, в наиболее известных сейчас музеи, в Казанском соборе проходят службы, его мы тоже посетили. Удобно то, что можно приходить просто с улицы, купить билет, в стоимость которого входит экскурсионное обслуживание, послушать экскурсовода, а потом спокойно походить посмотреть чего тебе интересно, а не бегать толпой за руководителем.

В одиннадцатый день мы с утреца перевезли вещи на вокзал и еще немного пошатались по самым полюбившимся местам, потому как уезжали во второй половине дня.

Поездка обратно была уже, видимо для привыкания и примирения с реальной действительностью, совсем не комфортной, поскольку поезд был другой, бригада проводников в полном составе была как на исправительных работах по приговору суда, только кормили вполне съедобно: кашки, салатики, отварное мяско или рыбка.

В результате самостоятельной поездки (не через туристическое агентство) мы пробыли в Питере сколько хотели, жили не неизвестно где, а в центре, посмотрели все, чего надо было именно нам, и обошлась нам поездка в полтора раза дешевле (если не в два). И еще я наконец-то приобрела себе именно в Монетном дворе ромбик на китель — государственный знак об окончании юридического вуза (который нам не выдали при выпуске и которого мне на форменной одежке все это время очень не хватало).

Впечатления от города Санкт-Петербурга у нас остались самые радужные, несмотря на то, что мы по 8—10 часов ходили по городу пешком и уставали очень, день казался длинным, насыщенным, впечатлений набрались много-много; питались нормально — завтрак и ужин готовили себе «в номере», в обед чего-нибудь перекусывали в забегаловках в городе (которых по 1—2 в каждом доме), правда, сейчас на, не спорю, очень вкусные блинчики с разнообразной начинкой я смотреть не могу. Еще в Питере очень вкусно готовят пирожные в кондитерских — они совсем не похожи ни на Ё-бургские, ни на С-е, мы себе их в поезд взяли полакомиться и сожрали в один присест.

А вообще город не похож ни на один в котором я была, привыкнуть быстро к нему сложно, везде — камень и вода, мосты и фасады, дворы-колодцы и страшные подворотни, почти постоянный дождь, хотя, надо признать именно под хмурым небом город выглядит лучше всего; очень неудобное метро (в плане поездок из района в район и забитое людьми в любое время суток); сколько стОит транспорт в городе мы так и не узнали, поскольку народ местный ездит на метро или на маршрутках, а мы, в основном, изучали город пешком (чего там можно увидеть из окна автобуса?!). Жили мы на набережной канала Грибоедова (который, в отличие от сумского адреса, вполне наличествует), там ходит намного меньше народа и машин, зато на нем находится большая часть достопримечательностей, поскольку он петляет по всему центру города.

Еще я впервые в жизни (на третий день пребывания в Питере, походив по продуваемым со всех сторон Васильевскому острову) поняла для чего людям нужен коньяк — чтобы греться! Что мы, начиная с того самого момента, и стали делать. Оказывается, в городе разливают очень приличный коньяк, причем 3 звезды почему-то лучше, чем 5. Надо было видеть как мы отхлебывали по бо-ольшому глотку из плоской бутылочки прямо на улице (иногда даже в исторических достопримечательностых, втихаря), закусывали такими вкусными орешками в шоколаде. Зато мы совсем не простыли и не заболели, приехали в Ё-бург такими огурчиками (с пупырчиками).

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ

(из Екатеринбурга в Санкт-Петербург, там и обратно)

ОРФОГРАФИЯ АВТОРСКАЯ — М., (мои «5 копеек» в круглых скобках — О.)

…в 18.30 включили. О! Не так уж все и немыто.) К хорошему привыкаешь, однако).

23.10.03 Сравнение двух 8-х вагонов не в пользу второго.

Было: две проводницы, чисто вымытые стекла, одни плечики) дали еще одни, с себя), коврики чистые, сортира два, в обоих — бумажные полотенца, туалетная бумага, мыло. Титан горячий. Белье входит в стоимость билета, плюс по две бутылки минералки) свежая), горячие ужин и обед) мяско-свининка с гречкой и рыбка-горбуша (ха! «лосось») с макаронами (и еще салатики! Вот!!!)), сухой супчик, кофе — 2, чай — 2, сахар (ха! для некоторых любителей), бисквит, (конфитюр), маслице, хлебушек (по требованию), вилки-ложки- (ножки) -стаканчики «на раз», плюс пресса: два (полукомпьютерных железнодорожных) журнальчика, «Комсомольская правда» старая, но с программой, кроссворды — два.

Обратно: хлеб раздает проводница в мешке (СУПЕР!), чая во вторых упаковках нет вовсе, как нет ни стаканов, ни бисквитов (а конфитюрчик?!), зато попросили упаковку обратно, журналов два) один и тот же №) и все. Сортир один (загадка, которую мы разгадывали всю обратную дорогу): в вагоне едет 4) четыре) пассажира, из них три человека — в своих купе, один — курит в тамбуре, проводница моет стаканы (интересно после кого? потому как свои два мы мыли сами) в своем умывальнике, оба сортира — заняты! Вопрос: кто в сортирах?!! (Потом оказалось, что пассажирский сортир закрыт, потому как мыть два — лень, а проводницкий — ближе. Мой рефрен в дороге: «Безобразие! Открыт один сортир и туда беспрерывно гадят!») Жара. Титан 85С) поезд ползет). Проводница толстая сидит и смотрит в окно. Бумажных полотенец нет, но в салфетках выдали мыльце (?!). Еда, правда, такая же вкусная — «лосось» (ха!) с рисом и куриное мясо с гречкой, салатики прошлый раз были оба капустные, теперь во второй раз был помидорный (для меня!).

Если б не знали, что можно лучше, сочли бы нормальным. Это нам, видимо, в порядке привыкания к российской действительности.

За окном мрачновато. Уезжали осенью, леса разноцветные. Теперь, 10 (13) дней спустя, все голо. Кое-где снег. Под Питером и) рано утром) где-то на севере — елки в снегу, и сугробы нанесло. Вокруг Питера уже настоящая зима (оказалось — кукольная — растаяло все потом). Вчера как увидели, кинулись к окошку. Красиво. А так едешь: пруты торчат, стволы голые, да стерня кое-где. Все зимы ждет.

Подбросила нам проводница ящик. Сказала, что сухие пищевые добавки. До Кирова. Пахнет просто приправами) мол, у них проверяют) (а больше пассажиров нет).

Проверяют. Бригадир) ша) орет. Бригада, судя по всему, ленивая. Утром от проводницы пивом вчерашним несет.

Занавесок тоже нет. Отсутствие занавесок) штор) наводит на мысль, что тот вагон весь был «улучшенный».

Бригада вообще какая-то странная, бригадирша по радио вещает с каким-то акцентом. Где набирали?..


ЛАВРА. Станция метро «Площадь Александра Невского». Оказывается их две станции: 1-я и 2-я. Которая 2-я, та в чешуе, в кольчуге то есть. Невский проспект потому и «Невский», что прокладывали его от Адмиралтейства до Лавры (А какие бабы на Адмиралтействе!!! Пэрсик!). Так же и Вознесенский) почему тогда «Гороховая»? ).

В Лавре. Мостик через каналец. Перед ним — касса. Билеты: направо некрополь деятелей искусств, налево — ХVIII в. Еще должен быть музей городской скульптуры (есть, но ремонт).

Билет 30 рэ с носа. Взяли, пошли. В будочке кассирши роскошный голубой короткошерстный котище (я его чуть всего не ужмулькала). Вальяжный. За нами — группа иностранцев) вообще, если сколачивается группка из 5) и более) челов могут дать экскурсовода, мы (как обычно) сами). Иностранцы восхитились (не надгробиями), выслали на переговоры переводчика:

— Кот кастрированный?

— Вот еще! — обиделась бабушка-хранительница.

— А почему такой спокойный?!

— Британец потому что. — Тогда, пожалуйста, котеночка…

Направо как-то пустовато. Думаю: что, у них так мало деятелей? Или в 30-е годы выкопали? Достоевский, Гнедич, Крылов, Толстой, Комиссаржевская, Черкасов, Товстоногов, Чайковский, Могучая кучка: Кюи, Р.-Корсаков, Бородин, Даргомыжский, изобретатель синтетического каучука) резина — тоже искусство?). На XVIII — ступить негде. Дорожки тоже могильными плитами мощены, причем буквами кверху (некоторые — по могилам, аки посуху). Замшелые. Досок на многих нет. Кое-где мраморные, новые. Отчества только у князей и сановников, у купцов нет. У купца одного на могиле каменная лодочка, этакий коч новгородский. Еще здоровенное надгробие. Видимо, семейное: тут и мать, и княжна, и младенец Вера, и еще кто-то, по всем четырем сторонам.

В современный некрополь не пошли. Решили, что могил с нас хватит и еще билет. Тут хоть на воздухе.

Пару раз помянули.

Быстро в Питере к коньяку приспосабливаешься.


В последний день в Питере) 11-й) увидели Казанский при ясной погоде. В отличие от Спаса-на-Крови он смотрится.


13.10.03 1. Крюков канал) с церквями), консерватория, Мариинский театр, Новая Голландия, Николаевский дворец, Галерная улица, Английская набережная, Сенат и Синод, Медный всадник, Конногвардейский манеж.

2. По Невскому вдоль Главного штаба, через Зеленый мост) что такое ДЛТ — Дом литературного творчества?).

3. Между Малой и Большой Конюшенными какая-то церковь. Малая Конюшенная, 9 — нужный магазин, кассеты нету.

4. Можно посмотреть памятник Пушкину на площади Искусств) забыли) (ха! в последний день прошли всю Итальянскую улицу и площадь Искусств, вот!) и по Садовой улице к Инженерному) Михайловскому) замку, на углу) к набережной) Чижик-Пыжик.

5. Перейти Фонтанку по ул. Пестеля, налево можно взглянуть на Соляной и Пантелеймоновскую церковь. По Пестеля можно дойти до Преображенской, а по Маяковского до Костела в Ковенском переулке) по Рылеева до Маяковской налево: ул. Артиллерийская, 1 «Русь»); большая арка, по которой можно выйти на Литейный и пройти по нему; можно подняться по Соляному до Чайковского и пройти в Таврический сад; по Шпалерной можно пройти до Смольного; на перекрестке с Чернышевского — церковь «Всех скорбящих радость».

7. Улица Зодчего Росси за Александринским театром. Возле Аничкова моста Аничков дворец) пл. Островского), пл. Ломоносова, БДТ, Академия холода (?), до Гороховой) Синий мост) в магазин и по Грибоедова домой. Шоколад) Крупской) — магазин на Литейном — Пестеля.


14.10.03 На Росси не успели — нашли на Английском проспекте («…в первый проулок не надо, сворачивайте во второй проулок…» — Лермонтовский и Английский проспекты) «Пятерочку» и затарились продуктами подешевле, вернулись, пообедали и вышли около 2-х. (14 часов)

1. На Гороховую по Грибоедова в магазин сувениров или по Большой Подьяческой через Грибоедова по ул. Плеханова до Гороховой. Казанская,26) т. е. Плеханова, между Гороховой и пер. Гривцова) (от проливного дождя) спрятались в и-нет клуб посидели час за 40 рэ) ночь — 9 часов — 100 р.) на surganova.nm.ru, глянули почту; прошли по Гороховой к сувенирному магазинчику: присмотрели там 2 картинки, хрустальный шарик, купили открытки, поснимались у Исакия. Пошли по Гороховой на Росси, по дороге объелись блинами в «Чайной ложке» — вкусные, черти! На Росси меняют дорожное покрытие, улица вся разрыта, здания выкрашены странной краской — смотреть, в общем, не на что.

Пошли по Фонтанке. Дождь все усиливался. Пришлось пережидать его под крыльцом Цирка. Стояли, пока ноги не замерзли, а дождь не поутих, и пошли мимо Чижика на Марсово поле. Огонь потух.

В Летнем саду заглянули в Чайный домик. Сувениров, статуэток и картинок — куча, но ничего сугубо питерского. Где-то видели бочку с долларами, где? В каком-то старорежимном с порошками?! (да, в предбаннике к порошкам)) на Гороховой что ли?).

Вышли из Летнего сада) фотографировать там не разрешают — музей) и по Чайковского пошли искать Кавалергардскую, 4) а на Плеханова примерный дом мы нашли).

Через Таврический сад. Пролезли мимо мокнущих аттракционов, мимо заросшего тиной канальца-«капилляра» в сад. Сад чистый, пруд большой. Таврический дворец выглядит одноэтажным) но с окнами во-от такой вышины), обнесен зеленой сеткой, за которой виднеется) и не сеткой, натуральным металлическим частоколом) будка часового, как что-то военное. Развевается синий флаг, но не видно, что на нем.

Заметили музей Суворова (на Кирочной). Пошли на него посмотреть. Две здоровые мозаики: переход через Альпы и как собирается из сельца на войну) перед крестьянами речь держит). Не работает. Пошли по Кирочной на Суворовский проспект и нашли там, в двух шагах, дом на Кавалергардской. №6 — какая-то академия) военно-морская?). Подворотня №2 (и 4?) на кодовом. У ворот маленькая кофейня, а на углу крутая парикмахерская. Обычный дом. 1 парадная) 15 квартир), 5 этажей, потолки низковаты. Потоптались возле подворотни, пошли искать Смольный.

Нашли голубой) или лазоревый) Смольный собор среди П-образных покоев) четыре башенки с луковками по углам), монастырские покои что ли? Квартирует там ЛГУ, факультеты социологии и международных отношений, академия предпринимательства и чего-то, где повышают квалификацию аудиторы. Засомневались: что-то не похож на штаб революции.

Штаб, оказалось, мы уже прошли.

Ведут туда два пилона с орденами города Ленина. Подсветка. Чистенько, миленько.

Дальше понеслись (бегом по Суворовскому) на Московский вокзал. Сортир! Почта! Обложки для пенсионного и паспорта в световом зале — дешевле (а купили все равно в переходе). В метро. Пиво «Невское-триумф». По Грибоедова домой. Наконец насобачились ходить по Средней Подъяческой. Хорошо: тихо, прохожих мало, машин тоже, воздух чистый.

В парках у них народу много. На колясках чехольчики пластиковые — чтоб дите не намокло. Зонты-трости. Дожди… Дожди.


Куда: сфотать атлантов; Исакий и Храм на крови — посетить; Петропавловку, Васильевский остров, Новую Голландию — досмотреть; Александро-Невская лавра; Литейный, Лиговский (фи! смотреть там нечего, проехались и не пошли); этот синекупольный (гвардейский, ничего-себе-такой).


17.10.03 Три дня не писала.

15.10.03 Бродили по Васильевскому острову. 16.10.03 Петропавловка. 17.10.03 досматривали крепость, перед ней — Исакий, после — Спас на Крови.

На Гороховой, 8 купили маленький путеводитель и побежали к ИСАКИЮ. Купили билеты на колоннаду и в музей, в храм, то есть. Зашли в храм, убедились, что набежала детей куча и пошли наверх. По винтовой лесенке. Если судить по дыхалке, этаж 9—10) одна длинная, винтовая и еще две лесенки (приставные) сварные, блин!) железные, ветер в них завывает не слабо!)). Иностранцы ходят в какую-то другую дверь) лифт там у них, что ли?).) «Туда не ходите, там для иностранцев, дорого»). Для иностранцев и в самом деле дорого. Если для нас 50 рэ в Собор и 25 наверх, то иностранцы (сюда) и в Спас 250 и 50. таблички висят, типа: «Цена билета 250 рублей. Для граждан РФ и СНГ, исключая Балтию, льготные — 50 рэ) взрослые) и 25 рэ) дети)». По определенным дням студенты везде бесплатно. Петропавловка вообще дешевая: единый билет 20 рэ и Невская панорама 20) для иностранцев 120 рублей).

Влезли наверх и обрадовались — тепло! 7С по сравнению со вчерашними 3С — жара. Но перчатки все-таки надели. И правильно: с запада) залив, верфи, портовые краны) подуло так, что мозги выдует (на фотке по некоторым видно), с юга) направление подписано на крыше красным по жести) памятник Николаю I. С крыши мы наконец обнаружили Почтамт, который искали 4 дня.) Как и следовало ожидать — на Почтамтской улице. Бросили два конверта. Купили три открытки и закладку с фонтанами.)

Контрабандно сфоткались. За съемку 50 рэ. Периодически колоннаду обегает бабушка и контролирует. Билет на съемку покупают в кассе или непосредственно у бабушки, в будочке на колоннаде. Она клеит на обладателей таких билетов красные и желтые (в храм) ярлычки) те же, на которых цены пишут), на одежду или на кофр фотоаппарата.

Посмотрели, заметили вдали знакомые главы соборов. Еле опознали Новодевичий) Смольный). Михайловский замок отовсюду виден хорошо и легко различается. Троицкий) Измайловский) (который ранее проходил под ником «синекупольный»), Екатерининские) два) на Васильевском и Андреевский (там же). Видно, какой длины Зоологический музей, краны порта, золотые деревья) полуоблетевшие уже) на площади перед Сенатом, «Асторию», блестящую оцинкованной жестью, и еще 3—4 такие же блестящие крыши, а остальные все ржавые и страшные. Снимать такие не хочется.

Осознали, что О. была права (а як же ж), и что лучше с холодной колоннады в теплый собор, чем наоборот. Спускались по такой же винтовой лесенке, но с другой стороны (НС там какой-то фанат увековечил). Щелкнули какого-то киргиза (вроде казах) — попросил. Уселся на ограждение, мы ахнули. Часто просят их сфотографировать (туристы). Ольга их добросовестно снимает (ну, добрая я вся такая).

Собор. Камень. Империя. Витраж с Христом в алтаре. Вытертый тысячами подошв мрамор пола. Ольга свечку поставила — там сбоку — церковь действующая, «ледей» просят входить в головном уборе.

Сошлись на том, что это наш любимый храм в Питере.

Мрамор. Камень. Колонны.

Экскурсоводы говорят много, но как-то отрывочно: длина, ширина, высота, сколько в соборе чего весит, когда чего…

Бродим и любуемся сами. Сваи 7 м, на них фундамент за все время дал осадку 50 см) остальные строения — в землю постепенно уходят). На его месте последовательно были три церкви первая деревянная, третью достраивал второпях уже другой архитектор, не тот что начинал, исказил замысел, это никому не понравилось) цари у нас, оказывается, в архитектуре разбирались), и было решено строить нынешний. Макет собора. Купол в разрезе — макет. Леса для установки колоннад портика.) А Казанский теперь действующий. Музей истории религии выселили напротив почтамта). Бюст курносого Монферана.

Извосхищались. Наборы открыток покупать не стали. Отражают собор очень мало.


СПАС-НА-КРОВИ. Пять глав, 6-я над местом убиения государя. Такой шатер на 4-х колоннах, оградка с воротами, через ажур видны булыжники тогдашней мостовой и гвоздики алые на месте его смерти. 62 года. Росписей в храме нет. Весь от пола до куполов мозаика. Если заглянуть в каждый купол то на дне его) на потолке?) — лик.

Голубой фон) лазурный). Голубые одежды) плащ) Христа. Орнаменты и стебли растений) украшения) — каждый уникален. Толщина мраморных мозаик пола 5 мм.

Храм для царской семьи (построен по просьбе умирающего Александра II его сыном — Александром III в псевдорусском стиле). Богослужения свершались по праздникам. Люд стоял снаружи.

Лежат дорожки. Истоптанные, но похоже, рисунок был под мрамор.

Мраморный иконостас. Резьба. Очень теплый цвет (итальянский мрамор, переход от темного к светлому совсем наверху).

Две маленькие мозаики в киотах) Св. А. Невский). Техника их изготовления отличается от остальных: делали целиком — набиралась мозаика — кусочки смальты) 12000 оттенков), шлифовались.

Большие: клеилась смальта на рисунок по кальке, сверху арматура и бетон. Получившиеся блоки укладывались на стены, швы заделывались смальтой. В косом (может косопадающем?) свете, если приглядеться, видны стыки.

Уникально. 24 года строили, 25 (27) восстанавливали.

Гербы. Много гербов в приделе (снаружи, все не опознали).


Кратко ПЕТРОПАВЛОВКА.

(Мост) через Кронверкский. Облицовка гранитом при Екатерине (там, на стенке, так и написано). Через щели — хлам внутри (стен). Пляж. Холодно (но народ сидит, отдыхает; песочек беленький такой, симпатишный). Через ворота внутрь, по булыжникам. Направо — печатня. Действует. Литография. Ксилография. Можно увидеть как. Суббота-воскресенье — мастер-класс для детей, цены 150—250 рублей. Киоск. Купили змея. Побродили. Прочитали, что выпивать нельзя. Пошли на Невскую панораму. Это по крышам с равелина на центральные ворота.

Холодрыга. Выложена старая панорама с экспликацией. Гравюра. Можно сравнить.

Фотовыставка) это все вчера) швейцарцев. Конкурсные снимки. Питер ночью, днем. Прямо на крыше листы закреплены.

Спустились (не, неправда, еще «погрелись» возле главной пушки). Набрели на Ботный домик. Там ботик Петра (копия), касса и сувенирная лавка. Дудки. (ДУДКИ!) (Купили мы потом эти дудки в каком-то сувенирном магазинчике, там такая продавщица — безусловно наш кадр — сыграла весь свой репертуар на имеющемся ассортименте, как обычно, некоторым глазки построили…)

Пошли искать равелин) тюремный) и наткнулись на киоск Монетного двора) он там же). Купили юр. знак (УР-РА-А-А!!!), посетили WC) 5 рублей) (хорошо-о!). Билетерша клозетная нас запомнила (встречает на пороге): «У нас девушки в таких куртках не ходят!» (неправда! ходят прямо по городу, правда, наши покруче будут), и назавтра) т.е. сегодня) поздоровалась.

Магазин Монетного двора (Ура еще раз! Решился вопрос с сувенирами. Для всех. Всем — монетки-жетончики, еще схемки метрошные с жетончиками, на цепочках, разные, себе — два Гагарина по 2 рэ и некоторым Петра — на память). Выставка. Медали, казначейские билеты и денежки, жетоны и ордена. Фрачный орден Ленина) с комсомольский значок), Богдан Хмельницкий I, II и III степеней, первой — самый большой. (Новый орден Андрея Первозванного: цепь с камнями, розетка на фрак, перевязь,…).

Порадовались ностальгически, увидев знакомые рубли, трешки, десятки. Незнакомые, почти квадратные — послевоенные. Размером почти с «окно в Европу» — «катеньки».

Равелин. Камеры вполне благоустроенные. Печки на две камеры) голландки), канализация в полу, заделана. Похоже, был еще рукомойник, но воду так наливали, а «утекали» уже через трубу.) Воняло, видимо).

Еще в Комендантском (доме) краеведение на первом этаже. Кабинет за стеклом… зал, где объявляли приговоры декабристам, и стела с фамилиями оных — на втором. (На Кронверке место казни посетили. Арсенал снаружи обсмотрели. Впечатляет размерами. Напичкан) набит!) военной техникой. Доступные части разного вооружения ощупали).

Обслуга, бедная, домой побежала, не дождавшись 18.00. (всех погнали до завтра)

В Питере — контраст между бедными и богатыми. Богатые шубы ходят пешком до метро) а у нас они ездят) и бросаются в глаза.

А, еще Собор с усыпальницей. Мраморные саркофаги. Белые, новодел. Два цветных: зеленый и красный) Александра II, кажется, и его императрицы). Романовы, начиная с Петра: две Екатерины, Павел, Елизавета, Александры, Николай I. Отдельно: семья Николая II (он тоже там) в стенах, и гроб царицы Марфы Матвеевны — жены брата Петра, Федора.

«Убиты в Екатеринбурге». Такое внутри неудобство. (Особенно у меня. Сразу захотелось куда-нибудь из храма деться, как будто у меня на лбу было написано, что из Ё-бурга приехали.)

Храм небольшой. Росписи.


На другой день. Печатня. Временная выставка: архитектура — Спб, Хельсинки, Рига, Таллинн, Стокгольм. Другая выставка: русские в Финляндии. Запомнились изразцы и Маннергейм) целый зал ему посвящен), макет Орешка (оказывается, войска Петра не Шлиссельбург штурмом брали, а Нотебург. Врут они, в учебниках-то!).


18.10.03 ПЕТЕРГОФ. Автобус Neoplan. Красный, лесенка на второй этаж. На мягком ходу. Подставки для поесть (еще для ног), крючки для зонтика. Обещали, что дождя не будет, но он был. Потели стекла, и ветровое все было в каплях дождя. Забавно смотреть как капли ползут по стеклу горизонтально справа налево, по ходу движения. Протирали салфеткой из MacDonald’са. Уехали в 12.30, приехали) слезли на Фонтанке-Московский проспект) в 18.30. Возвращались по объездной дороге через Пулково) кому-то из VIP-ов приспичило покататься, гидша ругалась).

Фонтаны уже не работают.) Оказывается, они и летом не работают беспрерывно).

Большой каскад спускается в Финский залив, «в свинцовые воды Финского залива». Выше дворца и верхнего сада, через дорогу — накопительные пруды. Население летом купается в них, там чище.

На стоянке с дюжину автобусов) наш самый крутой). Здесь же начинаются сувенирные ряды — все то же: пилотки-матрешки-балалайки-хрусталики. Когда уезжали, в автобус зашел коробейник. На самом деле — реставратор. Предлагал отливки) то ли Чесменская комната?) 1:1, круглые, 50 рэ. Венера, Гера, Гермес и еще кто-то.

Стрельна.) р. Стрелка, в которой водилась форель).

Внутри дворца магазины со всем этим добром дешевле, чем в городе.

«Особый домик» с ювелирной коллекцией царской семьи уже закрыт.

На входе выдают бахилы. Гардероб. Сумки 30х30, если больше или фото- видео- безбилетные) примерно 100—200 рэ) — тоже сдавать.

Пошли по залам. При входе фонари-светильники: как бы потолочные подсвечники в стаканах-футлярах (от сквозняков). Всякие часы-вазочки тоже под колпаками. Мебель) обивка) в прозрачных тканевых, похожих на капрон, чехлах. Обои тканевые и двери укрыты панелями оргстекла в человеческий рост, чтоб лапами не захватывали.

— камер-секретари) хронику дворцовой жизни вели);

— аудиенц-зал — узкий, в позолоте и зеркалах;

— «морской» — картины по стенам типа Айвазовский (вообще-то это картины сражений с турками, Чесменские);

— тронный, с портретом Екатерины в форме Семеновского полка) и Елизавета в форме (где-то в другом зале));

— столовая, с видом на трон Николая) вензель N), фаянс;

— китайские гостиные, наборный паркет, лаковые панели, обои — роспись по шелку, фарфор;

— портретная зала.

В парадных залах на потолках картины. Во внутренних покоях полы попроще, потолки белые. Реставрировать начали примерно в 60-е годы. Картины) полотна) спасли все. Спасли несколько дубовых панелей в дубовом кабинете Петра I. Посуду спасли, но частично побили) впрочем, били еще в те царские времена). Были развалины (после войны)) обгорелый кирпич). Дубовый кабинет восстанавливали практически заново.

Один из залов — двери и панели: резьба уже привернута и прибита, но еще не позолочена и не покрашена) гораздо симпатишнее).

Внизу (на нижней террасе), на берегу Финского залива — Монплезир. Одноэтажное строение. Мраморная (терраса со ступенями). С деревянными стульями-скамьями и видом на воду.

Статуи частично уже закрыты дощатыми будочками на зиму.

Китайский садик.

В туманной дымке виден Питер и стоящие на рейде суда (последние видно гораздо лучше).

Из фонтанов спущена вода, и дорожки английского парка усыпаны листьями. (Некоторые впервые прошлись по желтым листьям кленов, мокрым, правда. Восторгов было!). Внизу английский (парк), вверху (на верхней террасе) ранжированный французский (в нем, в отличие от первого, все подстрижено-вычищено).

Из окон дворца вид по-прежнему чудесный.

От обилия позолоты устали (то ли еще будет послезавтра).

Торопились домой и в гей-клуб к 9-ти (21.00). Но никуда не пошли (домой-то добрались и там зависли). Пилить из Коломны на 5-ю Советскую!…

Метро до 12.30 (в 00.30 заканчивает работу) переходы закрываются раньше.

Рассудили, что пить до 5 утра здоровья уже нет, а в бильярд играть не умеем (некоторые так и норовят в центр шара запулить, отчего тот неприлично подпрыгивает и влетает, не скажу что в лузу).

Дети… Нажрутся… Примерно 500 рэ. Немного добавить и можно в Царское Село съездить. Жаба давит и лень.

С другой стороны: были! и не сходили!

Хрен с ним.

Теперь на очереди Пушкин, т. е. Царское Село с янтарной комнатой.


Буддийский храм; Петр Шемякина; автобус; конфеты и булочки (планы, планы. До первого пункта не добрались. Остальное — исполнили).


Питерцы обожают пирожные. Кондитерские в центре на каждом шагу. И дорогие кофейни.

И вполне демократичные: у Спаса попили кофе) 7 рэ пирожки, 7 рэ кофе).


На 3-й-4-й день. Сообразили, зачем в Питере коньяк. Замерзли на Васильевском острове (точно на 3-й, так примерзли к земле питерской, что настоятельно захотелось кофе с горячительными напитками, а кофейни «демократические» не попадались в этой части города, и кофе там только растворимый).

Выдули плоскую (бутылочку-фляжечку) за 2 дня. И побежали в «Пятерочку» за следующей.

Взяли «5 звёзд», оказалось, что «3» — мягче и лучше (а ничего себе в Питере коньячок разливают).

Топали по Ново (?) — Адмиралтейскому каналу мимо верфей и направо через мост к Английскому проспекту — какие-то мрачные кирпичи — вроде сад) усадьба), но на карте нет. Завернули на Английский — на проезжей части три раскуроченных (частично взорванных) грузовика) вроде ГАЗ) и дом, с виду нежилой, хотя окна (стекла) есть, и подворотня вроде после пожара…

[«После пожара» мы к Петергофу насчитали 9 или 10.

С этого, собственно и началось наше знакомство с Питером — с «погорелого театра») на самом деле, наверное, магазинчик «Ткани», на Садовой, ближе к Гостиному (в Апраксином дворе, в общем))]

…Завидев в глубине подворотни 2 (подсвеченные луной) неясные фигуры, припустили к универсаму. На свету — вроде ничего. (Весь ночер жутики вспоминали. Как в фильме ужасов картинка получилась).

Как-то дико, что идешь после 8 (20 часов) и через асфальт тянутся ручейки — ссут прямо на стены и водосточные трубы (все столбики метят, гады). (Мы это мистическое явление долго и со всех сторон обсуждали, потому как в 19.00 идешь, еще все сухо, в 20.00 никого подозрительно стоящего не обнаруживаешь, а в 20 часов с минутами — уже ручейки, и много — загадки Питера. А вообще-то там больше негде реально душу облегчить. Особенно после пива. По себе испытали).

20.10.03 ПАВЛОВСК+ПУШКИН

С 11.00 до 19.30. Долго стояли в очереди в Царском Селе. Иностранцы в той же очереди. Индивидуалы с 16.00 в отдельной очереди.

Екатерина подарила земли Павлу на свадьбу) и Гатчину тоже).

В Царском Селе) Растрелли), печи потом построили (на лето цари приезжали, тепло им и так было — не зря 10 детей состряпали).

Павловск был разрушен весь, одни руины (на послевоенных фотографиях). Гатчина почти вся сохранилась.

От обилия залов, честно говоря, устали. У меня Павловский и Екатерининский дворец уже перепутались. (Не, в Екатерининском — янтарная комната, и снаружи он голубым покрашен. А еще в Павловском дворце стены мраморные. Во всех комнатах).

Рукодельница Мария Федоровна. 10 детей, все выжили. Токарный станочек: чернильные приборы, головка (в смысле — голова) — портрет мужа, янтарная вазочка (откуда надо руки у царицы были). Жена Павла. Пять живых языков.

Мария Антуанетта подарила М.Ф. туалетный набор (фаянсовый, с кучей прибамбасов. Бережливая М. Ф. не пользовалась, только любовалась, с ее пор набор хранится под стеклом).

Павел: пять живых языков + два мертвых (оба супруга владели пятью музыкальными инструментами) разными или нет, не уточняли), по этой причине почти в каждой комнате в Павловске стоят клавесины, прикольно так выглядят).

Парки. На парки времени не хватило, только схемы посмотреть. Облетели уже. Статуи частично спрятали.

Ехали сначала в Павловск) потому что в Пушкине — воскресенье — очередь во весь двор).

В Павловске попали (ха! бегать надо быстро за нужными людьми) в 1-ю группу и успели посмотреть выставку интерьеров XVIII — XIX веков.) Орех, дуб, тополь, карельская береза). Усадебные гарнитуры) кабинет, столовая, гостиная). Городские буржуйские) отовсюду понадергали + шкуры с головами — ну, почти как у нас). (Еще побегали по непарадным жилым помещениям царской семьи, миленько так, если без помпезности).

Опоздали, задержавшись в сортире) сколько было!) (а я — бегай, всех ищи, сторожи покой!), но без нас не уехали.

А в Пушкине кого-то оставили) честно предупреждали, что ждать будут не более 10 минут, а ждали 15 (если б мы прошлый раз не опоздали, успели б в Пушкине часть парка посмотреть)).

Посмотрели 28 залов из 50-ти с лишним (не восстановили еще).

Янтарная комната, за ней залы, повествующие о том, как восстанавливались. «Рургаз» — спонсор.

Немцы вернули нам панно-мозаику (из полудрагоценных камней) и комодик) немецкое правительство выкупало из частных коллекций).

Четыре тонны янтаря из Калининграда, 20% использовали (для янтарной комнаты. Остальное на поделки пошло, тоже ничего себе): мундштуки, плашки, офицерский) джентльменский) набор, шкатулки) если присмотреться, прозрачные). Инструменты.

Лестница парадная с фарфоровыми вазами и тарелками (династии Цын или Мун?!)

Парадный зал, 900 кв. м. Все простенки в зеркалах и канделябрах, а вернее, деревянный позолоченный декор с подсвечниками.

Портреты императоров в деревянных рамах, еще не позолоченных.

Кабинеты Павла и Марии Федоровны в Павловске (библиотеки в обоих, книги с закладками).


21.10.03 По Evronеws +3С, по местному -3С. Солнышко светит. Собрались на почтамт) минут 25, потом в Лавру, потом — на Финский). Вчера.


22.10.03 Невский, 110. «Рок-подвал». Пришли в 10.30. За подворотней дли-и-инный проезд. Плоская рукодельная вывеска со стрелкой. Стрелка указывает на глухую железную дверь в стене. Облезлую. Без признаков жизни. («Погрелись», не на Невском же).

Походили вокруг. Купили в «505» «Тоску» (опера такая, давно разыскивали). Приценились к «Матрице II» — 240 рэ. Решили, что много (правильно решили, в Ё-бурге дешевле гораздо взяли), и что надо вначале посмотреть 3-ю часть.

Потопали вверх по Невскому, заходя во все приглянувшиеся «iдальнi». Кофе «от 43». Внутри выясняется, что «эспрессо») вода, видимо, пропущенная через кофейный автомат) — 26 рэ, десерт в вазочке от 24, но пристойный — 46—63.

Вспомнили про торт и решили, что его брать дешевле) «Метрополь», Невский,106 (104?). Торт «Миндально-йогуртный с черной смородиной» 0,5 кг, 95 рэ. Вещь!!!).

В итоге пришли-таки опять в «Чайную ложку». Взяли по паре салатиков) селедочка из-под шубы решила потом повспоминать (видимо, некоторых)) и блин со сметаной (для некоторых особо голодающих) + чай с кленовым ароматом, итого 120 рэ (на двоих). (А дешевле всего мы питались в MacDonald’s — 88 рэ за двоих — обед+сортир).

Поскакали на Итальянскую улицу. Проскакали Шведский переулок (это некоторые «скакали», ха! а я таскала по Питеру М-ну «Тоску» под мышкой). На Большой Конюшенной посмотрели в карту и пошли обратно. Выяснилось, что «обратно» мы уже ходили (а, по сути, нам все равно в другой район надо было, уже в поезде обнаружили).

На Театральную площадь все-таки в темпе вышли.

Ничего особо достойного внимания кроме памятника Пушкину не нашли. (Так его и не вспомнила, до сего момента думала, что мы до него не дошли. Видимо, мне все впечатление выбило столбом в висок) Поискав, загляделись на дом. Дом был ничего (очень даже). По дороге был столб. Пустой (это я очень вскоре выяснила), железный. Главное, как говорит О., «звонкий» (гулкий!, слушать надо внимательно) и твердый. До сих пор стыдно (некоторым!).

(Еще мишку) живого) видели. Липисины ел. К хозяину приставал).

В 12.50 в «Рок-подвале» признаки жизни были налицо. Перед воротами (подворотней «дли-и-инной») ходил мужик-бутерброд, чтобы страждущие не промахнулись.

Брать особо нечего, т.е. ничего интересного == «Таркус» (ё-бургский).

Пошли искать тортик. Прошли мимо «Метрополя», решив, что это не про нас (типа, «Астория», «Англетер»…).

Посчитав дома и лавки, решили, что нам именно туда. Думали (стоя час перед витриной): съедим ли, сумеем ли? Зря думали! Вещь!!!

Обложка для паспорта так и осталась моей п-бургской мечтой (есть повод вернуться — осуществить). Будем искать в Ё-бурге.

Зато купили вчера шнурки в «Ecco». Питерские (ура! У меня тоже память о Питере останется). Продавщицы посмотрели на наши ноги и зауважали (нас тоже).

Приехали на Ладожский вокзал) в метро, запинаясь, объявляют: «Следующая станция — Ладожская… Ладожский вокзал»).

За эти 10 (почти 11) дней его (вокзал) немного обжили: заработала почта, в кой-какие лавки завезли кой-какое холодильное оборудование.

Вообще, если осмотреться, то вокзал как пригородный — совершенный и удобный.

Посетили второй раз сортир) 5 рэ с носа) (судя по количеству упоминаний — самые сильные у некоторых впечатления о сём остались). Посидели на 2-м этаже в зале ожидания («на дорожку» и тортик упаковать). Прочитали на табло: 3 поезда — Екатеринбург, Хельсинки и Мурманск.

Наш подали на 3-ю платформу, 10-й путь) это как?). Забрали в камере хранения сумки: одну крупногабаритную и одну малогабаритную) рюкзак) и пошли.

Премся мы на поезд: с двумя рюкзаками, большой сумкой и тортиком. О. тащит рюкзак и сумку, а я несу рюкзачок и тортик (в пакетике, за бантик). В пакетик тортик и «Тоску» сховали от любопытных глаз.

(Зря опасались). В вагоне нас было 3. Мы и проводница.

По такому случаю пожрать) горбуша в рисе) принесли быстро (через 40 минут). Проводница хотела завалиться поспать. Вкусно! Топят. Радиатор греет лучше, чем титан. Едем в майках и без носков. Полторта съели махом. Еще один мах будет вечером. Занавесок нет, наверху пыль, окно давно немытое, потолочный светильник не горит. Пробавляемся ночниками.

К хорошему быстро привыкаешь…

Ё-бургские дополнения

Васильевский) остров). Два «Бродвея»: Большой проспект) есть еще Средний и Малый) и 6—7 Линии. На их перекрестке — станция метро, соответственно, окрест метро и цивилизация. Бутики. Плиточный тротуар в узорах. Роскошная кофейня в японском)?!) стиле. Макдоналдс. Само метро) станция) снаружи — страх и ужас.

Остальное — «совок». Вполне социалистические магазинчики с таким же ассортиментом. Позабытых фасонов тряпочки на вешалках.) Но надо учитывать, что социализм — ленинградский, пристойный, т.е.). Кулинарии)!), пирожки и жареная рыба, салаты. Дешевле, чем в центре, но на вид слегка подозрительные. Обязательные пирожные.

6—7 Линии — это две стороны одной улицы. Изначально вместо проезжей части были прорыты каналы) прожекты Петра), потом они пересохли и их засыпали. Всего таких линий, кажется, 25 номерных и еще две или три именные (Съездовская, Менделеевская…)) Творить как Гонкуры, увы, нелегко — скобками мы пользуемся каждая на свой лад.)

Собор Св. Андрея. Свежеотремонтированный к 300-летию. Екатерининские — не успели) или не планировали). Одинаковые они, что ли? Потом прочитали, что вроде как они разных исповеданий, один — немецкий. «Немецкого») в старинном смысле), на Васильевском много. В петровские времена на нем селились, как бы сказали в 30-е, «иностранные специалисты».

Май 2004
Крымские заметки

(записаны в две руки. Основной текст — М., мои «5 копеек» в различного вида скобках и другим текстом в конце)

09.05.04 Включили свет, можно писать. За окном пронеслась ст. Уржумка. Находится рядом с острой такой, отдельно стоящей горой (посмотреть в атласе как называется (. О. говорит: «Белая» ((просто так сказала)). Проезжали Челябинск. Целых три озера. Живи себе и купайся. Миасс — город под горами. Вокзал на отшибе, и тут, между горой и железной дорогой, построили жилой райончик: дюжина 9-этажек (м.б. больше, нам не видно было (. Впечатление, что чуть побольше Судака. Хотя считается, что крупный город. Челяба, Магнитка и Миасс. Не поняли.

За то время, что ехали ~ 8 часов, успел сломаться титан. Было 85С, 70С, 65С… Мы собрались поужинать; думали: вот, нагреется… Фиг! Приуныли. Но починили. Зеленый чай для утоления аппетита — самое то! Оказалось, что впервые не взяли печенье. В голову не пришло. Забыли: газетку — рюкзаки поставить, поильник на бутылку. Не взяли: бурдюк. Чего наврем Хл.?! Лишнее: 3 чайные ложки, железные + четыре пластиковых набора вилок-ложек.

Бригада после взрыва еще не ходила. Народу в вагоне много. Ребенок 1 (один (.

Темнеет. 22.20 За окном — здоровый погост. Бренность бытия, в общем. Видимо, скоро Златоуст. Застанем салют или нет?

Забыли народ поздравить с праздником Победы. Не почувствовали как-то, что праздник. 1 Мая спали, 2—4 окна мыли да стирали. Отвыкли от праздников. Вот 4 дня на работу не ходить — это да! Репетиция отпуска.

Перед отъездом включили комп, увидели в почте письмо крымского туроператора. Написал, что тепло, но море не прогрелось. «Окунуться можно, а серьезно поплавать еще нет… Заказывать ли трансфер?». Чтобы парня не обижать, написали, что наши планы, к нашему сожалению, изменились (типа: взрывы, начальство… (.

Однако, в Златоусте вокзал!.. От такой! Новый. В Челябинске, кстати, тоже. Свежеотремониторванный, над путями. Все часы на вокзале показывают одно время: 12.00. (А у нас все тот же ампир. Во время чумы. (


10.05.04 10.33 по Москве. Ст. Кипель. Наутро оказалось, что детей в вагоне трое ((размножились, наверное)). Титан с утра опять 65С. Рискнули залить «Жокей». Получившаяся коричневая водичка с кофейной крошкой, тем не менее, вкуснее растворимого от лучшего производителя банок для окурков. О. портняжничает — майка не выдержала очередного спанья на верхней полке и протерлась в ключицах. Думаем, что обед себе придется готовить раньше — пока титан натоплен. Есть, видимо, холодное. Но мы тренированы рабочими обедами.

Мужик в коридоре смотрит в окно в солнцезащитных очках. В Самаре — весна. Листочки распускаются. Черемуха цветет, вишни да яблони. На огородах уже кое-что взошло. Тюльпаны, например.

Вчера после Златоуста увидели на склоне горы чего-то желтенькое на ножках. Грибы. Какие грибы в мае?. А что?! Под окном не разглядеть, потому что вагон быстро проносится, а дальше — зрение не позволяет. Решили, что нарциссы. Вспомнила, как сто лет назад шли мы с И.И. (большой (от Гати до Семи Братьев и кругом — подснежники, подснежники. Был июнь.

О. кашеварит. «Вкуснятина» + кукурузные хлопья + свежий кипяток. Все под салфеточку. ((Приятного аппетита!)).

Надо было взять: маленьких пакетиков побольше (спасибо Светке (и на чем резать помидоры, карту железной дороги — чтоб знать какие речки, горы и озера проезжаем. Тетради, наверное, тоже надо было две.

Сейчас Самара, думаем, что брать: конфеты или мороженку. (Ручка, которой пишу, с виду У!, а в деле — г… (

Вагон не новый: ни салфетки, ни дорожки, но зато нет третьей полки — на 2-й можно сидеть. И есть откидное сиденьице. Алые тюльпаны на огороде — это красиво. Все-таки надо было поменять обратные билеты –2-местное купе — это вещь. Не сходила, зараза, глухоты своей постеснялась. В поезде, блин, уже и не поговоришь. Одно слово из 10-ти. Абыдно.

О. выясняет, почему в Самаре теплицы. «Это что, еще не юг?». Я думаю, что еще не юг, потому что весной заморозки, и помидоры дохнут в открытом грунте.

По радио попсятина (в Питер — «Наше радио» крутили (. Прикольно: при прогнозах сначала верхнюю границу объявляют, потом нижнюю, и влажность.

Ночью топили. В коридор выходишь в 5 часов, такая жара. Самара. Стоянку с 30 минут сократили — опаздываем. Съели самарскую фруктовую мороженку. Торгуют коробками конфет, но мы их брать не стали. Через купе от нас едет существо невнятной половой принадлежности. О. посоображала: «Кто?! Старая?». Тебе, небось, все молоденьких подавай! О, новости: Кадырова убили. Видимо, за Яндарбиева.

Нож наточила острый ((вот-вот, пользоваться надо уметь)). Теперь пользуемся пластиковым — тоже хорошо режет.

Зашла проводница с пылесосом. Спросила строго: «Где ваш коврик?!». Не придумала, куда мы его дели, и честно ответила, что его у нас нет. (Я даже соображать стала, куда ее могла деть (. «А где?» Хм, где? ((Где-где! Сменяли на туалетную бумагу!)).

((Лежу, зырю на Куйбышевское водохранилище, Жду г. Сызрань, уговариваю мочевой пузырь потерпеть еще час. Запахло мяском) явственно). И реклама по радио: «Микоян — ведущий производитель колбасных изделий!». Вот, ведь, радио пошло — уже и запах передают!))

Поели мы, однако, «Черкизовскую», купцовую (или купеческую. Палец, блин, писать же неудобно! — Читай чего на тетрадке в верхнем углу написано (. Как-то без выражения. Подумали только: всю съесть, чтоб не испортилась?

Тренировались пальчиковой гимнастикой. Соседи заволновались: решили, видимо, что две бабы впали в детство.

Солнце греет и в вагоне душновато. Опаздываем, поэтому гулять не дают, только высунуться, подышать.


11.05.04 Сегодня мы проспали Родину-Мать. Всем вагоном. Причем надо учесть, что лично мы встали в 5 утра, чтоб с удовольствием умыться до того, как на ручку двери сортира повесят «санитарную зону» до Волгограда. Умылись, посмотрели в окно, за которым моросил дождь, улеглись на нижней полке под одно одеяло… Проснулись — стоим в Волгограде, и, видимо, давно уже стоим. Когда такой дождь, в вагоне тепло и уютно, только через дырку в полу туалета задувает.

((забыли: причиндалы к слуховому аппарату, крушину ((

Я задрыхла опять. О. пила кофе. Потом настала моя очередь его пить. Смотрели в окно на ковыль, на цветущую по садам и погостам сирень, на свежую листву и цветы в траве, неизвестных горожанам названий, пили теперь уже чай, закусывали его орехами и изюмом и вели беседу, хм, о чем? О вилянии климата на национальный характер.

Проводники «Киев-Астана» у местных в Саратове: «А как ваш город раньше назывался? — Да Саратов. — Ну, нет, а еще раньше? — Саратау, наверное…».

О. горда тем, что показала мне цветущий каштан. Здесь, в Поволжье, они растут только во дворах. Знаменитых пирамидок-соцветий я на расстоянии не разглядела (да и сам каштан — на 2-й раз (. Но издали, как молочно-сливочная кипень на кроне. (Какая-то далекая ассоциация с тортиком (.

Разглядела МПСовские подстаканники. На моем — земной шар, увитый с одной стороны лавровой ветвью, а с другой — лентой с надписью «мир», над глобусом в солнечных лучах парит голубь мира, в сетке параллелей и меридианов отчетливо просматривается: какую часть Земли занимает ((занимал, занимал!)) СССР. у О.: тот же шарик, но поменьше, вместо ленты — спутник, посреди земного шара — Спасская башня, из ворот которой берут начало штук пять орбит разнообразных ракет. Над всем висит лунный серп. Все остальное свободное место на подстаканниках занимают гроздья винограда. Года производства на изделиях нет, зато указано цена: 2,59. (Цена постели в поезде 37—52, чай — 3, кофе-какао 7, вода — 14, печенье 12—16 (.

Широка была страна родная (а болот еще больше (. Впрочем, и осталось еще вполне.

За окном — платформы, как оказалось, штук 10. На всех — 1 упаковка рельс. Задумалась, а если состав поворачивать будет — гнутся они что ли? По рельсам идет мужик с блокнотом, чего-то считает.

Каково ехать по России европейцу. Столько места, вспаханные поля, изредка дома и никого не видно (вчера, правда, выходной был, а сегодня рабочий день, но все равно… (.

Элеваторы и газгольдеры Лукойла.

Народ пытается дознаться, как идет поезд. Существо в коридоре говорит, что оно пассажирских «оттуда» не видело. Проводница: «Да отстаньте от меня, ничего я не знаю! Довезут вас до вашего Симферополя…».

Граница. 16.40 Москвы. Гуково. На российской стороне поинтересовались гражданством, проверили документы (погранцы (и попросили «поднять полочку» (таможня (, еще раз сличили морду с документом (менты (. «А это что за мешочек?» — проводникам. «Лекарства!» — «Чай». 40 минут бродили. Пограничникам велели стоять на перроне до отправления поезда (смотрю в окно и вижу, как у старшины пограничной службы лицо скисает — приказ услышала (.

Тронулся поезд, перекатил через границу (через огороды (, посередине, само собой, помойка. Мы посоображали: кому принадлежат жители «нейтральной полосы»?.

40 минут в Красной Могиле.

— А вы вместе едете? А куда? А почему денег так мало везете? А путевка где? А деньги за путевку? Покажите! А тут больше, чем восемь!

— Я, ж, сказала — с копейками.

— Оружие самообороны? (женчина-с (А сувениры?

— Кому? В санаторий?

«Нашему кадру» таможенница: «Почему у Вас так мало денег?! Подозрительно! Так и хочется заглянуть в Ваши оттопыренные карманы!».

Выяснили, вроде, КАК едем. Через Херсон. Давай вспоминать, где этот Херсон. Помню, что со стороны Одессы. Смутно помню. Пошла, посмотрела в коридоре карту маршрута (врезка на расписании (в углу «…СОН». А, думаю, не так уж и далеко. Встречных пассажирских нет с Волгограда. Говорят, что опаздывают на 18 часов ((УЖАС!!!)).

Парню лет 25, сел в Могиле. Билет ему продали только до Запорожья. Две бабы (соседки по купе (пошли к бригадиру выяснять доедет ли он все-таки до Симферополя. Большой, вроде, мальчик…

(Один хохол в пустом вагоне место выбирает (

Есть хочется, но градусов мало. Ждем. УРА! Встречный пассажирский! Все украинские поезда выкрашены в синий цвет ((не, блакытно-жовтый)).

(Перед Запорожьем (03 часа (сбегали в сортир, умылись и залегли до 08 (((Я еще в Запорожье вылезала. Народу там — полный вокзал. Волнуются все: хотят в Мелитополь, а попасть в него можно только из Симферополя или из Джанкоя))


12.05.04 08.30 по Москве. В окне — дождь, местность ровная как стол. В степи хоть курганы были. Гадаю, где мы едем. Может уже Крым? Вроде не должно. Тепловоз с другого конца. В полях стоит вода лужами. Как будто дождь льет несколько дней подряд. В коридоре тоже лужа. Проводница собирает воду в ведро и тихо ворчит. Вагон старый, и в щели натекло. Оказывается и такое бывает. Принялись проверять сумки: натекло даже в рундук. Теперь крутой рюкзак лежит, сушится на второй полке, а сумка на коврике ((поверили все-таки М. — выдали нам коврик в купе из запасов)) (преимущества 2-местного купе, впрочем, в вагоне от силы человек 10 (. Хорошо, все в мешках. Завернула фотоаппарат и заклеила прокладки ((зря, надо было проверить: действительно так хорошо впитывают или врет реклама)). Обнаружилась недостача тампаксов-mini. Горюем. Попутно достали О. шерстяные носки. Нужная оказалась вещь. Титан горячий, кофе попили.

Ст. Апостолово. На соседних путях — «Харьков-Симферополь». Почти пустой. Отдельные человеки в купеях мрачные. Вообще понять, что там люди, можно в основном по стоящим на столиках початым бутылкам с газировкой ((по ним же — «Оболонская», конечно — и сокам Одесским можно понять, что поезд идет из Симферополя)). Тепловоз прицепили опять с хвоста, поехали обратно. Где свернули на другой путь незаметно. Местность везде одинаковая, ровная.

Еще одна станция, название которой заслонил нам очередной харьковский, немедля сбежавший при нашем появлении. Проводница прибралась и открыла сортир ((надоело ей смотреть, как мы привидениями всемером бродим по вагону. Хохол еще в простынь завернулся — холодно ему, хорошо: не ночью)) (вот тут и обнаружилась недостача (. Стоит: изучает карту на расписании.

При каждой станции — элеватор.

Дождь кончился. Наши приключения еще только начинаются (тьфу-тьфу, не маленькие (.

09—09.20 Стоим в чистом поле, ждем товарняк, насыпной. О.: «Чего бы такого сделать плохого?!» –«Пукнуть». По коридору ходит хохол в простыне. К чему бы это? Хохлу — в Симферополь, билет был только до Запорожья.

Товарняки не люди, за них штрафы платят.

09.55 Снегиревка ((«УРА!» всем вагоном)). Путей много, но чего-то ржавые. После зимы, наверное. Пара вояк в бушлатах, что мне не нравится ((в смысле: холодно тут у них)). Обсуждаем вариант: сойти в Херсоне и поехать к тетке Кл. в Одессу. На сенбернаров посмотреть, по Дерибасовской пройтись… Пасмурно. Грунтовки раскисшие, кое-где совсем залитые.

((Мужики на очередной стоянке в поле под Херсоном из поезда вылезли и побежали с сумками по грунтовке, поясняя, что так им до города ближе. Далеко ушли, не видно даже. Мужик с козами снизу сказал, что и правда, недалеко. Поезд пошел. Смотрю из купе — мужики с сумками идут по коридору… Потом мы с проводницами решали: КАК можно за те две минуты, что она дверь в тамбуре закрывала и прошла в свое купе догнать поезд и сесть в него?! Но факт)).

12.00 Херсон. Стоим. Стою в коридоре, греюсь на солнышке. О. в учебнике ((инглиша)) откопала полную форму глагола «иттить».

((В дороге меня радовали две вещи: цветущие каштаны — «тортики с кремом» по М., сто лет их не видела и перламутровые волны седого ковыля)).

****

14.05.04 Пообедали. Меню заказное: котлета по-киевски+пюре и салат «Океан» с крабовыми палочками. Где наши помидоры?! Где наши каперсы?!! Только три ломтика огурца и два перышка лука!

В Симферополь 12.05.04 прибыли в 17 с копейками ((по местному)) — опоздание, как нам отметили в билетах, на 8 часов. Сразу атаковали водилы: «Судак? 30 баксов». –«Много», — сказали мы и повернулись задом — пошли штамп об опоздании поезда ставить. Один шел за нами до дежурного, ждал, отстал у стоянки. Обменников много, работающих мы насчитали три, курс — 17. Мы решили менять: когда еще доберемся, а за номер платить. От водил, что приставали у обменника (вполне деликатно, но настырно (, мы отвязались — не фиг деньги светить. Подумали: почти 6 часов ((18)) — маршрутка докуда-то, там — до Уютного — когда доберемся, а еще помыться бы с дороги. Подошел мужик, согласился на 20 $ — 107 гривен. Подумали. Сели. «Жигуль» у него. Старый, но такой, чистенький. Поехали. Машин вечером мало, да и май. Но временами покрапывал мелкий скользкий дождик. Проехали каких-то отчаянно голосующих ((мимо)). Потом двигатель начал чихать, машина пошла рывками. Вылез, продул чего-то. Почихала. Поехала.

О. только в этот раз увидела Белую Скалу (снимали «Всадника без головы (, из «Газели» -то ((прошлые разы)) не особо видно ((да и укачивало меня тогда…)).

На перевале — лес, заказник. Водила говорит, что комаров у них нет, но клещи энцефалитные.

Улавливающий тупик. Для тех, кто разогнался ((на горной дороге)).

С перевала видна крепость, но до нее еще ехать и ехать. Дачное. Лужи. Народ в куртках и кепках. Водила говорит, что на майские было жарко, народ загорал. А потом — вот, дожди.

Все цветет. Каштаны уже начинают отцветать. Даже пальмы цветут. Такими прикольными гроздьями. Всякие хвойные, которых тут немерено пород, тоже цветут. Свежеотросшие (и свежевымытые (иголки нежного светло-зеленого цвета.

(После обеда как-то без воодушевления пишется. Попросту лень. Хочется еще чего-нибудь съесть. Или выпить. Не то что гимнастику (.

В общем, довез он нас до «Горизонта». Добрались, однако. Мы у него телефон спросили ((не-а, сам дал)). Дал отксеренный квиточек: домашний, сотовый (для связи, видимо, сотовый (.

Пошли к «Горизонту». Все кругом знакомое, только зеленое и пустынное. В смысле: нет никого. Администратор включила в холле свет поярче, выдала нам карточки, заполнять. Покупили мы путевку, порешав, полный будем брать пансион или обойдемся без завтрака. Завтрак в 08.00, обед в 13, ужин в 18. Обойдемся ((замечательно обошлись!)). Пошли в номер ((удивительно: М. даже не капризничала)). Вроде поляки живут.

— А что, у вас никого нет?!

— Да, никого.

— А это кто?

— Да, то ж, поляки!

Номер 310. Такой же, как и в прошлый раз. Только холодильник новый. Телик снова «Томпсон». Проверили. Фрамуга забита наглухо. Решили, что нынче не актуально, поселяемся.

Как раз воду дали. С 8 до 9 вечера. Позвонить домой уже не успеем. В 21 час уже темно. Дорожку из города заасфальтировали, но все равно темновато будет.

Помылись, залезли под теплое одеяло (узнали потом от горничной, что это «плед» (. Баиньки. В поезде О. «Кинедрил» не пила, но авто в гору и под гору ее доконало. Все-таки считай, 4-ро суток в поезде. Я, чувствую, тоже качает. Спим.

Просыпаюсь — 05.30. Мои часы не переводятся, головка сломалась (хожу, вычитаю 3 часа (. Хм, на работу пора, однако. Хорошо, можно еще спать, спать! Будто в поезде не выспались.

09.00 по местному. Всяко пора. Достали кипятильник, накипятили воды. Кофе попили. Холодно, но ясно. Вроде жарко будет. Одели футболки-джинсы. О. еще жилетку. Пошли в город. Через набережную. Возле недостроенного, вернее недоделанного корпуса какого-то пансионата (оказалось, не ведомственный, а тоже «Судак», 6-й корпус и чего-то культмассовое (возятся рабочие — должно быть за месяц доделают.

Пляж закрыт. На замок. Пустой — раздевалок нет. Судя по песку — море заливало и на набережную. Дальше чей-то частный пляж. Потом городской. Люди загорают, купаются ((оказалось «купаются» — сильно сказано, но мы ж не знали)), вернее «кунаются». Температура воды, как мы посмотрели после обеда на «залiзнычном» пляже +12С, воздуха +19С. Постояли в воде на камушках. Холодная. Как из-под крана (причем не здесь, а у нас ((и зимой)) (.

Подумали, стоит ли лезть в воду. Потому как критические дни критически затянулись (считай, начались как в поезд сели (.

Побродили. Обошли город по набережной, мимо военного санатория (старпёры в галстуках (, мимо аквапарка. Яркие сооружения, по которым можно съезжать в воду, в такие бассейны. Не море, понятно, все забором обнесено. Обошли. Машины идут, воняют. Кругом ремонт и строительство полным ходом. Народу приезжего почти нет ((да и местные не часто попадаются)). Зарегистрировались в ментовке. Ментов куча, все в брониках, в касках, со щитами и палками — амуниция вся новенькая, ненадеванная. Учения у них ((через несколько дней мы хорошо осознали зачем)). Над головами стрекочут два вертолета прикрытия. Мимо отконвоировали на наручнике жулика с большой клетчатой сумкой. В тюрягу его. Интересно, в Судаке у них ИВС есть? Или в Феодосию повезли?

(Существо вагонное как раз в Феодосию намеревалось. Выяснилось, что у нее и сотовый есть, и по нему она сообщила, что прибывает, встречайте, мол (т.е. крутой стандарт-то (и встретили. Родня, что ли (.

Отметились, пошли дальше. Нашли супермаркет, с тележками, которого раньше не было, затарились сыром, творогом и кефиром. Сок взяли. Цены для сравнения приходится записывать (так не держится — старость не радость (. Думали взять массандровский кагор, но дошли до «Черного доктора» и взяли, разумеется, «Архадерессе» — 8 гривен — подешевело вино. Конкуренты, что ли в лице Массандры. Или летом приподымут? «Архадерессе» — сухое красное. Букет.

Штопор, разумеется, не взяли. На рынке, думали, вино брать будем. Но на рынке никого нет, да и сам рынок как-то усох, а вокруг много чего понастроили.

На ихнем «Бродвее» мы еще не были.

В номере я лихо начало открывать — и залила новенькие обои. Оттирали, оттирали — видно. Я повесила нос. Все у меня мимо рук: вазочку возьму посмотреть — грохну, кипятильник — забуду и т. д. ((любимое дело — страдать-печалиться)). На утро выяснилось, что особо не видно, рисунок на обоях: краповые растительно-художественные мазки разных тонов, ну, и это туда вписалось.

«Архадерессе» — это вино! ((классное в смысле)).

Дошли до почтамта. Позвонили домой. Маргуша трубку взяла не сразу ((гривну съела)). Сообщила, что в Ё-бурге +30С. Нам бы тут столько. В С-х трубку никто не взял.

Пошли дальше. Пришли в столовку ((?!?)). В ресторан, извините. Салат с кальмарами. Суп. «Кок-о-вен». Про последнее мы спросили. А сами долго гадали: рыба или мясо. Решили, что рыба. Ан нет: цыпленок в чем-то там. Вкусно. Но: жареное, майонез, много. Вечером была свиная отбивная. И все это с каперсами. ((Беру это я тарелку со вторым к себе поближе, думаю: зеленый горошек как испохабили, неровный какой-то и с налетом. Оказалось — это каперсы, редкая гадость! Чуть позже привыкла, с мяском ничего себе, идет)). Ага, треугольный, в крапинку. Думаю: во, буржуи, щас каперсов поедим. Поели… ((потом еще пару раз давали, как мы сообразили много позже — не отросли они у них еще в огороде)).

Натянули веревку — купальники сушить ((ха!)). Посмотрели на пень под балконом — спилили наше деревцо-то. Переоделись в шорты. На О. сзади посмотреть — такая правильная немецкая девушка ((а спереди, видимо, неправильный пацан неопределенного возраста и нации)). Пошли через Уютное в «Сокол», через горку с кактусами. Зелень разрослась, в зарослях бурьяна кактусы видно, только если приглядеться. Толстые, мясистые. Опунции. Побродили по горке, которая когда-то была кладбищем. Немецким. На одном из сохранившихся камней дата: 1885 год. Какая-то Катарина, какой-то Адольф. Буквы готические. Но можно прочитать, если знать язык.

Вход в крепость все так же 5 гривен. Будем ждать, когда кто еще приедет, чтоб сходить бесплатно. Гидша местная всплеснула руками и сказала, что нас двое (! (, и если кто еще будет — то ей позвонят. Мы спросили про Новый Свет.

Две тетки из киоска «Крым-тур» записали наши данные и сказали, что если чего будет, нам свистнут — «Горизонт» — дочка ихняя. Сказали, что вчера вообще закрылись: из-за дождя город вымер.

Прикольно: на весь «Горизонт» мы — две чокнутые.

Пошли к «Соколу». Выяснили, что в холодную погоду «залiзнычный» пляж куда лучше: а) галька — быстрее греется и к ногам не липнет; б) спуститься в воду можно с лесенки как в бассейне. Народ спускается, собирается с духом и плывет (надо было сплавать, сегодня с утра ветер и солнца нет (. На верхней «палубе» (у них там целая конструкция для талассотерапии (народ загорает ((уже довольно давно, судя по виду)). По песку ходить дольше и переодеваться негде. Если только рысью. С другой стороны: все это время мы «капаем» и все равно бы, наверное, в воду не полезли.

Идем. В шортах и с рюкзаком — значит туристы. После ужина никуда не пошли. Находились. Помылись. Меня тянет в сон уже в 9 часов (21 (.

14.05.04 с утра облачно и туман. Проветриваем спортивные костюмы. В смысле в горы носили. Мимо старых заброшенных виноградников. Среди маков сфотались. Пошли по гребню, среди зарослей незнамо чего — то ли можжевельник, то ли тис ягодный — «все части растения ядовиты». Надо сходить в парк «Судак», почитать. Еще растет что-то такое: стебель весь обляпанный ягодами, помесь палки обыкновенной с облепихой и крыжовником, все это грязно-зеленого цвета. Бе!

О. смотрит Крым-TV про подводный тропический мир: кораллы, рыбки разные. «Интересно, а эти рыбы вкусные?» М-да, видимо, ужин скоро. «А почему одни рыбки широкие и плоские, а другие — узкие и длинные?» Честное слово, не знаю.

Растет чего-то, напоминающее мне расторопшу на картинке. Вообще-то она тоже ядовитая.

Идем по кремнию голимому. Вот место! Направо тебе — вода морская, налево — вода кремниевая, в водопроводе, т.е. ((еще оказалось, поздно только сообразили, что есть еще минералка бесплатная из-под крантика санаторского, эх!)).

По кремнию идти трудно, скала старая, осыпается. Шли не спеша, отдыхали, смотрели вокруг, любовались. Все равно устали. Запыхались. Сторожевая башня стала видна на фоне моря. Решили, что пора спускаться. А то как вообще спускаться будем? По этим камням?! Тропинка выглядит как канавка, на дне которой посыпан слой крупной недокатанной гальки. Спустились за 5 минут. Где мелкими скачками, где перебежками. О.: «А, теперь я верю Арбениной. От медведя можно и за 2 минуты спуститься». Пошли на обед мимо ползущего по земле бесхозяйного винограда…

Пришел мужик, сказал, что нам в номер положен телефон. И поставил. Куда бы позвонить? Телефон с 2-мя ключиками, снизу у него замочная скважина. Чего там запирается? ((Этот же вопрос тремя днями позже мучил наших соседей. Даже сообща ни до какой приемлемой мысли не дошли)).

В номере с телефоном мы еще не жили. Интересно, если приехать еще через пару лет — придут два мужика с кондиционером? ((Хорошо бы — с компом)). Сейчас бы лучше камин. И кресло. Сижу, понимаешь, в кресле у камина, пишу дневник и пью (мечтать, так мечтать («Эким-кара», то бишь «Черный доктор». А О. курит трубку. Кресла есть, в холле, но камина там нет ((желания исполняются, мэм, теплую масляную батарею прямо для тебя притащили)).

Вчера помогли завхозу (почти землячка — 34 года назад приехала погостить из Челябинска, до сих пор работает (нести железный стенд и узнали, что есть здешний тренажерный зал. Не пойдем. Дома — лучше. В холле 2-го этажа: бильярдные столы, велотренажер и беговая ((шаговая!)) дорожка. Сколько-то там гривен в час, абонемент — дешевле.

Так, телефон нам положен. А помидоры на ужин?!?

…так, чего там виноград? …мимо бульдозера, утюжащего площадку. Под строительство, поди. Тут много чего строят. Из несерьезного такого камня. Прикольно видеть. Этакое строение. Прямо башня. 3 этажа, зубчики поверху. И рядом сарай, на нем (каменном (бак с водой.

(Тут какие-то деятели спрашивали у администратора городскую газету. Объявления хотели про недвижимость. Сказали им, что нет у них таких объявлений. В агентство пусть идут. (

С горы смотришь — ровные площадки под виноградники, а между ними… ущелья. Или распадки. Как назвать. Глубокие, ведь.

Увидели озерцо в склоне горы (извиняюсь, как писсуар. Нет, как маленький умывальник в кафешном туалете (.

Залезли на горку — очень подходит уральское словечко «камень» — перед «Горизонтом», на который хотели влезть еще прошлый раз — жара помешала (сейчас она нам не мешает совсем ((можно сказать: ее нам недостает)) (. Влезли и, это, слегка испугались — с той-то стороны почти отвесная скала.

На пляж вообще не ходили — что там делать ((!)). На ужин схавали говяжью отбивную — неплохую, прямо скажем. Скоро сорок лет живу, и первый раз отбивная у меня в зубах не застряла. Помидоров, однако, не завезли. И каперсы, видимо, кончились. (Чихаю, второй раз (После ужина пошли в город. По дороге шутили: двое во всем ТОКе. Все-таки в этом что-то есть. Весь ресторан кормит только тебя.

Нашли магазинчик «Новый Свет» №2 (где у них №1? (. Взяли «Крымский бальзам» — в номере попробовали: оригинально, что-то летучее. Решили употреблять с чаем. С зеленым чаем в широких стаканах-виски — выглядит как вино и на вкус — вполне. Думаем: привезти девчонкам? Или все же маслА?

В городе пусто. Две молодые мамаши с колясками зыркают по сторонам. Одна присела на лавочку покормить грудничка.

На стоянке такси машин с полдюжины. «Бродвей» после 18 пустой. Все закрыто.!!! ЗАПОМНИТЬ!!! ул. Ленина, 98 — дом вполне приличный: кирпич, этажи, кондишены, тарелка…

Позвонили в С-ы. Аванс кончился на полуслове ((как всегда)).

Цифры не запоминаются в принципе. Из записанного посчитали: кофе, чай как у нас.

Магазин «Гюзель»: вина «Инкерман». «Каберне крымское» 22 грн., шампанское «Лев Голицын» 19 грн., нашли коктебельский «Кара-Даг» 20 грн. Еще взяли «Оболонь Белое» 2,1 грн. (хранится только в холодильнике, на улице не продают, к нам тем более не возят (. В «Черном докторе» №1 вина: «Архадерессе» 8 грн. ~ 47 рублей 0,5 л, «Черный доктор» 140 грн. ~ 832 руб. 0,75 л, «Черный полковник» и «Солнечная Долина» 39 грн., «Меганом» от 25 до 35 грн. ((три вида)).

Когда возвращались, стал накрапывать дождь. Хотели спрямить через ТОК «Судак», но слегка заплутали и вышли обратно — пошли как всегда, по дороге. Охрана у них — менты в будке ((они, видимо, приезжие — каждый день ходят на причал воду щупать, и хмурятся — холодная)). Вообще ТОК «Судак» — это такой город в городе. Один парк чего стоит! И в нем такие алоэ видные, нет, вру — в общем, на фотке посмотрим ((кактусы!)).

В «Горизонте» обнаружилась неприятность: горячей воды в номер не подадут ((не всё прикольно-то вдвоем жить)). Накладно на двоих-то греть. Но объяснили, что есть душ с бойлером и к нему проводили. Душ как душ. Долго ждали только, пока вода нагреется. Напор холодной вполне приличный. Спросить, что ли, завтра. Может надо просто вентиль повернуть?

((Приуныли слегка)). Лежим, думаем, кормить нас двоих будут? Или сухпай дадут?

Пледы у нас, оказывается из белого войлока. Если уж быть точным — это не одеяло и не плед. Это кошма. Утром на свету приглядимся: сукно или все-таки плетение ((и чего, интересно, усмотрела?!)).

18-го у них тут годовщина: 60 лет депортации крымских татар. Власти слегка нервничают (учения (. Крым-TV освещает.

Задумались. Как выглядел Сурож во времена «Слова» и Корсуни? Когда Гиреев тут еще и в помине не было (Бахчисарай ихняя столица была (. Депортировали всех: и немцев, и греков, и армян — кто тут только не жил. Кто-то вернулся потихоньку, в 80-х, когда можно стало. Поселились, живут. Местные татары пришлых в бузе не поддерживают.

И чего у меня отпуск в мае… ((сама так придумала и меня сгоношила)).

Тишина в здании. Как на острове.


15.05.04 Нехватку хорошего туристского ножа особенно ощущаешь утром. Ни тебе банку с молоком открыть, ни тебе штопора. Лезвие портить жалко. Руки себе тоже.

За окном — море в тумане. Среди кипарисов блестит шоссе.

В Питере мы писали план на день. Чего бы здесь написать?

Симпатишный такой розовый унитаз с ручкой. Сплюнешь туда свой трахеит, повернешь ручку, смоешь. Развлечение.

Чем бы баночку открыть?.. Наученная горьким опытом, беру нож, банку и иду в сортир. На кафельном полу, на салфеточке… Ничего тому ножу не сделалось. Сейчас кофе будем пить. С плюшками, т.е. с вафлями от ужина. Посмотрим, пропали ли у нас огурцы…

Вышенаписанное называется «бытописанием». Если перестану «петь о том, чего вижу», начнется философия. Щас вспомню ту тетку возле «Рубина» ((в Ё-бурге»)): «Вы кофе пьете? А 40-то Вам уже есть?». Понятно, что у нее — акция среди 40-летних, и стою я, повернувшись к ней стороной со слуховым аппаратом и седым виском… Вспоминаю с юмором, но как-то вот…

Погода, верно, навеяла.

Ощутимо хочется камина. Или, хотя бы, кресла с пледом и трубкой. И таким грубым свитером с длинными рукавами.

Сижу это я на балконе и смотрю вдаль, на проплывающие корабли…

Нет, грубый свитер не надо — шею подгоревшую натрет. Один день солнце было. Белые мы северные люди…

Кофе подано, мэм! Вас ждут великие дела! И свеженаписанная непрочитанная страница дневника. Почерк-то разберете, мэм? ((а як же ж, хто ж еще сей эпохальный труд осилит. Вода на кофе кипятится от силы минут 10, а философии-то развела…)).

Сливаю очередную кружку накипяченной воды в графин. Попа требует жертв. Писать хочется невыносимо, но стою — бдю за кипятильником. На одной ножке. Щас! Уф! Хорошо-о-о…

На коленке в сортире писать тоже удобно. Светло. Только снизу дует. Не так, как в вагоне, но тоже ощутимо. Ведро мусорное пора бы уже и вынести.

Эй, мэм, вставать-то будем?! Кажется, кофе с молоком мы не хотим. Подавай нам кофе с алкоголем. А может, чай набальзамируем? Вам в постель или в чашку?

((А я, а я — ночером в море видела катеры, видимо пограничные, один фарами берег обшаривал, причем наш почему-то)).

((! Хочешь дольше есть, худей! Еще бы вспомнить к чему это мы жизненное правило вывели?)).


16.05.04 ((Жарко не стало. Безобразие! Вчера вечером дописывать было лень. Приехали какие-то проезжие туристы, нам нагрели воду. Дети) лет 4-х) весь вечер орали по коридору и ломились в дверь (во все двери подряд (. Такое прикольное впечатление летнего проживания.))

((Перед ужином вчера гуляли по набережной, дышали «лечебным морским воздухом») по завхозу). Море чистое, вода — изумрудная. На одной буне заметили чайку: рыбку на мелководье ловила. Потом оказалось, что это — чаёк, потому как прилетела дама, побеседовала с рыболовом, утянула рыбку, которую он облизывал минут 7, и сглотала ее в полтора клюва. Он отобрать не смог, зато сразу влез сверху — иметь. Она честно терпела) такую тушу на своих тоненьких лапках). Потом отобрала у него следующую пойманную рыбку. Третью он не отдал, видимо потенции не хватило. Вторую добычу они, правда, совместно поделили, дергая в разные стороны. Ему даже кусочек достался.))

((Еще нам «вкатили» положенный по штату обогреватель. Теперь М. греется у «камина». Поскольку теперь у нас тепло, будем спать раздельно — глядишь, чего-нибудь проснется…)).

Не, не будем. Второе одеяло положим у стенки. Я осознала назначение ковриков «с лебедями». Главное, чтоб «кап» закончился.


17.05.04 Сегодня мы-таки рискнули искупаться в море. С утра выглянуло (именно выглянуло (солнышко, мы потопали до «Черного доктора». «Меганом» марочный, «Архадерессе»… Выяснилось, что куда ни ступи ((в Судаке)) — встретишь уральца. Продавщица оказалась родом из Качканара. Родители ее приехали в отпуск, да так и остались. Живут в Богачевке. А она следом приехала. Живет теперь с мужем и сыном в Солнечной Долине. Думают, не переехать ли в пригород Питера — сына учить. Лета, говорит, все равно не видят.

С утра электричества нет. Что-то повадились его отключать… Встала пораньше, думала кофе в постель подать. Да, в чашке, в чашке! В стакане то есть…

Попили соку, кефирчику. «Фанни» кефирчик с прибалделой коровкой на упаковке: сидит на попе, во-от такое вымя!, в зубах ромашка и левое копыто эдак кокетливо к груди, типа: ах, мизинчик в сторону. Для оздоровительного питания, 1% + витамины+микроэлементы. Сок николаевский: белый пакет с 3-литровой банкой в виде картинки, ну, овощи-фрукты в одну краску. Простенько так. Вкусно.

По этому случаю образовалось свободное время. ТВ же не работает. (Новостей здесь посмотрели — столько за целый год не смотрим. Руслана, вон, вся счастливая, из Стамбула прилетела (. Денег на участие не было, так швейцарцы проспонсировали. Теперь у властей забота: по нормам ЕС аэропорт в месте проведения Евровидения должен быть в получасе езды на автобусе, а Борисполь от Киева — часа полтора. Но тут с Запада инвесторы набежали: типа мы вам тут построим..!

В общем, собрались мы искупаться. Купальники со дна «чемодана» отрыли, полотенчики позаимствовали, тапки взяли одни на двоих — все равно в кроссах. Это после обеда. Солнца нет, пасмурно как-то.

Солнце было с утра немножко ((оно вообще ежедневно было, но с 06.00 до 08.00, жаркое)). Пошли на «Судакский», на причал лодочный. Там лежаки, такие саночками, и раздевалки. Остальные пляжи стоят пустые. Водичка чистая, одна радость. Смотреть. Ни травинки.

После обеда нарядились, пошли. Подумали, что на «залiзнычный», там лесенки. Окунаешься — и наверх. Кроме лесенок оказались медузы (розовые, маленькие ((противные)) (и вообще грязновато. Народ сидит и лежит, загорает. С дюжину народу. Загорелые. Не холодно им. Акклиматизировались или просто жир их защищает?

Походили, камушки круглые пособирали. В ладошках крутить, для гимнастики.

Не, думаю, зря, что ли, пришли!?! «Раздеваюсь», — говорю. Разденешься, вообще не холодно. По буне идти далековато, но посуху. Тапки рядом поставила, полезла. Поперечины на лесенке мхом морским обросли ((и скользкие)). Окунаюсь, крепко держась за поручни. Хм, я думала, хуже. Поплаваю… Бух! Ух-ух-хух!!! Диафрагма слабовата… Кролем три гребка туда. Брассом обратно. Быстро-быстро. Нашариваю лестницу. Хвать! Ух! Хм, и чего торопилась. Еще, что ли поплавать? «Не, — говорит О. — вылазь! Хватит с тебя!». ((Конечно, глаза такие бешеные и кожа пупырями)). До раздевалки не пошли — в каменном углу приспособились: до людей далеко, а задница у всех одинаковая. После того, как вылезешь, совсем тепло.

Потом О. пошла. Плавать не стала ((медузы противные и М. своей «диафрагмой» напугала)), окунулась два раза. Я ее своим рассказом напугала. Обратно идем — солнышко. Здрасте! Как купаться, так тучки… С другой стороны: если в тучках купались, то на солнышке…

Пришли в номер, полотенца-купальники на балконе развесили — на зависть соседям. Поужинали (чего-то они обленились — вместо «кок-о-венов» ноги да крылья подают. И лимон к чаю — где? И огурчик? И пододеяльники не шьют… (.

Посмотрели телек, задремали, и мыться на 2-й этаж не пошли.


18.05.04 Утром… см. вышеописанное…

О. на балконе греется на солнышке, пытается учить английский (и через балкон уговаривает соседей пойти на экскурсию (. А я щас в душ пойду, в смысле из ведра обольюсь (ведро с тазиком нам тут по штату положено (.

Потом ожидается бесплатная экскурсия в крепость (пошли, наехали на инструктора, чё он без дела мается (. ((Может и не пойдем. Не пошли — экскурсоводов нет. День открытых дверей. К ужину сообразили, что как раз сегодня можно побродить везде самим.) За позднюю соображалку М. меня по дороге в крепость чуть не сожрала, хотя сама после обеда дрыхла) Однако, выполнили. Обошли все, чуть со стены не сдуло штормовым ветром) я там — на фотке — с напряженной мордой зубцы стены стискиваю). Вымокли немножко, зонтиком распугали народ в ресторане. Сожрамкали «шашлык из курятины» <из меню>, М. сожрала наш лук — точно выселю на ночь, а то грозятся, грозятся некоторые, а потом луком набиваются, ФИ!))

((Помылись прохладным душем — не успели до работяг. Эти черти тут после работы кайфуют: ездят на 3-й этаж на лифте, курят, развалясь в холле на диванах, и потребляют исключительно местное вино, пиво и минералку — курорт.))

((Еще самое главное — полноценно открыли купальный сезон: поплавали на «судакском» пляже. Я замерзла как цуцик, чуть зубы не выпали по дороге домой. Но какой кайф, когда из воды на берег выходишь! Успели ухватить утреннюю недолгую жару.))

«Жару» — это сильно сказано. «Тепло» — так будет вернее.

Народ на пляже загорает. Лежаки только на причале — все туда и сползаются. Дети бегают голышом. Взрослые — кто как. В смысле: кто пожирней — лежат в купальниках веревочных, кто мерзнет — в брюках 7/8 пятки греют. Песок нагревается быстро: в 10.30 мы пришли, он был тепленький, через 1,5 часа становится горячим. Ветрено, однако.

Особого тепла не чувствуешь, но шея, однако, облезает. И на спине хорошо видно, где купальник был (это у меня только (.

Поплавала я первый раз подольше. Второй раз туда-сюда. Выходила — зубы стучали. Ну, не сильно, так, бряк-бряк.

Купальники холодные, блин. Поневоле замечтаешь о нудистском пляже (Хотя нет, тем, что вокруг, одежда очень идет (. «Купят себе шторы сами».


Понимаешь, что все интересное нужно писать в блокнот сразу. До вечера все забывается.

Так же как кошка в холле. Один из рабочих подошел, почесал ей подбородок — на морде кошачьей полнейшее блаженство ((мы посмотрели, заулыбались)). «Мур-р!» на весь этаж! Перестал чесать, чуть отошел — гневный вопль, и лапой, лапой! Мужик слегка обалдел.

Раскупорили «Меганом». Сухарик. Марочный. ((Больше покупать не будем — такой мы у себя в Ё-бурге попьем от «Инкермана». Не очень они в «Солнечной долине» сухие вина делают)). От «Кара-Дага» отличает… Мне кажется — разница после того, как проглотишь… Из сортов Бастардо Крымский и Одесский. Сорта новые. Свежевыделенные. Марочное вообще первый год продают. Можно и «Кара-Даг». «Архадерессе» мне больше нравится. Согласовываю и уточняю — нам! Закусываем здешним медком с орехами грецкими.

Сегодня у них тут 60-летие депортации. Всех в Узбекистан вывезли. По ТВ греки: «Ой, плохо было, выдали лапти, хлеб черный, невкусный…».

Уютное было немецким поселением XYIII, кажется века. Жили тут греки со 2-го века (византийцы (, потом хазарский каганат YII-YIII веков, потом — монголы и татары, соответственно, Венеция и Генуя спорили за власть, победили Генуэзцы. Захватили крепость, выторговали себе ярлык. Потом все разграбили османы. Когда русские пришли — тут уже был не город, а такой живописный поселочек. Но остатки казарм в крепости и сейчас есть.

В общем, восстановили тут очень много.

Лежу, пишу в шерстяных носках. Очень полезная оказалась вещь. Как и спортивные костюмы — хлопок-с (и купальники раздельные — тоже вещь (. И, честно сказать, масляный радиатор, которым нас снабдили — тоже очень пригодился ((как мы потом выяснили, это об нас завхоз позаботилась — шоб земляки не помёрзли. Другим, более поздним поселенцам, греться иначе приходилось)).

Света утром не было только у нас — уборщица не той кнопочкой щелкнула.


19.05.04 Сегодня купаться не рискнули. Пришли на пляж в сандалетах на босу ногу (я (, в шортах, отряхнули себе по лежаку, улеглись на полотенчиках… Через 15 минут туча зашла за тучу и сеанс в солярии закончился. Задул ветер. Народ на пляже весь засобирался. Мы посмотрели в небо и тоже пошли восвояси, решив, что сегодня ждать у моря погоды…

О. пришла со свежераспечатанной сигаретной пачкой и сказала: «Знаешь, как называется наше помойное ведро? „Фантазия“!».

А улица под горой Св. Илии (как ее звали генуэзцы (так и зовется: «ул. Генуэзская крепость».

Время летит… Вроде, ведь, ничего не делаем… День прошел… А, ведь, еще и в Новый Свет не ходили и на Меганоме не были и даже на дальнем городском мысу. Жалко полоса вокруг него исчезла. Что это такое было?

Сегодня море (вечером (как будто исчерчено инверсионными следами.

Ходили разведать бассейн ТОК «Судак»: 12 грн. с носа + шапочка (2 грн. (+ мыло (можно без мочалки (+ купальник + тапки и ходи, кто хошь. Вода морская, 27С.

Собрались после обеда. Да задумались, куда деньги будем девать с документами. Вообще-то, ведь, у администратора оставить можно. Ячейка, вроде 2 грн. стоит в сутки. Приедем с водопадов, подумаем.

Завтра без пяти 7 нам быть на остановке возле наших ворот ((наконец-то пригодился телефон в номере — я вела интенсивные переговоры с «Крым-туром» на предмет обязательной поездки, несмотря на несознательность отдыхающих, лень экскурсоводов и капризы погоды)). Едем смотреть «две пещеры, два водопада». В пещерах 8С — велено взять теплую одежду ((будто мы ТАК в майках ходим)). На весь день, значит: еда+вода с собой. Интересно: сортир и снимать фото за деньги? ((Не, за гривны))

Написали заяву — дали сухпай: сок «натуральный восстановленный», каким нас здесь за обедом поят, «сыр твердый», «колбаса полукопченая», помидоры, что интересно (портятся они у них, что ли (, по стаканчику йогурта и по 2 рулетика-батончика ((еще «хлеб белый» стыдливо замолчала)). За ужином к чаю ничего не дали: ни лимона, ни печенья. Зато в обед вместо салата — порезанные ломтиками помидоры с огурцами ((целая тарелка)). Со сметаной. В ужин: жаркое по-домашнему ((не, по-крымски, по-домашнему — хуже, мы потом пробовали)). Честно, отбивная по ресторанному мне нравится больше. О. морщится — опять повар влюбился. И любовь у него, наверное, несчастная.

В крепость сегодня не пошли. Ломы. Вчера через открытые двери набродились. Общаемся с соседями на балконе. И через набережную. Купили стаканчик виктории. Водянистая. Торговка молодая успокаивает: «Да наладится еще погода». Соседи увидели: тоже захотели. Сказали им ГДЕ. И что в парке «Судака» можно гулять сколько хочешь.

Они из Ярославля. Звать Саша и Наташа. Оба прихрамывают. Саша еще и заикается, когда волнуется. Рассказали, что хотели сходить в Новый Свет, но, понятное дело, не дошли ((много их таких — желающих, всех маршрутки по пути подбирают)). Дорога-то одна и автомобильная. Водилы останавливались и предлагали подвезти бесплатно, но они гордо отказывались: «Пешком хотим!» ((все пешком хотят — красиво)).

Днем прискакали с пляжа, переоделись в спортивные костюмы, пошли менять денежку на водопады. Есть у них тут в тихой улочке отделение «Сбербанка», там курс получше: 17,7.

Забежали под дождем в «Черный доктор». По дороге увидали, что продавщица заходит в «Гюзель». Но решили все же заглянуть. За прилавком сидит мужик, стережет. Решили, что муж. Оказалось, и верно, муж. Вышел покурить: «Дождик-дождик, пуще!». ((?!?)) –«Да, не слушайте вы его, это он на работу не хочет». Рассказал, что все шесть лет как приехал пробовал вино, теперь уже смотреть не хочет: вино, оно, ведь, получше водки забирает. Выпил стаканчик и все, хорошо. Припомнили настойку боярышника: «А у меня папа тоже любит — сердце полечить». «Кагор» красный, чувствуется такой вкус чернослива. «Черного полковника» трудно описать. «Кагор» у них необычный. Думаем, его что ли взять?

С собой на водопады берем «Архадерессе». Греться. Стала переливать его, как обычно, в пластиковую бутылку, чувствую, горлышко под упаковкой мокрое. Смотрю: пробка пальцем легко проталкивается. Опасно везти. Или скотчем замотать?

Улику, как всегда, в контейнер. Хотели на территории, но 4 собаки нам внятно объяснили, что вечером тут не ходят. Ну, раз так, прошли на шоссе прогуляться.

По ТВ сказали, что такая погода была в Крыму 70 лет назад. Обусловлена циклоном из Атлантики. Экзотика то есть. (То-то муж-экскаваторщик вчера успокаивал: «Вот как раз к вашему приезду леса у вас там уже и прогорят…».


20.05.04 Встали полшестого по местному (я-то в начале проснулась ровно в 6 по своим ((уральским)), за окном — ночь глубокая. В чем дело, думаю, светло же должно быть? А-а! (.


((ЭКСКУРСИЯ. 2 пещеры, 2 водопада) получилось наоборот) Заехали за нами на микроавтобусе, мы там расположились, окна большие, тонированные, класс. Прокатились до Судака, там сменили транспорт на обычную консервную банку — «ГАЗель» (но с микрофоном — польстились они там на дешевизну левого транспорта (. Поехали по Южной дороге до Алушты, смотрели побережье и горы. Даже такая экскурсия — хорошо. Виды красивые, правда, чтоб чего-то рассмотреть, приходилось шею сворачивать к окнам по обе стороны. Сначала посмотрели самую высокую гору с лесочком в седловине — Сокол, которая раскинулась как крыло птицы на пол дороге в Новый Свет, узнали, что соседняя скала с лесным чубчиком на лысой макушке — Чубатая) «Перчем»). Говорят, что Судак-Новый Свет — лучшее место в мире после Гавайских островов. «Су» — вода, «Даг» — гора) а вовсе не рыба, как обижаются местные жители).))

((Оказывается, ядовитый всеми местами тис ягодный — экзотическое) только местное) растение. Еще оказалось, что террасы на горах делает муж землячки из «Черного доктора» — они на бульдозерных площадках высаживают лесочки) чтоб горы на голову на падали).))

((Ехали вдоль побережья — красиво, правда, в сезон неудобно: народ загорает прямо на набережной — поселочки там, проехать через гуляющий народ сложно. (Пляж шириной чуть побольше дороги, а дальше — либо скалы, либо дома и заборы каменные (. В Судаке вода гораздо чище.))

((Ехали через Кудлакский) Сытый) перевал. В селении — долина Марионида (Рыбачье ныне (, где раньше был рокерский фестиваль Казантип. Присутствие рокеров пагубно влияло на местную молодежь, фестиваль выселили на мыс Казантип в пустошь — местных жителей достали.))

((Деревня Айсерес, с. Морское, где была дача Шаляпина, и жил В. Цой — нравилось им.))

((На мысе Агер — башня Чабан-Кале. В том районе правили братья Гуаско, народ вешали, бесчинства творили, главного консула Кафы подкупили, консул Солдайи их одолеть не смог.))

((Наблюдаем вдоль дороги фисташки туполистные) только здесь растут): листочки розовые, плоды несъедобные. Сосны здесь в скальных породах за 100 лет на 1—2 метра вырастают. Дальше в горах — дубовые, буковые, грабовые леса. Пониже — можжевельник и наш любимый тис ягодный.

Впереди по горизонту Карабе-Ялла — каменная сказка) не помню ни вид, ни почему «сказка»).))

((Жили тут племена тавры, нравилось им, всех пришлых убивали нафиг.))

((В Крыму растут 2700 видов растений, 7 видов змей, 1 ядовитая) гадюка какая-то), краснокнижный желтопузик) соседи в городе видели), пауки различные, тарантулы — фигня, как осы, каракурты до 10 см) редко, слава Богу).))

((Горы с вершинами столами) ялла). Ходить не рекомендуется: ураганы налетают внезапно, как понос, 20 м (с сбивает с ног, 40 м (с — летишь.))

((Канакская балка, шуршим по дороге вверх — Тещин язык) по ощущениям, похоже — извилистая и бесконечная).))

((В п. Рыбачье цветут гранаты, в огородах пальмы растут, причал обрушен, середина — по канату. При въезде — 3 итальянские сосны-пинии) древесина красноватая).))

((1357 метров. Демерджи — кузнецкие скалы, выветренные профили, говорят, есть Екатерина II. На профиль «красавца-мужчины») по гидше) мы любовались во весь «язык». ))

((Горный массив Терке. Река Улу-Узень, водопад Джур-Джур) журчащий), 15—17 м. Остановились на площадке, хотели дальше пешком — ноги размять, экскурсовод поймала грузовичок романтика: в кузове на досочках под ветерок в горку) мой хвост решил, что стоять по ходу движения гораздо удобнее). Тащимся по буковому лесу) вверх, вверх), по мокрой глине, грязные по колено. М. перед водопадом съехала на нос костюмом и рюкзаком. Да, не всем выпадает простирнуть в водопаде.))

((По легенде вода водопада целебная, омоложает. Мы купальники не одели, как представила: переодеваться в грязи, держа каждую шмотку на весу…, не такая, уж, я и старая. Пополоскали руки, умылись. Сползли вниз. Костюмчик отмылся и высох.))

((Дальше горы — бывшее морское дно, скалы — бывшие коралловые рифы. Горы в Крыму растут. 1 см в 100 лет.))

((Кипарисы вдоль дороги высаживали при Хрущеве, ранишние вырубили — не нравились Сталину: «Что за деревья, плохие деревья: не цветут, не плодоносят». Объявили вредными для здоровья.))

((Слева море сливается с небом.))

((Обсмотрели с моря Ай-Петри с тучкой на загривке (синий мыс и голубые горы на границе неба и земли (. Соседи возмущались, что на медведя не похоже. С высоты низколетящей чайки обозрели Алушту, нависающую над ней самую высокую гору Крыма Роман-кош — 1543 м — в облаках. Туда не поперлись, поползли на соседнего великана Чатыр-даг.))

((1532 м. Забрались по построенной Воронцовым с благословения Николая I дороге на 752 м на Ангарский перевал) р. Ангару не заметили). Сползли с перевала на троллейбусную трассу Симферополь-Гурзуф-Ялта. Прикольные горные троллейбусы по ней катят, кондукторы экскурсии бают. Под Алуштой Кутузов потерял глаз — вылечили сквозное ранение в висок.))

((Долгоруковская ялла — Красные пещеры. Премся мимо спецназа в гору. Где-то там, оказывается, еще село было, Перевальное. Дошли до стульчика с контролем: предприятие «Кизил-коба». Побежали за «стажером Дашей») зуб даю, наш кадр) дальше в гору. На развилке самовольно свернули направо — водопад Су-учхан. Речечка горная журчащая нас заманила) камушек водопадный с собой утащили). Прикольный водопадик: купающаяся в нижней точке визжащая девица, прыгающие на самом верху восторженные менты — водопад идет несколькими каскадами. Мы попрыгали, ноги помыли, сфоткались, пошли. Как вылезли из водопада, менты радостно стали раздеваться, заполонив акваторию, — купаться полезли.))

((Налево через гору — пещеры. Ждали пока раскочегарится дизель: свет — это жизнь, потому как без него никто б не вернулся.))

((Каракале, 20 км, проходят 500 м, далее — с аквалангом, 6 этажей. Первый — горная река) может как раз Ангара). Несколько дней перед нами текла из главного входа. Шлепаем по ее остаткам через сифон. Пещеры — самые длинные в СНГ и Восточной Европе. Открыты в «неолит», поэтому остались только стены. Прорывались в них с нескольких ходов. Самые шустрые — царские еще подростки, автограф одного из них оставили на потолке) облазил длинно и обсказал). Ходил Грибоедов, оставил памятную надпись, вынес 2 сталактита, чем подал дурной пример местным, типа «отливал барон Клодт» — все исписАли, натёки повытащили. Стены пещеры красноватых тонов из-за присутствия в почве железа. Сфоткались, получилась перепуганная М. с красными глазами, речка) классная, прозрачная) не видна, темно там. На память оставила себе шишечку на макушке) предупреждал спелеолог: НЕ ЛАЗИТЬ!).))

((Спустились, посетив удобства (одинокая будочка посреди леса (, зато бесплатная, если аккуратно пристроиться. Едем, спецназ бегает, сопит — учения на краповые береты) наверное, никто не получит, отвыкли напрягаться на вольготной службе. Украинская армия воистину страшна в учении, как пальнут, так евреи всмятку). Генерал-майор движение регулирует: «Проезжайте!», — раздолбаи в майках при нем «вольно», курят.))

((Вернулись на трассу, полюбовались троллейбасами, свернули к сельцу Мраморное. А дальше — в лес, в лес. Дорожка «здравствуй, обед», грунтовая) хорошо, погода ясная), высота километр. Вышли, у киосочка право на фотосъемку брать не стали) 8 грн., видеокассета — 12 грн., у нас 4 свободных кадра). Пещеры открыли 17 лет назад путем провала в дырку. Хвататься руками запрещают: ручные бактерии на свету покрывают стены пещеры зелеными разводами. Пошли в «Галерею сказок» со сталактитами в форме персонажей разных и «Тигровый ход») косточки, в нем найденные, приписали саблезубому тигру, а там просто турист не вернулся). Самый большой проход нам Крым-тур не купил, возмущенную общественность успокоил камуфляжный экскурсовод, взяв по дешевке «на лапу», поводил везде. Натёки) сверху, снизу и полностью) прикольные. Еще прикольненькие выглядящие инопланетными цветами каменные кораллы — кораллиты. С самого низу пещеры очень хорошо смотрится вписанная в природные столбы бетонная дорожка. Тут бы фильмы снимать! Сфоткались контрабандно) они тоже нарушают): узкий лаз и «гору хренов». Остальное, надеемся, обсмотрим-вспомним на кассете.))

((Возвращались через Симферополь. Кроме Белой скалы) впечатляет, зараза), ничего интересного. Надоела трасса.))

((Вернулись, помылись, упали)).


Теперь — кое-что интересное из ТОКовской библиотеки и путеводителя:

Судак

(Сурож, Сугдея, Солдайя) — город многовековой истории, очень популярный приморский климатический курорт. Город расположен в живописнейшей просторной долине, защищенной от северных ветров сравнительно высокими, с причудливыми вершинами горами Главной гряды Крымских гор, в экологически чистой части горного Крыма и всегда славился своей уникальной породой. Еще в медицинских отчетах за 1889 год отмечалось, что население Судака использует воду исключительно из природных источников, превосходных во всех отношениях. Климат теплый, весна приходит рано, осень сухая и длинная, зима холоднее, чем в Ялте и Алуште, зато солнце сияет в среднем 2555 часов в году — на 300 часов больше, чем в Ялте. Море чистое и прозрачное, прекрасные просторные мелко-галечные пляжи протянулись вдоль обширной бухты на 2 км.


пещера «Мраморная»

природный феномен, настоящий подземный музей. По богатству сталактитового и сталагмитового убранства, а также по благоустройству она входит в число пяти самых известных пещер мира.


Всего в Крыму известно более 800 пещер, около 50 из них объявлены памятниками природы.


Красные пещеры

село Перевальное — последнее перед подъемом в горы. В 3 км от него — знаменитая Кизил-Коба — Красная пещера. Находится в отрогах Долгоруковской яйлы, восточнее села Перевального. Самая большая в Крыму. Пещер там несколько, вместе они образуют сложный подземный лабиринт, состоящий из шести этажей, поэтому посещение пещеры допускается только в сопровождении экскурсовода. По первому этажу протекает мощная подземная река. В пещере немало озер, сверкающих водопадов, сифонов. Известна и как памятник археологии. В урочище Кизил-Кобы около 2,5 тысячелетий назад жили потомки киммерийцев.


Чатыр-Даг

Горный массив привлекает внимание своим причудливым силуэтом, напоминающим исполинскую палатку, отсюда и крымско-татарское название — «Шатер-гора». Одна из самых высоких гор полуострова. С его вершины Эклизи-Бурун высотой 1527 м открывается незабываемая панорама почти всего Крыма. На нижнем, северном плато горы (массив имеет два плато — верхнее и нижнее) много карстовых пещер с пышными сталактитовыми и сталагмитовыми украшениями. Горный массив — памятник природы. С 1980 года объявлен заповедным.


Трасса, поднимаясь на перевал, проходит по узкой долине реки Ангара. Ангарский перевал — самая высокая точка трассы — 752 м над уровнем моря.

Слева от Ангарского перевала — силуэт горы Демерджи (Кузнец-гора). Одна из самых красивых и таинственных гор Главной гряды Крымских гор, ее высота — 1359 м. ((Профиль «такого красивого мужчины» ((экскурсовод ((виден со всех сторон. Говорят, редкостный гад был. Кузнец тот. Всю экологию окрестным селянам испохабил кузницей своей, на просьбы заткнуть промысел не реагировал; девок портил…))

С пологого склона Демерджи открывается изумительный по красоте вид на обширный алуштинский амфитеатр, чарующие горы, безбрежное море. С горы спускаемся к ущелью Хапхал с водопадом Джур-Джур (к ущелью — только с опытным экскурсоводом).


С трассы Симферополь-Судак хорошо видна возвышающаяся над долиной реки Биюк-Карасу Ак-Кая (Белая скала), находящаяся в 5 км от дороги. Неприступной крепостью выглядит эта необыкновенная 100-метровая скала, памятник природы, археологии и истории. У ее подножья обнаружено много стоянок и поселений первобытного человека. В средние века скала была местом казни — с нее сбрасывали обреченных. У скалы сняты «Всадник без головы», «Мираж» и много др.


А сейчас пойдет изложение экскурсии глазами просто очевидца ((М. о своих личных впечатлениях, независимых от профессионального трёпа экскурсоводов)):

Экскурсовод рассказывает, но не сказать, что много болтает — на обратном пути вообще молчала. Молодежь доела свою курицу и задрыхла: девушка заботливо подложила себе на плечо кофточку — чтоб кавалеру лучше спалось. На зеркале «ГАЗели» болтаются деревянные четки с крестом, выше — две иконки-картинки (кто в Новый Свет ездит — у всех болтаются (.

Ехали мы, нарезая виражи по горам, временами спускаясь на побережье. Остановились в Рыбачьем, вышли поразмять ноги. Молодежь за вином побежала. Мы — на берег, море посмотреть. Причал в Рыбачьем до половины есть, затем провал и продолжается дальше. Обломков рухнувшей части нигде не видно. Как они тут: в Рыбачьем — и без причала?

Дальше — к водопаду.

На сельской станции под навесом висят древние одежки. Развеваются, секонхенд на вид. Для летних туристов — в пещерах прохладно (кстати, а на ноги? Теплых носок я там что-то не заметила (.

Гидша наша тормознула грузовичок — мы влезли в кузов, откинули лавки по бортам и понеслись с ветерком. Переехали автоброд: плиты бетонные спускаются в русло реки. Воды там — на полколеса. Камушки для пеших в стороне, вроде, тоже есть. Вода чистая — та самая речка, где водопад. Доехали до границы заповедника. У «прясел» сидит парень в камуфляже — обилечивает. Тут же торгуют чаем из самовара, пивом, едой еще какой-то ((бодяжным вином)), пучками лаванды…

К водопаду — через буковый лес. Буки эти, узластые и мосластые, переплетаются самым диковинным образом. К одному, древнему, многоствольному и дуплистому все кинулись фотографироваться. Мы не стали, подумали, что страшный.

Тропа скользкая, не просохшая после вчерашнего дождя. Кроссовки скользят по корням. По дороге стук молотков — работяги наращивают перильца. Весьма нелишние. Склон круто спускается, по дну течет чистая холодная речка, немногим больше ручья, но здесь это — речка вполне солидная. Зимой воды больше, летом остается ручеек.

Беспокоюсь за наших соседей — как им тут ноги переставлять. Переставляют вполне успешно. Плюхаюсь я сама, поскользнувшись на корешке. Успеваю повернуться на бок, чтоб не сильно вывалять рюкзак и задницу. Первая мысль: как я водиле на глаза покажусь!? ((Именно ЭТА мысль удержала на ногах наших соседей)).

Водопад уже виден. Подойти к воде можно, только дойдя до него. На тот берег перекинуты два мокрых бревна ((Ха! Бревна! Палочки!)). Должно быть, когда сухо, народ перебирается на ту сторону. Оттуда можно и искупаться. Но не в этой грязи.

Куда бы я ни пришла, первым делом я шлепаюсь. Это традиция. Если самой шлепнуться не удалось, значит что-нибудь поваляю (вазу, там, самовар… (.

Иду к воде стираться. Какие 8С!? Я делом занята. Костюмчик стал целебным донельзя. (К пещерам вся сырость просохла (.

Гид всех предупреждает, что памперсов в автобусе нет (это единственное, что мне удалось разобрать (.

Народ разбредается по лесу, фотографируются. Собираемся к автобусу, обедаем чем кому Бог послал. Едем дальше.

Другой водопад не так высок, но более порожист: много маленьких водопадиков. Сегодня там, в отдалении раскинуты военные палатки — спецназ всех мастей: армейский, МВДэвский, флотский сдает зачеты на краповые береты. Беретов на них особо не видать — все больше камуфляжные косынки на пиратский манер. Бегают в гору на время, с выкладкой, чего-то там форсируют в разных местах (водопад, например (. Полигончик вполне подходящий. Палатка с пивом, само собой, тоже развернута. Амбулансы стоят, если кто перетрудился — ведут под белы руки пульс мерить — Европа.

Топаем в горку вдоль речки. Журчит весело. Грязи здесь нет — камушки желтенькие. Где-то посередине девица повизгивает, в синем бикини — вода холодная.

Тропинка раздвояецца — идем к водопаду наверх; он не скрывается, так отвесно течет бурунами меж больших камней. По камням мы полазили, разувшись: местами вода по щиколотку, местами, должно быть, по это самое.

Деревья растут из камней как из воды. Спецназ хотел искупаться, но нас стесняется — трусы, видно, семейные.

Затем пещера. Крутая тропка по камням, по счастью не осыпается. Гидша сдает нас спелеологам — заходим, после четвертьчасового ожидания, внутрь.

У входа порасставляли всякий антураж для желающих увековечиться: горшки, божки, черепки, в смысле, черепа с рогами. Здесь посветлей, поэтому фоткаются охотно.

Главная достопримечательность пещеры — подземная река. Пол залит бетоном, ступени, перила, канаты, подсветка в наиболее интересных местах. Пещера известна давно, достопримечательности, которые можно отколоть и унести — откололи и унесли. Ревет вода. Фото получились темными, но на самом деле там довольно светло. Идем, втянув головы в плечи, и стараясь ими особо не вертеть, чтобы не треснуться. Нас предупреждают, чтобы от бетонки не отклонялись — заблудиться в этом месте нельзя, но на кабель наступить можно, а пещера еще сырая, кое-где с потолка капает.

Виды описывать сложно. Надо смотреть.

Далеко нас не ведут. На другие уровни можно выйти через сифоны в аквалангах. Там, говорят, красоты поцелее. Пар изо ртов идет, но замерзнуть мы не успеваем. Стены пещеры светло-желтые, бежевые, красноватые — оттого и «кызыл».

На обратном пути я опять шлепаюсь на ровном месте, подарив себе еще один синяк на боку ((его помню, а сам факт во мне не отобразился)). На пляже будут недоумевать (те, кто по горам не ходил (.

До следующей пещеры ехать долго: только в гору км 10, через буковый (а может грабовый (лес. На горках вдоль дороги белые лысинки. Нам рассказывают, что на лысинки вставать ни в коем разе нельзя, можно куда-нибудь провалиться, как провалился 17 лет назад первооткрыватель пещеры Мраморной. Поскольку открыли ее в благополучные советские времена — многого там поломать не успели. Пещера вполне благоустроена и впечатляет. Можно снимать какого-нибудь «Властелина колец» без компьютерной графики. Колдовские замки в миниатюре. Волшебная страна с озерами и террасами. Шпили и статуи. Великанская голова и целая гора, поросшая невысокими кальцитовыми свечками — «гора хренов». Белые стены ((мраморный известняк)) выглядят коралловыми, предупреждают, чтоб ничего не хватали — от наших человеческих бактерий мрамор «зацветает» — зеленеет. Хорошо видно, где уже похватались. Все подсвечено.

Идем, впечатляемся. Нас 9 человек и никто нам не мешает. Снимать не стали. Вспышка у нас для пещеры слабовата. Народ позирует во всех видах.

Гид-спелеолог за 5 гривен с носа обещает показать все остальное. Показывает ((втрое больше, чем ранее прошли)). Странно, что Крым-тур берет самые дешевые билеты. Там еще столько же залов, ничуть не менее интересных. (Вот где берут идеи компьютерные маги, сочиняющие киноэффекты (.

На обратном пути гид молчит. Утомленная группа клюет носами. По правде сказать, на шоссе из Симферополя ничего интересного, кроме Белой скалы нету. Нет, если в первый раз ехать, как мы два года назад — очень даже. Но на 4-й — привыкаешь. Особенно после красот южной дороги.


22.05.04 По просьбе трудящихся, а конкретно продавщицы «Гюзели», которая «еще не пробовала», описываю вино инкерманское «Рубин Херсонеса» 1998 года.

На этикетке: «обладает сбалансированным вкусом… располагает к беседе… идеально для барбекю и шашлыка» (саперави, мерло, бастардо магарацкий (. Цвет — рубиновый, вкус — строгий, прозрачный, с брусничным оттенком, долгое обволакивающее послевкусие, в котором что-то от грецкого ореха. Не пьянит. Не туманит мозги. Слегка расслабляет (уравновешивает (. И в самом деле наилучшим образом подходит для беседы.

Еще взяли «Каберне качинское» 2000 года. Суперское вино. Мерло (и, видимо, бастардо (более монотонны. Но каберне более тяжелое, темное. В общем, то — как мачтовая сосна, а это широкое в комле и основательное. Качинское к нам не возят.

Сегодня добрались, наконец, до Нового Света. Мечтали еще с прошлого раза.


Новый Свет

расположен в 7 км от Судака, очаровательный уголок Крыма, не похож ни на какое другое место полуострова. Величественная гора Сокол, дикие утесы Караул-Оби, таинственные гроты и лазурные бухточки — Зеленая, Синяя, Голубая — создают незабываемую картину, сотворенную вдохновенной природой. Недаром в древние античные времена место это называлось Парадиз. В окрестностях поселка много невысоких, но живописных гор, к вершинам их ведут тропы и дорожки, например: Голицынская тропа ((красивая, зараза, но после дегустации лучше близко к ней не подходить)).

Экскурсия стоит 5,5 грн. ((культурная — 24 грн. на каждого с дорогой)). Мы же подумали, О. порасспросила соседей, и поехали на маршрутке. В Новый Свет ходят микроавтобусы побольше — «Iveko» (обратно ехали вообще с комфортом: потолок высокий, кресла с подголовниками… Старых машин среди маршруток, похоже, нет (. Долго ждали. «Дачное-Уютное» ходят каждые 2—3 минуты, и еще большие желтые «Тата». А эти, видимо, минут через 40. Пропустили одну полную, пошли до Уютного, там двое вышли, мы сели. Докатили за 15 минут.

Новый Свет — это бухта и очень небольшая. Два пансионата: ССП «Полет» и «Новый Свет» — 16 этажей. Завод шампанских вин (в горе (. Дом Голицына. Улица Голицына, улица Шаляпина ((жить можно на ул. Шаляпина,7)). И, вроде, воинская часть, российская (они тут в каждом приличном месте понатыканы. Чего они здесь делают?! (. Небольшая набережная (бухта здесь зовется Зеленой (, вполне, впрочем, оборудованная. Поскольку отдыхающие уже есть, а ходить им особо негде: можжевеловая роща — это заповедник и за вход платить надо — то катамараны (см. «конь педальный» (уже покачиваются на воде у берега ((соседи один угнать хотели — до Судака сплавать, может после нас и удалось, мы отговаривали)).

(Сегодня к Судакскому причалу пришел теплоходик. Мы его видели после ужина. А так море пустое, тишь да гладь ((позднее этот теплоходик с утра разорялся на весь пляж на предмет экскурсий)) (.

Стоянка в середине городка. Сразу кто-то из местных предложил «экскурсию». Мы решили сами ((Ага! Я отказалась, так меня полдороги пилили!)). Пошли на берег. Там в дальнем конце бухты начинается тропа Голицына. Каменная арка, кованая дверца. Сидят парень и девушка ((скушно им, поди, просто так сидеть)) с картонной папкой. Обилечивают, т.е. билетов нет, так плату берут, потому не свирепствуют ((и мы, и соседи прошли со скидкой, причем мы во второй раз прошли почти как один человек)). За дверцей сразу тропа. Облагородили. Где перильца, где канаты натянуты. Где земля–камень под ногами осыпается — залили бетоном. Ступени естественные каменные или грунт укреплен: два штыря железных, доска — подпорка — вот тебе и ступенька.

Молодой, должно быть князь-то был по такой тропе ходить ((шампанское любил — жуть! По такому страху шляться! Мы тоже еще пойдем)). Там, где внизу гора градусов 45—60 еще ничего, а где отвес и камни грудой вниз… У края тропы груда камней. Когда-то нападала. Дивно, меж ними сосна выросла, а здешние сосны долголетние. Подойдешь поближе: дырка. Камни-то большие… ((и вниз метров 100…)).

Топаем по тропке. Тропа сантиметров 40. Ну, где-то пошире. Бодро дошли до шаляпинского грота. В нем у дальней стены сводчатая ячеистая кладка — бутылки в которой выдерживают. Сбоку выложен свод, полуразрушенный и окошко в стене зачем-то…

((Стоим под стеной камня дырчатого, сразу лихорадочно начинаю вспоминать с какой периодичностью тут происходят землетрясения. Отдыхающие живо интересуются у гидши бывают ли у них несчастные случаи — дежурная шутка «15% — усушка-утруска». Весело)).

Маются бездельем трое парней: предлагают прокатиться на веревочке над обрывом. Типа тарзанка ((дурик был тот Тарзан — с такой страсти прыгать!)).

Послушали вполуха экскурсовода, которая рассказывала, что здесь хранили вино и рылись до завода подземным ходом. Ход этот недорытый засыпали.

Пошли-полезли по тропе дальше. На этом участке цивилизация отсутствует. В одном месте я призадумалась: как возвращаться-то будем. А ну как рюкзак перетянет в сторону моря? (шутка (. Но когда идешь по тропке, а внизу ((слева)) обрыв этажей, хм, в 16 и камни острые морем омывает, не до шуток ((если б справа не было скалы, за которую держаться можно, я б не пошла)).

Тропа вверх-вниз, куски ((обломки)) скал скалы подпирают. В смысле — просто так стоят, прислонившись карточным домиком. А над тобой — отвесный коралловый риф. Окаменелый. Все эти мысы — рифы. Прошли до Синей бухты. Ее еще зовут Разбойничьей. Здесь тропа спускается почти к воде. В воде валуны размером с тумбочку и поменьше. Мох водяной, водоросли и медузы. В одном месте, вроде, берег — крупный песок, но в воду эту лезть почему-то не хочется. Хотя, говорят, в бухтах вода на 2 градуса теплее (в Зеленой спокойно купаются (. Мы даже купальники заради этого заранее одели. Он, зараза, мне на футболку любимую под рюкзаком полинял ((гад, просто!)).

Идем дальше. Останавливаемся отдышаться (я (, озираемся. Сюда точно надо фотоаппарат, а еще лучше — видеокамеру. Заснять эти бухты на наш фотик сложно — всей глубины не передаст. Скалы живописны. У нас 4 кадра. Примеряемся, где что можно снять. По гребню горы идем дальше. Куда? Прямо? Направо-вверх? О. взбирается наверх, посмотреть, я за ней — там дорога широкая, метра два ((ни на минуту оставить нельзя — тут же следом лезет, а я ж говорю: «Вернусь!». Не верит, поди…)). Тропа №2. Из города. Мы по ней вернулись. А сначала думали, что вернемся по Голицынской, поснимаем.

Пошли вперед, на мыс. С него отлично видно Меганом, Дачное, городской обрубленный мыс ((гора Алчак)) (обрывается отвесно — остальное в воду упало (, Судак и скалу, на которой стоит крепость. Девичью башню можно на ней угадать только потому, что мы знаем, что она должна быть.

Обошли верхушку мыса сбоку, посмотрели на россыпи камешков дальше по тропе и решили, что там мы ничего не забыли. Вернулись, щелкнули О. на фоне Судака. Пошли обратно мимо странной кучи камней, явно не здешних. Где-то тут должен был Сквозной Грот? Внизу подальше видна узкая полоска песчаного берега — Царский пляж. Попасть на него можно только через заповедник. Мы, было, решили, что по скале можно к нему пройти ((там чего-то вроде тропочки просматривалось…)), но ошиблись. О. заметила солидную такую тропу со ступенями с каменным ограждением. Куда-то же она должна вести!? Встретилась два раза ящерка. Желтопузик. Маленький, см 10—12 с хвостом, узенький, серенький. Первый раз я допёхала до него, только когда он уже скрывался в каменной кладке, только хвостик тоненький и удалось углядеть. А когда шли обратно — посидела на скале, кося глазком, попозировала, ровно столько времени, чтоб нам друг друга рассмотреть. Мало их осталось, желтопузиков. Дети поизвели.

Тропа эта каменная ведет к гроту. Опять кованая дверь. В скале. И грот. Готика. Высота этажей 7, не меньше, может больше. Стены сужаются и сходятся стрельчатыми сводами в вышине. Видны два просвета — выхода. Все равно жутко. Здесь, говорят, водятся летучие мыши ((Ха! говорят! Если они над головой шипят и чавкают… голодные, наверное)). И, говорят, мыши эти вампиры. Врут, наверное. Про вампиров. Пол ровный. Не поймешь сразу: так и было или бетон, но, судя по тому, как выглядят оба выхода — ровняли. В обоих — ступени. Обрываются к камням. Тут мы не удержались и отщелкали оставшиеся кадры. О. восхищается моей шапочкой ((панамкой!)) (или мордой в шапочке (((конечно, мордой)) и снимает только в ней.

Как вот его опишешь, грот? Шириной он метра 4.

Туристов нет ((был катер, долго они с моря высматривали грот, увидели нас: «О, люди!». Мы им помахали)). По крайней мере, они не мешаются. Все-таки в межсезонье есть свои прелести.

Обратно шли через можжевеловую рощу. Тропа широкая. Лавочки. По две урны рядом: железная для окурков и мешок на железных обручах — для бутылок (бутылки пластиковые на дороге встречаются — лень до урны нести, и осколков много, но на мысу. На тропе нет. Не пьют, видно, боятся.

Сосна Станкевича и 2 можжевельника: древовидный и еще какой-то с шипами, кустом…, а!, колючий.

Отклоняться от тропы, топтать лес и собирать шишки запрещается (о кострах, уж, и не говорю ((правильно! Деревья многовековые, а изгадят за неделю)) (. Только по тропам можно ходить, которых много. На плакатах: «…только по маршруту!!!», т.е. по стрелкам.

Одно дерево можжевеловое на редкость живописное, и скамейка рядом, значит ходить можно, протянуло сук над тропой и сук этот, не преувеличение, «отполирован тысячами прикосновений». Не весь, понятно, а то место на нем, за которое удобно браться туристам, когда они с этим деревом фотографируются. Кора у него такая, что кажется он и вовсе без коры. Сухие сучья аккуратно спиливают, спилы замазывают специальной глиной. Вот из них-то и делают все эти ложки и подставки.

Вышли (мимо еще одной девушки с папкой и шлагбаумом (, срисовали схему, пошли на маршрутку. На ужин обещали курицу жареную и пюре — фиг с ним, с ужином. Однако, успели на маршрутку («три звезды» (. Еще там какой-то торгово-дегустационный павильон, но, похоже, там «Массандра» (все заполонила. Судакский винзавод тоже им принадлежит. «Солнечная долина» потихоньку хиреет от такой конкуренции. Тем более: бабы там одни… (.

А на ужин — мяско и картофель фри. О.: «Подумать только, когда-то я обожала жареную картошку!». А теперь — капусту с морковкой. Раз пошинковали на обед — так слопали этот гарнир с удовольствием.

С полным пузом пошли на пляж. Солнце уже садилось за крепостную стену. Вода уже, можно сказать, теплая. И поплавать можно. Но недолго. Наловчились обходиться без раздевалки. Народу почти нет (вечером (, а днем мало. Если отойти в сторонку, никто особо и не смотрит. Ладно, купят себе шторы сами.

Купаться не холодно. Холодно, когда с пляжа идешь. Где-то на полдороге. На наше счастье ветер, поднявшись, было, когда мы шли вниз, на обратном пути утих ((удивительно, но дорога на пляж и обратно и по два купания на каждого + переодевание у нас занимали час времени!)).

У ворот «Бастиона» наш кадр померещился ((в отдалении)). Вообще много тут. В прошлый раз никого не заметили, хотя специально приглядывались. А тут: одна парочка прямо Буч и Клава. Но мы на пляже лежали, а они смотрели сверху с набережной — особо их не разглядели.

Утром на пляж высыпала куча ребят с рюкзаками (8-Б (. Должно быть класс привезли на выходные, крепость там посмотреть, море понюхать. Покидали рюкзаки. Двое пацанов понеслись в море. А там я плыву. Не спеша, купальный сезон изображаю. Те, естественно, ничего вокруг не видят, глаза выпучили — вода-то холодная, они, поди, думали теплая будет. Но ничего, не столкнулись.

А вечером горизонтский пляж пришли проведать горизонтские же собаки. Пришли, по-хозяйски все обнюхали. Порядки тут — на помойку вечером нельзя, пляж проверяют (и не какой-нибудь — свой (.

Кошки на помойке в Новом Свете! Культурная помойка, контейнеры крашеные. Штук 6 разномастных кошек сидят на них, точно чайки. Аккуратно составив лапки, сидят смотрят. На контейнере.

Чайка на помойке (контейнеры здесь стоят вдоль дороги, в выгородках (сидит на каменном заборчике и смотрит свысока. Клюв хищный, длинный, лапы стройные. Как гриф, блин. Чайки здесь вместо голубей.

Что-то у меня невыразительно про Новый Свет. А тропа, ведь, впечатляет.


«Каберне качинское»: каберне-совиньон из Качинской долины, выдержка более 2 лет в дубовых бочках, гранатовый колер, «з тонами нiчноi фiалки i пасльону в букетi, м`яким оксамитовим смаком», 8 золотых, 3 серебряных медалей. Король красных вин, изысканное и элегантное вино для домашней коллекции.


23.05.04 Проснулась в шесть, нет, в семь и затопила печку. Т.е. в сеть включила. Без нее (него (прохладно ((прикольно, бесполая печка)). Спим: простынка+плед+покрывало. Кровати твердые ((но нескрипучие)). Вот подушки большие. «Косточек» не хватает. К утру спина и плечи слегка затекают. Валялась, читала здешний «телескОП». Симпотная газетка. Люди с юмором. Надо будет в поезд купить ((ага, в Симферополе час думали чего надо-то, только в поезде вспомнили)). Заказали машинку на отъезд. Задаток 5 гривен. Ежедневник, все как положено:

— Формировать группу буду на это время. Куда подъехать? Есть шлагбаум, есть въезд…

— Мужик, давай на остановке. И тебе проще, и нам не искать.

Слегка загрустили. Уже и уезжать скоро. А время пролетело. Чего, спрашивается, делали?! А наш английский!? Гуляли. И то сказать: дома мы на природу год не выбирались. А тут сплошная экзотика: можжевельник, сосна эта, Станкевича. А в парке ТОК «Судак» ((и в «Соколе»)) ботанический сад в миниатюре. Таблички только по весне еще не все повтыкали. Или новые заказали?

Щас чай-кофе попьем и на пляж потопаем. Плюшек-то, плюшек. Приедем, взвесимся и в ужас придем! Мяса тут на год наелись. Даже привыкать начали. Что не есть гут. ((Не! Сначала мяско не лезло. Потом порции уже не казались большими, даже хотелось еще чего-нибудь заглотить. Плюшки! Такой «МЯВ!» был на пляже на пахлаву… Я, аж, с моря прибежала. Теперь опять порции большие. У меня обед еще не переварился) несмотря на винные вливания), какой ужин?!? Мяско — кошкам. Подумать только: раньше я любила жареную картошку) целую сковородку ее могла зажевать!). Взвеситься не решились. Дома расстроимся.))

((Море сегодня грязное. Купалась в мерзкой воде. Хорошо вечером горячую дали! Мертвых медуз с себя смыла.))

((Сделали фотки. Пещеры не получились. Кактусы мои ненаглядные обрезали. Жуть!))

((М. на девок заглядывается: «Во! Задницы пошли!..». А меня пинает: пузко, там болит, ляжки чешутся… Говорит, вру. Не ляжки чешутся. Но гонит. Задумаешься тут)).


24.05.04 ((Хотели проснуться пораньше. Воду понюхать. Ха! Я проснулась по наручному будильнику. В 08.25. Обычно к этому времени уже кофе был готов. Правда, вчера был День Большой Стирки. С утра еще не просохло. Народ все время в номер ломится, спинку не дает полечить. Полечила. Порадовала 3 пляжа кровавыми разводами. Но хребтику явно полегчало.))

((Искупались на «Арзы» — медуз уменьшилось и разбросало дальше в море. Разделись, оделись, побежали денюжки менять) «Папа, купи денег!»). Сполоснулись, подкрепились и пошлепали на тропу. Со скидкой. Обснимались: скалы, гроты, камни и камушки. М. щас штанишки мои от скальных цветочков отстирывает. Может и получится. Пытались совместить свои морды с пейзажем. И штоб горы впечатляли как в натуре. Во второй раз тропа пугает меньше, но коленки скрипят и поджилки трясутся как в первый раз. А тут еще М.: «Может не пойдем в горы, чего-то мне тревожно…». Всю дорогу за нее опасалась, а потом погнала на скалу из ущелья. Сердце чуть не выпрыгнуло: потому как вниз уже не спуститься, вверх далеко и круто, выпрямиться негде, а камушки из-под ее ног так и сыплются, и это ее предчувствие… Вспомнишь тут всех святых! Наверху я поняла, что альпинистом не буду НИКОГДА! Потом обошли всю можжевеловую рощу, утыкаясь в новосветские огороды, вышли. Шампусик не разливают, затарились бальзамчиком. В маршрутке у меня случился «отходняк») видимо, у М. тоже, потому как салатом весь стол усыпала).))

((В «Горизонт» опоздали, но кое-какой едой нас покормили) мы жалобно попросили чаю, нам милостиво принесли какую-то общеупотребляемую бурдейку).))

((Зато мы добрались до Царского пляжа! Покупались в целебной воде Голубой бухты 2 раза. Вода прозрачная, наиболее теплая (на этом берегу (, медузы у самого берега, поплавали на пару с чайкой (чайка села на воду за моей спиной, а с О. они подгребали к берегу синхронно, так же и вышли: шлеп, шлеп (. Народу немного, галька. Спускались туда через всю гору, часа полтора. Прошли в ущелье по дну горной реки — далеко и местами круто, практически на руках, подтягиваясь, но психологически легче, потому как горы — сверху и падать некуда.))

((Разбойничью (Синюю (бухту я тоже осчастливила своей тушкой, там вода ничего, но сегодня с медузами. Пляж наиболее удобный для быстрого плава: теплые плоские чистые камни на берегу. В воде не плавала, но дважды окунулась, грохнувшись на илистой каменной площадке) а народ-то радовался: «Купаются!»).))

((В общем: Новый Свет мы обсмотрели. У нас) в Судаке) лучше. Вода 15—16С)).

В Голубой бухте пляж мелкогалечный, и, поскольку бухта полузакрытая (оба мыса (, волн почти нет. Говорят, вода целебная благодаря повышенному содержанию йода. И правда: плывешь, и йодом пахнет. Видно, что вход в Сквозной грот — на уровне 2—3 этажа над водой. А из двух выходов — россыпь острых непроходимых камней до воды (может они еще и от благоустройства остались (. Выходы открываются в другую бухту — Синюю, но из нее их не видно.

В ущелье этом… По дну скачешь, как коза, по камням, иногда на всех пяти конечностях (пузом кверху; вспомнив занятия по борьбе: полезное, оказывается, упражненьице мы делали на тренировке (. Подняться наверх по склону можно на четырех, а спуститься… Не знаю, я бы, наверное, там штаны оставила (по крайней мере, три места из этих штанов ((и кожу с ладошек, однозначно)) (. Высунув язык, лез ((а)) наверх и боялся этот язык прикусить.

Все порываемся на «Сокол» сходить, на градусник посмотреть (на табло, т.е. (. Все некогда.

Хотим встать в шесть и двинуть на пляж, пока вода без мертвечинки. Опять же на теплом (теперь уже горячем — воздух 22С (песочке поваляться… Пляжи все еще пустые (хотя народ уже стал прибывать (. Лафа! Перед носом никто не маячит.

Узрели, ЧТО значит «камни на тропе отполированы тысячами ног туристов»: блестят! Те места, куда удобно ступать ноге.

Лежим, кушаем клубничку местную. В местной же газете: «Часто ли вы моете семечки перед едой?» (о пестицидах (. Ягоды этой весной у них водянистые.

Если в Питере мы уяснили, зачем людям нужен коньяк, то здесь мы осознали значение сухого вина в жизни путешествующего (пешком (. Глоток сухого утоляет жажду, подкрепляет, облагораживает полость рта и слегка охлаждает припекаемый солнцем организм ((надо же: век живи — век учись…)). В общем, как положено вину — воодушевляет!

Каркасно-щитовая кафешка в Судаке: слева кафе «Мадонна», справа — диско-бар «Кошачьи ушки». Походили вчера по местному «Бродвею» — нам сунули рекламку местного стриптиз-заведения. Интересно, сезон у девушек с 01.06? Тепло ли тебе девица, тепло ли тебе синяя? На ночь-то глядя, прохладно.

Попутно выяснили, что, учитывая особенности произношения, третий подбородок в Украине не актуален ((это я с выражением этикетки винных бутылок прочитала)).


25.05.04 С утра дождик, к 10 часам перешедший в дождь ((вот, оказывается, к чему медузы мертвые у берега плавают — примета у местных такая)). Порадовались, что День Большой Стирки у нас уже был. Купальники сушим, развевая ими над печкой. Синтетика сохнет сравнительно быстро, а х (б носки досыхать отказываются. На балконе полощется одинокое полотенце. А! Не забыть веревки снять ((и прищепочки)).

Кушать хоца. Остатки сухпая и «викторию» доели, в холодильнике только запас на дорогу. Яблок здесь еще нет — придется обходиться огурцами.

Решаем, что брать: инкерманское «Каберне качинское» или солнечнодолинский «Кагор». ((В смысле здесь выжрать. Ждем возможности выбраться в город. Дождик, дождик, заткнись!))

((Оторвал от жизнеописания какой-то хрен, вежливый. Анатолия Федоровича у нас ищет, извращенец. Второй раз телефонный звонок беспокоит.))

((Не пошли купаться, будем по садику шляться. Обнюхали весь «Судак». Записали примечательные деревца и кустики: пихта испанская) иголки-гусеницы), можжевельник высокий) иголки чешуйчатые), кедр атласский) иголки длинными метелками, сейчас еще на концах светло-зеленые мяконькие), кедр гималайский) в небольшом виде имеет сходство с тисом ягодным, иголки веселыми кустиками; большие — с почти черной древесиной) — эти оба сфоткали на задах «Горизонта») получилось не впечатляюще), гибискус сирийский) можно с чайничком подходить, заваривать), абрикос обыкновенный) «арменика вульгарис», а попросту — урюк), еще жасмин и многие безымянные деревца и кустики; шиповник, различные акации) пахнут, заразы, одуряюще), «кактусы мои любимые» еще раз щелкнули; М. с розой) милая парочка).))

((Оголодавшие, с подведенными пузами понеслись в ресторан. Там заглотили вкусный салатик, я похлебала борщ) вернее овощной супчик), а потом был долгожданный рисик и вкуснючее «мясо экзотика») маринованное, запеченное с сыром и ананасом). Ам! М. облизывается, бутылки под вино сушит.))

И думает: чего бы еще съесть?! И еще думает: как же это мы будем жить, доброе вино ежечасно не пригубляя? ((Не пия!? Мне обещали адаптацию на работе. Врут, наверное.))

В ресторации шум стоит. Народу прибыло.

((Добрались до только что открывшейся библиотеки. Книжек о здешних краях отобрали) и набрали почитать), уточнили название окрестных гор у местного населения) забыли, что маленькая горка по дороге в город — Сахарная головка))).


26.05.04 Купание в Голубой бухте расслабляет. Сегодня (вечером, перед ужином, посмотрели в «Соколе», то бишь в «Львiвском залiзничнике» (воздух 16С, вода 13С. Честно говоря, лазить в море было неохота. Хотя пены мало, между грязью ((намытой галькой и песком)) можно было найти промежутки.

Поразминались на пляже, пошли. Волны мелкими барашками, и каждый барашек норовит залезть ((залиться?)) тебе в нос и в рот. Ноги мерзнут по это самое (вернее «это самое» больше всего и мерзнет (.

Выходишь из моря, обсушиваешься полотенцем и плюхаешься во весь рост на прогретый песок, безо всякой подстилки. А потом перекатываешься на сухое место и т.д., благо пляж пустой. А стоять загорать — холодно.

Блин, стоит немного расслабиться ((на Царском пляже)). И после дождя — уже лень.

Вчера утром был дождь, рано. И днем моросил, ну, капал чуть-чуть.

Под солнечными лучами вода с листвы (точнее с иголок — леса здесь хвойные (начала испаряться, и вершины гор не видны были из-за клубов поднимавшегося над ними пара ((красиво!)).

Наши соседи по нашей наводке съездили в «Архадерессе». Саша не пьет, а Наташа продегустировала ((веселая вечером была)). Теперь уже 10 вин: 3 «Меганома», «Черный доктор», «Черный полковник», «Солнечная долина», «Золотая фортуна», «Приват», «Мускат фестивальный», «Портвейн белый».

Купили «Кагор» Солнечной Долины. Балдеем. Вкус черносливовый с танином. Из черного винограда. Благородный. Половину с собой в дорогу взяли.


27.05.04 Писать лень. Вагон качает. Прощаемся с Крымом. Уезжать совсем неохота. Особенно, если ехать трое суток.

Утром встали в 06.25. Вообще-то я стабильно просыпалась в 5. Как рассветало. Когда солнца еще нет, небо белое и кажется, что весь день будет затянуто пеленой облаков. В 6 уже ясно, какой будет день. Облака в ясный день выползают из-за гор после полудня.

Кофе. Душ. Душ №2 (в кране обнаруживается горячая вода (. Прихватываем крымтуровское полотенчико (пока наше досыхает (и — на пляж.

((Кстати, о полотенчиках: меняли их нам один раз вместе с бельем в день, когда мы уезжали на экскурсию, пару мы по договоренности с горничной принесли менять на следующий день, тут приперлась директриса: «У вас возникли проблемы?». После объяснений напустилась на молоденькую горничную: «А почему вы окна не открываете? Откройте окна! Впустите сюда этот чудный воздух!». Ушла. Мы: «Гоняет вас?» –«Да вообще — мегера!». А при телефонных переговорах мне так не показалось)).

Народу — никого (вчера было холодно (а (, завтрак (б (. Волны маленькие, считай, совсем нет. Вода чистая, прозрачная. И холодная. (Я, по своему обыкновению, тут же начала жалеть, что раньше мы на пляж приходили позже, и эдакого удовольствия себя лишили. (

Для последнего дня — самое ТО (так и хочется вставить «достойное завершение» или что-нибудь в этом духе (.

Искупались по два раза. Плыть по спокойной, подернутой легкой рябью воде, даже холодной, одно удовольствие. Разве что дальше, за буну не заплываешь — там еще холоднее, а еще возвращаться. Впрочем, я не видела (не помню (, чтоб кто-то дальше нас заплывал. Вру. Видели. Дама одна плавала далеко и долго. Когда вышла, какой-то парень тоже из отдыхающих, подошел, поинтересовался, как она себя чувствует ((не очень хорошо, видно было, согреться долго не могла, потому как горячительное надо с собой носить)).

Народу — никого. Пришли три рабочих-помостостроители. Мы бросили по монетке. Порадовали работяг мимолетным стриптизом (все же понимают: кабинок еще нет, а вода еще холодная (. Бодро пошли в горку.

Следы покрышек на лестнице уже стерлись (кто тот самоубийца? — подумали мы сначала. Хм, если тут такие спуски на дорогах, то ЧТО ему лестница — подумали мы потом ((после Нового Света)).

Попрощались с соседями. Рассказали им про вчерашний банкет в нашем ресторане и про то, что ужин они правильно пропустили (раздали дежурное блюдо в горшочках — мясо с картошкой, перченое, вдогонку — салатик, только десерт из мороженого и бананов был как нельзя кстати. Сказали большое спасибо повару, что нам персонально не солил, не перчил (. Ездили они Кара-Даг смотреть (4 км туда, 4 обратно, на своих двоих, местами на заднице, экскурсовод честно предупреждает, где ехать придется (. Они еще на два дня остаются. Домой приедем одновременно — 30.05.04. Где мы, а где Ярославль. Эх!

Я купальники сушу в полотенцах, О. пошла книжки в библиотеку сдавать.

Горничные пришли номер принимать. Главное — чтоб все полотенца наличествовали!!

Посидели с нами на дорожку. Пожелали счастливого пути.

((Взяли сумку и рюкзаки)), пошли на стоянку, «Мерседес» ждать.

Ждем. Подкатывает «Пежо» -легковушка. Диалог:

— Вам в Симферополь?

— А где наш «Мерседес»?

— «BMW» -то? Сломалось чего-то. А «Пежо» вам не подойдет?

— Не, мы просто договорились..

— А я вас подброшу, там пересажу.

— На автовокзале? В него?

— Да.

((Сели, поехали. Проезжаем мимо стоянки с нашим микроавтобусом. Мы: «Вон же он стоит! Ты чего, мужик мимо проехал?!?». Вернулся, высадил нас. Наш договорной водила с ежедневником:

— Ты по записке приехал?

— Ну!

— А чего тогда…

— Да не повезу я их.

— Не, ну ты чего говоришь!

— Я их не повезу! Они такие! Они думают, я их по дороге грабить буду!

Мы:

— Не, парень. Это мы слишком правильные. С кем договорились, с тем — едем. Ты б сразу сказал, что у вас бригадный подряд. Мы ж вчера спрашивали: набрал ли он группу, чтоб зазря такую махину не гонять». А он: «Ваша задача — вовремя быть на месте»

…))

Разобрались. Довез до автостанции. Еще двоих себе не нашел — не сезон. Сдал на руки симферопольскому водиле. Чин по чину: бригадир сказал.

Доехали до Симферополя. Водила нас немножко раньше высадил, поскольку не таксёр, а так, по пути.

Время еще было, пошли посмотреть расписание. Последний автобус на Судак в 19.10. Успели бы до темноты, но помыться — вряд ли. В общем, правильно мы ехали. (Соседи наши приехали 18.05.04, «татары бушевали», как выразился наш попутчик. Ну, таксёры их и напугали, мол, щас город закроют, воще не уедете (. Водилы там сурьезные: подходит со строгим лицом:

— Куда едем?

— Да нам уже никуда.

— А чего тогда тут?

— Расписание поглядеть.

— И куда вы тогда пошли? Расписание тут! Глядите, пожалуйста. Тут то…, тут сё…

Профессионалы, хм.

На Ялту, Алушту, Гурзуф троллейбусы каждые полчаса, как маршрутки в Новый Свет.

На стоянке такси висит километраж до каждого города и цена авто за км: «Жигули» — 1.3 грн., иномарка — 2 грн., VIP — 3 грн. Отечественные у них все — «Жигули». Микроавтобус до Судака — 15.7 грн.

Сели ((в поезд)). 4 чела на весь вагон. У нас два нижних + дед на верхнем, ему до Свердловска, а потом в Караганду. И дама на нижнем в соседнем купе, одна! ((Как нас всех четверых в одно купе не поселили — загадка!)) На наши возмущенные речи проводницы деду пообещали, что при возможности дадут ему в Мелитополе отдельное купе. В Мелитополе стояли 20 минут. Торговцы безуспешно бегут вдоль состава — состав пустует, мало кому обломится. Интересно, почему билеты не продавали? Ну ладно, 37—38 места — им бумажка пришла: не продавать! Менты да начальники будут ездить.

Долго искали российскую мелочь (белье! (. Положили, чтоб легко было найти, само собой. Куда, интересно?! Обследуем все карманы и карманчики. О. села подумать (понятно, где лучше всего думается (. Слышу: «Я знаю где!». Верно, в ключнице у нас карманчик. Там оно.

Подстаканники теперь у нас наоборот. Чукча, я, чукча. Что вижу, о том пою. Нет бы пещеры описать. Или как мы ездили второй раз в Новый Свет. Все мне кажется, что для этого слова нужны какие-то особенные. Что описывать эти впечатления нужно каким-то особенным языком.

Интересно «стажер Даша» в библиотеке заседает, по путеводителям «стажируется»?

Девушки «диетические» больше нам не попадались (что обратило внимание — ходят всюду парой, с одним рюкзаком, обе без косметики ((прям как мы)) (.

В сезон наш поезд, оказывается, ходит как скорый. Проезжает все это дело за 2 часа.

Доели приготовленные бутерброды из сухпая. Желудок требует положенного размера порции.

Смеркается. Пьем кагор.

Лиман проскочили как-то незаметно. За окном целые поля маков вперемешку с чем-то фиолетовым. Лаванда?

Вышли в коридор, пройтись и увидели прямо за окном воду. Много воды на ровной как стол равнине. Того берега не видать. Показались вдалеке ((на горизонте)) огни и скрылись. Опять вода безбрежная. Долго едем, рассуждаем, какие бывают водохранилища и почему прошлые разы мы его проспали. О. пошла посмотреть карту на стенке и вернулась с круглыми глазами на задумчивом лице: «Это — Днепр!». «Чуден Днепр при тихой погоде…» хором подумали мы; и «редкая птица долетит до середины…». ((Прав был Гоголь)).

«Как все-таки мучительно больно, что бесцельно прожитые годы так быстро прошли!»


28.05.04 Вагон что-то уж совсем старый: спинок кожаных нет, а пластик холодный, дверь на замок не закрывается, в сортире унитаз с заплаткой. Проводницкий целый, но худо держится. Видимо с него уже кто-то падал, потому как ручка выдрана с мясом. Станционный Ленин издали смотрится бюстом Хопкинса.

((Едем, день II, у М. на меня аллергия, морщится.))

Минус 2-недельного питания отбивными: жрать хоца!

Смотрим в окно: всякая вода «ой, море!», сарай каменный «ой, руины!». Тьфу! Россия уже давно.

На границе таможенницы бабы. Должно быть, оклады им снизили.

— Откуда?

— Судак.

на челе — работа мысли:

— Иконы есть?

— Из Судака?! — А, тогда все

((Сижу в сортире, думаю. Токо слезла — тырк за ручку. «Щас!», — говорю. Дверь отворяется, ментовская морда. «Чё те надо!? Помочь зашел?». Дверь захлопывается, шмырг в купе и затаился.))

Сувениры. Везти отсюда можно можжевеловые изделия (8—60 грн. (, целые рапаны и другие крупные раковины. И, конечно, вино (если выглядишь средненько — сумки не смотрят (. Шампань и Инкерман у нас в Ё-бурге кое-какое есть, да и пить его лучше на месте. Эфирные масла местного производства (на ул. Ленина магазинчик (. Еще продают рыбок сушеных, черепах, катранчиков. Но чучелко в дом — как-то не хочется. Раковины, в общем-то, тоже кости, их, разве что, в гостиной держать, или в холле. Словом — там, где не спишь. Прикольные буковые женские фигурки — статуэтки, из сучков. Со всеми половыми признаками (70—120 грн. (. Еще такие сучковатые вазы и пепельницы. Сейчас еще не сезон, а бывают еще разнообразные глиняные поделки: кружки, расписные камушки. Специфически судакского почти нет (разнообразные наборы на открытках с видами Крыма и Судака, в частности (. По большей части все это можно купить в любом городе (в Ё-бурге на скверном месте (. Вот мелкому мы ничего не нашли ((не-а, контрабандно вывезенную шишечку сосны Станкевича презентовали — радовался)). Камни на Урал везти — смешно. Торгуют повсеместно, индийскими в основном.


((Суперская вещь — жить вдвоем в номере. Ругались меньше, чем в Питере) раза 3). Никто не мешается, можно голым ходить) но холодно). Народу мало. Ползали, где хотели, никто под ногами не путается. Суперская вещь!))


В окне — корова негроидной расы, даже вымя. Реклама: из черного вымени белое молоко. Какой бы сюда слоган?

Какой-то я стал озабоченный и к любви негодящий. Пару раз за 2 недели ((3, из 5)).

Кагор — вещь. Еще вещь — грецкие орехи с медом. Хотя О. слишком сладко. Орешки! Орешки! И изюм.

Родину-Мать опять чуть не проболтали. Пошла О. прокурить: «А чего мы хотели-то, в это время в этом месте? А!». Мамаев курган зарос деревьями и как-то не впечатляет. Статую, впрочем, видно хорошо.

Над Волгоградом висит грозовая туча. Всю дорогу пасмурно, как кончился Крым (мелькнули буквы на холме «КРЫМ» (.

По радио вдруг включили «31 весну».

Туда ехали — дороги были мокрые. Обратно — то же самое. Похоже, учитывая общую погоду, нам с Крымом повезло.

Посмотрели крымские фотки. Несколько вполне удачных. Причем как раз те, которые и не ожидали. На Джур-Джуре получилась пугающая морда.

Интересно, вдохновят меня фотки на описание? Съесть бы таблетку юмора. Вид из окна совсем не вдохновляет. Уныло.

В Питере мы бегали шустро и были в тонусе, а здесь как-то расслабились.

Вот не повезло: купе полдороги пустое — так дверь не запирается ((так писать не хочется, что на мур-мур потянуло…)).

Обнаруживаю в своих записках кучу слов-паразитов.

Волгоградская мороженка была лишней. Особенно вторая из них.

Хочется жрать и спать. Нет бы гимнастику там. Или английский. Лень — матушка.


29.05.04 Едем. За окном однообразный пейзаж. Ст. Сызрань: крошечный кирпичный теремок — вокзальчик (новенький (и вдоль перрона — железные ракушки-киоски, на веревочках висит копченая и соленая рыба. Весь вагон затарился. Едят, пахнет вкусно.

Третий день обещаю впечатления. Голову ломит, и писать не хочется. Воодушевления нет. Туда ехали — жили ожиданием впечатлений. А сейчас что? Приехать, шкурку облезлую отскрести, и вперед — к трудовым подвигам. Как подумаешь, голова начинает сильнее болеть.

Какие будут дальнейшие планы? Следующий отпуск в Крыму — вряд ли. Чего б мы посмотрели? Улицы Праги. Норвежские фьорды. Арабские дворцы Испании (и испанское сухое… (.

Тешу себя мыслью, что за клавиатурой компа вспомнилось бы мне лучше. Вру.

За окном — цистерны с двух сторон. Воняет.

Хорошо, хоть, что меня слегка попустило насчет своего возраста. Интересно, сколько будет на весах дома?

Хм, вроде у О., все описано.

Ощутимо не хватает запаха полыни и купания в холодной воде. Надышались свежим воздухом…

Начинать новую жизнь с отпуска — безнадежно. К нему нужно подходить подготовленным и во всеоружии. Тренированным, в смысле. (Где бы время найти? И еще на ремонт. Днем натаскаешься, а вечером — этими же руками… Воскресенье одно. Восстанавливаюсь медленно. Выход один: режим и диета! Потом думаешь: вкусно поесть — радость! (

Вообще: за время отпуска становишься проще. От всех забот отрешаешься.

Обыдно. Дома книжку почитать — месяц только мечтаешь, а в поезде шесть суток! И зазря! — укачивает, буковки-то разглядывать.

Ладно. Сочинение на тему: «Как я провел каникулы».

Каникулы я провел хорошо, как сейчас понимаю. С погодой нам, можно сказать, повезло. Солнце видели, загорели, шкурку сменили. Покупались, даже поплавали. По горам побродили. Вином насладились. Водопады и пещеры повидали. Все, что хотели. До Меганома, правда так и не дошли. «И не переживайте», — сказала горничная-армянка. «Ничего там интересного нет. Голая гора. Это вам не Кара-Даг».

Кара-Даг мы оставили на потом и Палван-Оба (попросту — Болван (и Воронцовский дворец с остальными водопадами и каньонами (целый день в машине тяжело: хвост, поясница, хорошо — я не водитель (. Новый Свет повидали. И все. Сидим, думаем: чего же мы целые дни делали?

Нет. К отпуску надо готовиться. Как к Олимпиаде.

Лениться надо в субботу вечером, каждую неделю. (Блин, а обои? Обои: один раз напрячься и сделать. А проводка? Три раза напрячься (.

Крымское вино… Соки натуральные, из пюре. Воздух — вообще незаменимый продукт, тьфу, ресурс. Соображали, чьим достоянием ныне являются знаменитые подвалы Массандры.

Что вспоминается из поездки. Дорога. Извилистая, с уклонами вовнутрь на поворотах. И потому на вираже, «за бортом», долина и небо, как под крылом. На другом вираже из-за горы открывается пустынное море до горизонта. Двигатель ревет натужно и ровно, как не взлете. Машина идет медленно. Дамы повизгивают, кавалеры мужественно обнимают крепкою рукой ((последнее — об М., обнимала — факт!)).

«Дорога вьется прихотливой лентою, то вдаль бежит, то мчится под откос…» — кто написал?

Под откос тут ничего не бежит, кроме воды. Съезжаем с горы раза в 2—3 медленнее, чем поднимаемся (люди — наоборот (. Хвойная экзотика вдоль дороги.

(Тяжкое ремесло — быть писателем (.

За окном вагона горящие факелы газовых скважин.

Эх, сейчас бы, голым задом в холодную воду! До чего ж я неподъемная и неповоротливая!

Тихо прихожу в ужас от сознания невозможности в ближайший год или 2 искупаться в естественном водоеме. В Шарташ, честно говоря (мягко говоря (, не хочется. До Балтыма — ехать и ехать. Я, конечно, понимаю, что симферопольцы тоже купаются в море раза 2 за лето. Однако ж есть разница: 2 часа или 3 суток ((и те же 2 часа)). У Челябинцев хоть озера есть! И в лес не сунешься — клещи. Кошмар — все лето среди асфальта и бумажной пыли!!!

Если выбираться на природу без машины — тоже 2 часа получается.

Пора отучаться гулять по магазинам.

Вспоминаем встречный поезд из Симферополя: у всех: «Живчик», «Оболонь» и сок николаевский в простой упаковке.

Писать приходится на весу — вагон мотает из стороны в сторону. Проводницы дрыхнут. Титан 60С. Щас менты их разбудят.

О.: «Я поняла, что среднерусский пейзаж мне — никак. То ли дело горы, море. И чего люди так этими березами восхищаются?».

Всякого рода записки лучше писать в восторженном виде.

На задах Судака узрели дворовые «номера»: длинный беленый сарайчик (как у нас дровяники (, поделенный на клетушки; дверь-окошко, дверь-окошко; под окошком виднеется через дверь спинка кровати; у дальней стенки, у изголовья — маленький столик. Удобства во дворе, холодильник не знаю где. В кой-каких дворах такие постройки 2-этажные.

Частная гостиница «Lion» под крепостной горой. Номера люкс и такие же сарайки, но побольше, на двоих. За окошком каждого «номера» висит кондиционер. Холодильники там, видимо, есть, размером с кухонный стол, роль которого они и исполняют. В таких отельчиках обязательна автостоянка (или просто место для машины (.


29.05.04 ((Поздний вечер. Уфа.. Нас пятеро: 1+2+2, во 2-м, 7-м и 8-м купеях. Поселили еще двоих. Народ рысью понесся к единственному киоску: хавчик брать на ночер и утром пожевать) это только мы все с собой возим). Шлепает впереди дама в черной футболке с надписью на спине: что-то вроде «какая жизнь без „Невского“» и с бутылкой. Прихожу — М. дрыхнет, задние лапы разбросав. Похрапывает, на открывающуюся дверь не реагирует. «Просто хватай и уноси!», — возмущаюсь я, разбудив. Потом обсмотрелась, подумала: зря разоряюсь. Пока М. с места сдвинешь… упаришься и бросишь это гиблое дело. Ща подожду, пока сортир откроют, отолью накопившееся, умоюсь, разбужу М. на горшок, дождусь, запрусь и бухнусь ночевать. Всем: «пока» до завтра.

Занавес)).


30.05.04 Купе у нас: столик время от времени падает (страх подумать, что если б пришлось лазать на верхнюю полку (, замок на двери натурально погрызен и часть ручки обломана, поручня в коридоре напротив двери нет, и занавеска от тряски периодически сваливается.

Зато едем вдвоем в 4-местном купе. С охраной, можно сказать: в соседнем купе менты дрыхнут (до Уфы чередовались, здесь, должно быть, Чечня уже очень далеко (.

Май кончается (а вместе с ним и мой отпуск (. Жить с сознанием отпуска впереди куда веселей, чем зная, что впереди год — фигушки.

Погода под Челябинском повеселей: солнышко, озерки (седьмое или восьмое уже (, народ на станциях с утра в футболках сидит. Лето у них тут (а у нас? (. И еще тут у них Миасс.

((Проснулась. М. линяет. Шкурку и шерсть сбрасывает, и все на пол. А за окном — озеро. Хорошо у них тут, в Челябе. Плавать можно… Эх!))


{Лезу на стену, вернее на гору, точнее на Капчик. Главное: смотреть под ноги (иногда скребешь лапой, чтоб очистить местечко от камушков (, по сторонам — ходить приходится галсами, туда-сюда, ну и вперед-вверх, чтоб не врезаться головой в какой-нибудь древесный реликт. О. смотрит на меня сверху и ужасается: «Как ты так ходишь?» ((правильно, встает на отвесной скале в полный рост и башкой вертит, а ножки-то — тохонькие!)). Всегда так хожу! Еще в 6-м классе дразнились. ((Смотрю сверху: страх и ужас! М. мрачная лезет, камни вниз сыплются, набирая скорость, скала крутая, пологих площадок нет, а она встает в полный рост… Думаю: не дай Бог сорвется. «Булки» помнуться, шевелюрка попортится… Кошмар!))}


((Вагон наш старый, но чистенький. В нашем отсеке велись военные действия локального характера, только радио и работает. Голову сломала: КАК можно было кусок ручки дверной отгрызть?!))

Смотрю в окно: М. гуляет, 3-е суток в поезде на голодном пайке, без мяска) колбаса в 1-е кончилась), худенькая, еле лапки переставляет. Жалко даже.))

О. прибежала, притащила два плавленых сырка с грибами, два «Шоко-пая» и упаковку клубничных круасанчиков. Будем кофе пить. Если титан не остынет.

Стоим в Челябе. Пиши, не хочу. Не пишется.

Как в Судаке. Гуляем. По магазинам. Правду сказать — по ул. Ленина. А на ней все магазины. И сбоку, на ул. Гагарина — сберкасса.

О. у меня еще более худенькая. Вон, на фотке возле водопада. Я стою, развесившись, сохну (жаль, процесс стирки запечатлеть не удалось. Все руки были заняты. А стоило бы (, и рядом О. в оранжевой курточке, рюкзаком перешнурованная — маленький такой воробушек.

Такие вот нежности.

Складывается впечатление, что все воспоминания у нас: о еде, о воде, о вине. А душа?! А о вечном!? (А горы — не вечное!? (

Надо посчитать, во сколько поездка обошлась. Хотя бы для себя, хотя бы примерно. А то, ведь, будут спрашивать, и чего отвечать? ((14+2+1,5+7,5=25 т. рэ на двоих со всеми делами и еще почти штука осталась)).

Домашнее вино в этот раз можно было купить по дороге на пляж «Львiвського залiзничника» (подозрительные бутылки пластиковые (. Еще где-то в Новом Свете и перед водопадом Джур-Джур. После прошлогодней дизентерии всю вольную торговлю прикрутили. Даже бабки, которые торгуют клубникой и укропом на улице у ворот рынка с ящиков, держат на видном месте бумажку — разрешение с подписями и печатями.

По ресторанам не ходили ((а каждый день, а в «Горизонте», обед-ужин?!?)) поэтому цен не знаем. На набережной — крутой ресторанчик, даже казино. Цены стоят снаружи. 50 гр. вина стоят как 2 бутылки того же в магазине. Надо полагать, как у нас.

Можно пиццу поесть и кофе запить, но не помню, сколько стоит. В сезон цены, естественно, московские, т.е. выше. Пицца по-татарски, по-тоскански, пицца по-судакски (это как? (((а по-татарски тебя не интересует!? Татарская пицца — очень оригинально!)). Уличные кафешки и ресторанчики открываются с 1 июня. «Зазывальщики» с меню в руках стоят у дверей.

Тортик в магазине — 1 грн. кусок. На улице — 3 грн. Уличный — ощутимо домашний. Но, как ни странно, фабричный лучше усваивается.

Чтобы всюду поездить, лучше останавливаться в Ялте или Алуште. Там до всего гораздо ближе (в разы (, но:

— жить дороже,

— в выходные не искупаешься, т.к. весь Симферополь едет туда троллейбусом (в уик-энд даже на судакских пляжах ступить негде (,

— городской пляж там, подозреваю, с гулькин нос (если вообще есть (, т.к. частники все хорошие места оккупировали.

В Судаке «Залiзничник» новый корпус построит и оставшийся кусок пляжа себе под горой отхватят. «Арзы» стоит, наверное, гривен 5, потому как там все деревянное, даже настил и трапы, чтоб об горячий песок ухоженные ножки не обжигались, и у каждого лежака — зонтик.

За окном — озеро, -надцатое по счету. Хоть бы одним с нами поделились. ((Поели, попили, пописали. Глядь в окошко, вода! Очередное озеро. Свинство какое!))

Если бы можно было писать на ходу, идя в гору, то записки были бы посодержательнее. Диктофон, что ли завести…

Но, вот, поляна в маках (небольшие, см 5 (, как их опишешь? Много-много травы (здесь растут либо сухопарые, как полынь, либо толстенькие, мясистые, глянцевые, не «зеленый ковер», а, скорее, «зеленая кошма» (и среди этой травы маки, васильки, колокольчики разноцветные, каперсы, ползущие вдоль дороги, — лопухи реже встречаются (подорожников, кстати, я чего-то тоже не видела. И одуванчики — не часто (.

Горка, сплошь в опунциях. В июле остаются только эти кактусы и еще какой-то несгораемый бурьян.

Бесконечные виноградники. Площадки ровняют бульдозерами. Камень мягкий, под гусеницами рассыпается в песок.

Можжевеловые и тисовые кусты по склонам. Все кустарники в Судаке — хвойные. Лиственное то, что посадили. Если посадить и поливать, то много чего можно вырастить. Как в Средиземноморье: лимон, оливу, пальму финиковую (как насчет фиников — не знаю, персики пушистые. Яблонь видали немного. Жарко им что ли? (

В заказнике, в Можжевеловой роще, летом травы, поди, совсем нет (кроме толстолистых этих (.

Ехать нам осталось 3 с лишним часа. Очередное озеро… У большинства берега заболочены. Мелких болотец, озерков и проток — не счесть.

Ясно. (В школе когда-то был предмет — природоведение — садились в конце месяца и по газетным прогнозам заполняли «ясно-пасмурно», «дождь-снег», «ветер северный» ((это некоторые — по газетам, а мы ежедневно в небо сами смотрели!)) (. Сирень еще только цветет ((здесь)).

((Сели на ланч. Озеро! Со счету сбились.))

(В Новом Свете: «сдается дача». К стене дома лепится халупка, размером едва ли с нашу ванную, до потолка на вид 160—170 см. Разогнуться-то хоть там можно? Не спросили почём. (

С завтрашнего дня мы будем скорым поездом (в I раз (141 (142. Интересно, насовсем? И сколько теперь ехать?

((Всю обратную дорогу хочется есть и пИсать. К чему бы это?!))

((ВСЁ. Приехали!))


31.05.04 В 06.00 меня разбудил телевизор — к 9 на работу. С вечера начала собираться: вспоминала, где что лежит.

Поразмяла плечи, шею. Кофе пился со скрипом ((немудрено: в 3-то часа по-крымски)), шоколадкой объелась еще в поезде ((прихожу в Самаре с охоты на мороженку (5 минут меня не было!), а 2/3 только что принесенной шоколадки уже нет, еле презент народский упасла!)).

Пришла на работу: будто и не уезжала никуда, разве что товар другой и незнамо где лежит.

Холодильник затарили, как приехали, набросились на соки.


Эта глава будет называться: «Как мы дали маху!».

«Виктория» в пересчете на рубли в Судаке была 36 рублей килограмм. Здесь — 146 рэ. Надо было ЖРАТЬ!!!

Разучились готовить. Ну, я-то и раньше особо не умела. А О. шинковать разучилась. Суп и тот сбежал.

Отвыкаешь, когда каждодневной готовки нет.

И заботы все — где-то там…

Понятно, почему хочешь снова приехать: чтобы прошлых ошибок не повторять (типа: что валяться в межсезонье нужно на песке, а не на тряпочке (в процессе стирки выяснилось, что песочек навеки застрял в ткани купальника. Поправка: на песке в холщовых трусах (. И раздевалку в холод незачем. И вставать надо раньше! И клубнику лопать, пока есть, а мы яблоки искали! (.

Написать, что ли, сборник полезных советов. Самому себе. (Как мы деньги-то искали! (

Положишь чего на видное место, а потом забываешь, куда смотреть нужно.

Пойду-ка я мыться, пока жива (в смысле, спать хочется (.

В «Купце» девица глянула на нас облезлых и давай спрашивать: где ценник на колбасе. Тоже, видать, с югов, ничего не помнит, а мы — понимающие.

((Потихоньку привыкли. К жизни мирской. Но тоскливо…))

Январь 2005
Каникулы (первые)

Новогодней ночи ждешь, как волшебного праздника. С осени.

Ёлки, сосны, мандарины, мишура, игрушки, шампанское…

…Предвкушение: отдыха (выспаться!! телик посмотреть за год!), утомительной уборки-готовки к празднику (никаких яиц! Как можно!?! В год Петуха?!?!)…

Новогодние каникулы: предпраздничная беготня по работе 27—30 декабря стремительно уходящего года…

Выпекание тортиков и выкраивание пироженков соседям поздним вечером 30-го…

Утро 31-го. Просыпающийся организм ужасается количеству необходимых дел. Кофе, душ, побежали: в магазин за кулечком и бантиком; в киоск «Роспечати» за телефонной карточкой и газетой с праздничной программой; в управу: подшить, пронумеровать три тома, заполнить бланки, напечатать обвинения и прекращенки, обзвонить-построить адвокатов на работу в новом году, раздать презенты сослуживцам, заполнить ежедневник на послепраздников, пока помню… УРА! Можно домой.

Любуюсь заиндевелыми деревьями набережной, улыбаюсь бегущим екатеринбуржцам — полчаса можно не торопиться, отрешиться от суеты, предвкушая «новосветский» брют и сухарики с икрой.

Привет! Я дома. Занимаю стратегическую позицию на кухне. Мастерю шубу над селедкой, строгаю овощи в салат, подсушивая хлебцы. Ух! Всё упаковано и погружено в холодильник, теперь можно заняться творчеством. Украшаю торты и пирожные, никто не мешает. Шумит пылесос в комнате, ровно шумит, старается М., похоже, успеет. Кайф!

Подпольно утаскиваю к себе на кухню заранее заныканый в тряпках подарок М. Впихиваю в прикольный (но не «праздничный»!? ) «глазастый» мешочек, перевязываю собранным усилием воли бантиком. Вручаю: «Чмок! С Новым годом!!» Вроде, понравился. Улыбается.

Упаковываем подарки. Снаряжаем видики кассетами. Уже и народ пора поздравлять. Вроде, все остались довольны друг другом! Теперь можно и застольно-праздничные (парадно-выгребалистые) шмотки подобрать (носочки ненадёванные не забыть!), денюжки-мелочь приготовить, бутылочку заветную в холодильник и 30 минут подремать.

Старый мусор — на улицу, покурить, проветрить, бутерброды — на блюдо и вместе с шампанским на стол, одежку на себя, кнопочку на пульте — слушаем президента…

Лихорадочно оттирая стол (каждый раз так с красным игристым!), пытаюсь понять: что ж нам пожелал-то гарант Конституции.

Дзынь! Успели!!! С Новым годом! Бутербродики пошли на ура и брют благородный рубином в бокалах отражается.

Салют за окном неплох! Надеюсь «Неголубой огонек-2» на REN-TV тоже порадует.

Не особенно. Ночь с Меньшиковым гораздо интереснее получилась.

01 января 2005 года. 01 час. Мерный храп М. под боком умиротворяет (и это с одного бокала! а я-то… размечталась. Надо было водкой поить). Успеваю оценить пару стильных номеров: «Враги» с Вайкуле, «Агата Кристи» с Апексимовой…

«… — Как вы встречали Новый год?

— Как всегда. В постели…»

Просыпаюсь в 04.11 от назойливого звона в правом ухе. Телефон. Т. вся в возмущении: «Чё это вы спите!?!» Правильно, они только-только там, у себя, поздравились, а у нас уже народ по полтазика салатов распробовал. Выдаю стандартный (банальный) поздравительный набор пожеланий, клятвенно обещая перезвонить во вменяемом состоянии, и остаюсь досматривать основательно подзабытых «Чародеев». М. сладко посапывает в спину.


Утром допиваем шампанское, обозреваем съестные запасы, подарки. С чистой, ничем незамутненной совестью поедаем любимую селедку, убедившись, что «фирменная» шуба получается только с правильным майонезом, и постный вариант в гости к Хл. придется заменить грибным ассорти по-берлински. Поновляю «конфетти» на испеченной «ёлке №2», рассовываю по ней «игрушки». Приклеиваем подложку торта «моментом» к коробке для комфортной переноски (интересно: чем в конечном итоге наша «ёлка» пахнуть будет? Похожем на хвойный дух кардамоном или все-таки «моментом») ((коробочку нам после бережно и с затаенной надеждой завернули с собой)). Раскладываем по пакетам подарки: бабушке, папе, маме, наследнику, родственникам. Грузимся в троллейбус… Облом! Здравствуй-здравствуй, Новый год! Мой «единый бесплатный проездной на все виды транспорта» ныне — недействителен.

— А нам обещали…!?!

— Жалуйтесь в наше управление!

5 рублей как с куста.

Посидели хорошо (питерское красное элитное полусладкое — это вам не местная бормотуха)! Всех одарили.

Бабушке «попали» монеткой в 10 рэ в самый её гороскоп: «золотая монетка принесет вам счастье в этом году», и чашка с блюдечком понравилась.

Представили Йенса — олень с подарком (издалека шел, устал)

— Ой, а чего тебе такое яркое подарили?!…???, — озадачился упаковкой пропустивший презентацию Костя.

— Коробочка для хозяйственных нужд, — мы шутим (Наталья, давясь сползает под стол).

— Вот он. Олень!, — Вероника еще не прониклась его забавной мордочкой.

200-граммовая плитка шоколада «для настоящих мужчин» алчно принимается и тут же прячется в недоступное для жены и наследника место.

Напоследок выдали Катюхе презент в прозрачной сумочке с бантом. Просияла.


Прогуляли-проветрили выпитое-съеденное (традиционный оливье стал тяжеловат для отвыкшего желудка), досмотрели проспатые накануне новогодние программы (слава создателям видика!), еще что-то и еще…

В 03 часа угомонились. Первый день в новом году прожили.

Утро второго, третьего законных выходных. 11.40. Нехотя протираем глаза, потягиваясь, плетемся на кухню. Кофе (с молоком, с коньяком, наливать по вкусу), тортик доесть, к «любимому другу» с праздничной программой…

Полный расслабон, когда знаешь, что завтра на работу не надо!!! И послезавтра! И после-после…

Прикольные фильмы показывают про близких родственников — приматов по «Культуре».

Задумчиво-неторопливо наслаждаемся экзотическим «Гринфилдом» мате-«латинос» из подаренного мини-сервиза в японском стиле.

Чуть ли не единственный раз гуляем вечерком. Просто гуляем. Не по магазинам.

Пробились сквозь толпу на главной городской ёлке, оценили ледяные царь-пушки и богатырей, горки и горушки (мой хвост тревожно заныл, вспоминая), вновь появившиеся алые звезды…


День четвертый. С утра до полдника — интенсивные переговоры по телефону на тему завтрашней поездки в деревню с ночевкой, закупки продуктов, заготовки подушек и одеял. Судорожно прикидываю: где взять валенки напрокат (две пары). И пытаюсь провести идею похода на каток. Обещают позвонить к 17 часам и подъехать.

Собираем шмотки для коньков. Попутно уговариваю М., что лёд не такой, уж, скользкий и твердый, как кажется ей в ленивом валянии на диване.

Бежим в старорежимный обувной на предмет завалявшихся там валенок. Облом! В галошном отделе учет.

Прискакали домой, оделись. Ждем. 17.45 и тишина…

Около 18. Недовольная Хл. орёт под подъездом. Выходим. «-?!?». Карточка кончилась (в мобильнике).

Едем с хмурым Костей. Прямо в пробку на ёлке. Стоим. Ползем. Любуемся фонариками. До стадиона добрались, заходим. Стоп! Впускают по входным билетам, приобретаемым на улице в окошке. На всякий случай интересуюсь: как тут с очередью за инвентарем. Довольный мент радостно сообщает, что часа на полтора, не меньше. Порадовались за себя: с уже купленными билетами пришлось бы стоять.

Хл. приуныли. Не хочу считать свою затею ненужной и несвоевременной! Костя уговорам поддается, едем в школу на Тверитина. Каток работает.

В прокате сиротливо жмутся в углу 2 пары «гаг», 41-й и 45-й. Костя кивает. Берем. Девицы охотно отказываются от радости движения и тут же начинают болтать. О своем, о девичьем. И мороз им нипочем. Благо горячительное с собой.

Выпускаем Костю на лёд… Стоит. И даже мелкими перебежками, качаясь во все стороны, перемещается. Объясняю теорию и уношусь вдаль (вернее вкруг, или вокруг?).

Лечу-у!.. Блин! Лёд покоцаный и шайбы-клюшки.

Костя полкруга прошкандыбал, на ногах еще стоит, и все еще жаждет научиться.

Подъезжаю (красиво и даже изящно) к девицам. Отдохнуть, и приобщиться. К фляжечке. Жена поддерживать мужа отказывается, хотя еще 2 года назад обещала. Оказывается, они днем успели поцапаться. Вредно дома-то 4 дня сидеть. Хорошо, что выбрались («…и настроение улучшилось…»). Попутно узнаю, что завтра в деревню снова не едем. Выяснить отношения смогли, собраться — нет.

«Погрелись» якутским 45-градусным бальзамчиком (ух! пробирает). Уговорила М. подвигаться. Шарк-шарк. Бряк! Но глаза загорелись. К концу прокатного времени пришлось гоняться по всему катку — увлеклась.

Поймали насквозь мокрого Костю. Привели, разули. Довольный. Вроде, помирились.

За вечерним чаем дома объявляю, что поездка переносится на послезавтра. М. матерится! Мы-де ей все-все планы своим отдыхом поломали-порушили!!! Поганки такие-сякие!


Утро пятого дня. М. злая. Ругаемся, не наслаждаясь кофе (хотя, говорит, коньячок вполне употребимый). Звонит Любка: комп заокеанский у нее отказывается работать с отечественными аналогами. И Новый год они встретили неправильно (чего ж там все-таки Путин желал?!? Из-за чего два взрослых трезвых человека за вкусно накрытым праздничным столом могли поругаться?!). На звонок Вероники сразу говорю, что в деревню мы так и не попадем. Оказывается угадала. Машину разбили. Как-то не так мы петушиный год встречали (может курятиной кто баловался втихушку?).

Мягко уговариваю М. последний раз отвлечься-развлечься на санках с Уктусских гор (когда еще туда доберемся). Всё-таки отпуск у М.! Разнообразить жизнь бы!!! Подлизываюсь примеркой зеркала в коридор.

Вроде, уже не бушует. И третью серию обезьянов пошла смотреть. Улыбается, соглашаясь: «Ладно. Съездим. Бог с вами».

Хл. приехали на час раньше. Успеваем одеться-собраться за 5,5 минут. Рекорд века!!! Даже капризов не было. Главное — чай с пирожками не забыть (еду-то в деревню мы уже закупили). Пристроили термос, едем, обсуждая достоинства ледянок, санок и (новое слово) снегокатов применительно их удобств для спуска с гор.

Обнюхиваем поле для гуляний. Все здесь в первый раз. Горы на наш (тогда совершенно наивный) взгляд совсем не страшные. Идем в прокат за современными горными санками. Вполне прилично кататься можно. С ветерком. Час пролетел незаметно. Перекусили с аппетитом. Посетили удобства.

Костя тихо, но настойчиво предлагает приобщиться к модному развлечению — горным лыжам. С самого приезда уговаривает. Мы (как потом оказалось только я с Вероникой) упираемся всеми четырьмя — жизнь хороша! После санок и чаепития — еще лучше.

Идем смотреть, как люди лыжи выбирают (интересно же). Бодрые, вроде, все. И цена за прокат пристойная.

Задумчивая М. неожиданно поддерживает Костю и соглашается покататься. Я удивленно: «Что?! Спускаться будем? На лыжах?!? С горы!!?». «Да», — М. — само спокойствие. «Ты будешь????!». «Да».

Это всё и решило.

Мы с Хл., твёрдо стоявшие на лыжах с детства, спускавшиеся с не менее сотни гор, горок, холмов и холмиков с удовольствием, смотрим на этих двух неофитов… и тоже соглашаемся на авантюру.

Приключения начинаются с ботинок. Вернее даже с фотографии анфас («М.М., посмотрите, пожалуйста, в камеру») на договоре, в коем они обязуются выдать нам исправный инвентарь: лыжи, палки, ботинки, а мы — вернуться и самолично сдать всё это взад.

— А можно мы заплатим за час, а не сразу за два?

— Платите залог. А сколько вы там проездите (прокатаетесь), потом посмотрим, — загадочно улыбается кассир.

Так вот. Ботинки. Выдают мой 41-й. Померить. Всовываю туда ногу (как в вазу). Левую. Входит как-то боком. Пытаюсь вынуть. Ага! Чуть не оторвали общими усилиями. Заодно перевернули прямо. Втиснули. Вроде, не давит. И тепло. Фиг с ним, с носком шерстяным! Знающие люди советуют проверить охват голеностопа, чтоб был неподвижен. Нога сидит как в гипсе. До колена. Ботинок выглядит единым целым и не застегивается на икре. Жалуюсь прокатчикам, те объясняют, как ослабить хват. Полегчало.

Берем все причиндалы. Шкандыбаем на воздух. До чего ж неудобные в нОске эти дорогущие ботинки!

Внимательно наблюдаю, как народ одевает лыжи. Вдеть задник ботинка в крепление лыжи удается только прыжком (даже думать не хочу, как я это дело потом снимать буду!).

Надетые лыжи сразу едут. На абсолютно ровной поверхности! Теперь ноги (обе) в гипсе до колена и на длинных широких «коньках». Судорожно хватаюсь за палки. Загоняю в снег до упора. Покой!

Примериваюсь к ближайшему холмику. Еду. Очень неудобно.

Двигаюсь к подъемнику, перетаскивая тяжеленные ноги за палками (бицепсы-то как тренируются!). Занимаю очередь на подъем, жду народ. Они, устав бороться с амуницией (видимо, лыжи конкретно горные. Для передвижения на равнине не предусмотрены), шкандыбают к горе, таща лыжи в руках. Надели. Пристраиваем всех в очередь.

Подъемник представляет собой длинную железную палку, прицепленную тросом с одной стороны, и заканчивающуюся железной же десертной тарелочкой на изогнутом конце другой. Движется непрерывно и норовит засандалить по самому дорогому. Тарелочку надлежит просунуть между ног, пристроив под зад. Палки — лыжные — в левую руку, за штангу крепко держишься правой. Дернули. Поехали. Под дежурный вопль инструктора вслед: «Ноги прямо! Корпус назад! Не оглядываться!!!».

Костя пошел. Хл. соскользнула с тарелки подъемника, но встала, держится. Я. М. последняя. Оглядываюсь. М. лежит. «Голову, голову убереги!!!» И остановиться не могу. Надеюсь, поднимут?!!

Ноги уехали. Рука мёртво вцепляется в штангу. Держусь. Главное — колени не подгибать. Как там М.!!!?!

Неловко спрыгиваю с подъемника… Так. Теперь — разворот. Лыжи — по ходу вниз. И сразу еду. Куда ж это!? Как же так!!!? А корпус вперёд!? А палками оттолкнуться?!? Удалось удачно упасть на бок. Ух! Остановилась. Хл. рядом лежит.

— Где М.?!

— Там. Внизу. Борется с подъемом. Надеюсь, успешно…

Ур-ра! Приехала. Костя уже где-то внизу. Пытаюсь объяснить М. принципы спуска. Отмахивается (правильно, как оказалось).

Поехала. Повернула. Еще поехала. Дай-то Бог!

Мы с Хл. после третьего падения решаем, как живыми оказаться внизу. И даже, желательно, здоровыми. Обе обескуражены донельзя. Дела наши плохи… Поворачивать получается в обе стороны. Остановиться — нет! Синяков уже два. И лёгкое потрясение мозгов. Кто бы мог подумать! Я наивно полагала, что, раз лыжи, то должны быть похожи. На привычные беговые. Ха! Ха! Ха! «Макинтош» — тоже компьютер, но с IBM общего имеет только название.

Вероника села на попу, решив, что так падать мягче. Метров на 30 спасение к ней стало ближе. А потом… Шмяк! У неё же даже штаны скользкие!!

Я тоже хочу-у-у вниз. Живой! Осторожно присаживаюсь на лыжи. Блин! Чего ж так быстро-то. Лечу-у. О! Получилось тормозить кулаками (благо варежки у меня кожаные). Заодно моя конструкция устойчивей. Народ попутный отчаянно завидует. Метров 50 долой! (До сих пор не могу понять: куда ж я палки тогда дела). Остальные метры покорились локтям, спине, бокам и даже немного плечам. Хаотично перемещаясь по склону, я молилась, чтобы М. не вздумала ещё раз наверх лезть! Последние метров 20 я съехала стоя. На лыжах.

Ур-ра-а!!! Стоим! Внизу!?! Все живы!!!! М., спустившаяся второй (!!) раз, даже довольная. Кости не видно. Неужели наверх усвистал?!

Поздравляем себя. С ужасом и восторгом смотрим на М., которая тут же выпендривается: «Па-адумаешь! Делов-то!». Видимо, именно ЭТО подвигло нас с Вероникой лезть снова на подъем. Потому как и сейчас ни я, ни она внятно не можем объяснить: ЧТО нас на гору-то второй раз понесло???!

Доехали, слезли. Встали.

Боже! Зачем??! Как же спускаться-то. Теперь, ведь, точно знаешь, что лыжи эти едут даже боком, и падать — больно!

А город-то вечерний как красив внизу..!

15 метров до столба сошли с Хл. лесенкой (а первый раз не получалось!). Думаем: как такая дурь про второй спуск пришла в наши головы???!

Долго стоять, замерзаешь. М. уже далеко внизу, лихо поворачивает вокруг палки, опираясь.

Поехала… Удалось повернуть раз пять, хоть минимально гася скорость. Хорошо, что народу вечером мало. Езжу я от края до края. Вероника впереди летит кубарем. «Мам-ма!..». Рукой машет — жива. Еду к ней. Шмяк! Ложусь в шпагат. Поперечный. Носом в снег. Лежу. Загораю… Нос синеет. Пробую встать. Ага, ЩАС! Руки явно короче ног, которые двигаются только до колена и в них не сгибаются. Ору охраннику. Подходит.

— Вам помочь?

(интересно: у них ЧТО, часто люди на горе лежат враскоряку!?)

— Конечно!

— А чем?

— Лыжи отстегни!! Спасибо!

МашУ встревоженной Хл. — жива!..

У помогающего снова надеть лыжи охранника интересуюсь: если мне удастся съехать, не падая, удержит ли меня что-либо внизу?

— Да, — радостно сообщает доблестный страж. — Там внизу — сетка улавливающая.

— И поймает??!, — не верю я.

— Ага, — очень уверенно он. — Только больно будет.


Хорошая вещь — уверенность. Еще пять-шесть падений, и я делаю лихой полукруг внизу. Сетку эту, улавливающую, я, правда, так и не заметила.

Третий раз двигаемся к подъемнику с Хл. уверенно и осознанно: смогли же во второй-то, и даже иногда стоя!.. Костя просит дополнительный жетон — он уже свои все использовал. Мы им не восхищаемся. Нам такие подвиги недоступны. М. съезжает прямо на нас. Заметно устала. Поэтому, немного поупиравшись, соглашается с нашим волевым решением, что этот четвертый для неё раз — последний.

Едем. Вверх. Рука правая в варежке примерзает к штанге (ветер на подъеме неслабый дует). Большой палец уже не чувствую (а на санках жарко было!). Как потом оказалось, варежки порвали все четверо.

Ждем М., чтоб «погреться» (заветная фляжечка-то с бальзамом ей во внутреннем кармане куртки сердце согревает). Собрались «сообразить на троих». Не рискнули — после наших предыдущих спусков охрана подозрительно косится.

Поехали. Торможу, останавливаясь на каждом пригорочке (спуск-то, оказывается, с трамплинами). Остановиться удается, разворачиваясь на 180 градусов, повернувшись спиной по ходу движения и всем организмом вися на палках.

Дама лет 60-то грязно ругается, красиво спускаясь, на неловкую молодежь со сноубордами, которая бороздит спуск собой каждые 10—15 метров (при этих досках, ведь, палки не предусмотрены и ноги перпендикулярно, в одной оси закреплены).

Грохнулась один раз. Последнюю треть спуска съехала как люди: не тормозя, с почти плавными поворотами. Правда, носит меня в поворотах во всю ширь спуска.

Мы трое внизу. Вытряхиваем из себя снег. Отжимаем джинсы. Друг другу прыгаем на задник, освобождая ботинки из креплений. Идем сдаваться. О! и Костя догоняет. Нас сверили с фото, амуницию собрали, обувь и паспорта вернули.

Пытаюсь отогреть палец. «Бальзамируемся»: наше здоровье!. Едем домой, договариваясь созвониться утром — как-то не верится, что всё обошлось!

Дома, рыча и захлёбываясь, поедаем суп. Полкастрюли! С хачапурами. Воздухом свежим надышались.

Смазываю на ночь целебным снадобьем все суставы и ушибленные места. Спим…


Утром осматриваемся-ощупываемся… Надо же! Особых травм нет. Чувствуются натруженные мышцы попы. Созвонились с Хл. Они тоже целы! Итого: обошлись тремя синяками на бедрах (я, Вероника и М.) и распухшим пальцем Кости (он решил слаломиста изобразить и со всей дури попал в сетку). Дуракам везёт!!! Удачно съездили!

Счастливые обедаем и приступаем к мытию коридорных стен — пора новую жизнь начинать в новом году. Не зря же целы вернулись!


Рождество. Хл. хочет к нам. В гости. Погадать. Обдумываю меню и опять подлизываюсь к М.: успеем поклеить обои, три дня, ведь, осталось. Ворчит, но не ругается, соглашаясь.

Разрываюсь между кухней (праздничный стол приготовить), комнатой (пыль, она же и в праздники садится, да и атмосферу создать…) и коридором с обоями. Народ радостно бегает по всему дому: шутка ли неделю безвылаздно просидеть, хоть бы иногда зад отрывали от еды и телевизора — мозги проветрить!

М. рычит, эти мечутся… Звонит Хл.: «Так я еду?!». Приятным голосом сообщаю, что к её приему всё готово, но мы клеим обои, не успеваем. Соглашается нас потерпеть и даже помочь ценным советом для убыстрения процесса.

Последние приготовления… Встречаю: лестницу отодвинуть, клей затереть… М. в рабочем дезабилье висит на обоине, согласуя ее с шеренгой проводов. Красиво расставляем с Хл.: тарелки, рюмки, бутылки, салфетки. Тут и М. подоспела. Обозреваем свежезаклеенный угол (симпатишненько так получается) и садимся встречать Рождество. И Новый год еще раз. Хорошо отметили. Кто ж знал, что рождественский стол копченая рыба должна украшать! Пригодилась купленная загодя (в деревню!) копченая корюшка. Вкусно. Зато у нас готов рождественский пирог с предсказаниями (пряничные петухи не получились, но и это, облагороженное шоколадкой, сахарной пудрой и изюмом, безобразие пошло на-ура).

Обсудили гору, лыжи, наше затмение в мозгах: как мы — взрослые трезвые разумные люди смогли решиться на такую авантюру!!! Который раз убеждаюсь, что мы (четыре юриста), общаясь вместе чуть больше вечера, способны на многое-разное, чего потом объяснить не можем даже сами себе. Ещё все уяснили, что прежний опыт — не всегда во благо: Костя с М., не имевшие привычки с детства бегать по равнине, справились в новой ситуации, а мы с Хл. — нет.

Требую с Хл. домашнее задание, переписываем на карточки песенные строчки: всё готово к гаданию. Ну, на мой вопрос: сменю ли я в этом году место работы очень смешно, но ожидаемо: «…тёмная ночь, только пули свистят по степи…». «…Пускай я беден, слаб, ничтожен, но я любим, любим, любим!..» на М. интерес о загруженности работой и впредь согрело и порадовало. Но единый ответ на все заготовленные Костей и выданные Хл. с собой серьезные вопросы о развитии фирмы и рынка недвижимости: «…раскинулось море широко…» удивило до крайности. «Так не бывает!?!», — хором. «Никто ж не поверит! И ЧТО это значит?!». «…и волны бушуют ВДАЛИ…»?! Надеюсь, наше толкование Косте понравится.

Угостили Хл. мате-«латиносом» из подаренной «японской» чашечки. Чуть не подавились сюрпризными (в пироге) евриками и баксами. Посоревновались фантазиями над свечными каплями в тарелке (всем петухи нагадались. На счастье и удачу! Не иначе!!!). Завернули Хл. с собой запеченные предсказания для Кости и матушки

— Побольше бери! Чтоб всем хватило.

— Да, ладно. Хватит. Обойдутся!

В результате Костя оказался без сюрприза. Очень расстроился! Говорила же Хл.!!! А мы с М. с утреца по «погону» -повышению по службе оторвали.

Пригубили на прощание и чтоб сбылось! Уже 00.30. Пора прощаться.

Погонялись с Хл. за нетерпеливым такси. Отправили. Отзвонилась. Всё. Праздники кончились!..


А потом пошли обои! Не прошло и пяти лет. Обои… Теперь есть чем заняться вечерами: кроим, присобачиваем на стены. Коридор хорошеет день ото дня!

Июнь 2005
Турецкие записки

Авторство совместное: О. — я (упоминаюсь в тексте, написанном М.)

Предстоящий отпуск планировали еще с осени. В смысле — время отпуска. Решать, как обычно, пришлось за 15 минут. Получился июнь. Вроде, М. должны в это время отпустить.

Прошерстив рекламные проспекты и каталоги, уяснили, что мы можем позволить себе поехать только на две недели в Крым, какой-нибудь местный санаторий, Черноморское побережье России или трехзвёздочный отель в Турции. Неделя в желаемых нами Испании, Чехии, Сербии, Черногории или Греции (за те же деньги) показалась нам отдыхом несущественным (типа: стоит ли на 7 дней всё это затевать).

Пока мы прикидывали, осталось недели три до самой крайней из возможных (до конца общего отпуска) дат отъезда. А агентства трудятся в те же часы, что и все люди. А распорядок работы мой перед отпуском — 14—16 часов без выходных…

Обсуждать с М. что-либо вообще проблематично, а, уж, что-то конкретное и в короткие сроки!!. В результате агентство было мной (в одностороннем порядке) выбрано ближайшее к работе (в другие я не успевала никак). Облюбованные нами (по каталогу в проспектах) отели были уже все заняты более мобильными туристами. Наш отель был выбран по цене, наобум (да и выбор уже оставался небогатый). Потом (вместо сна, в интернете) мы прочитали отзывы об отдыхе в нем. Негативные, прямо скажем. И кое-какая противоречивая информация на сайтах турфирм. Время, нервы… Не осталось. До отъезда все рекламные плакаты, объявления и ролики вызывали у меня рвоту. Заказали, оплатили… Оставшиеся силы бросила на ликвидацию завала на работе.

За 3 недели я сбросила кило 7—8 и выглядела так, что жалеющих взглядов окружающие уже не скрывали…


День накануне. 08.06.05

Сумку, как обычно, собирали в последний день перед вылетом.

Подъем, душ, кофе… 12 часов до отъезда. М., разругавшись с родителями, в лучших традициях, хлопает дверью и уходит вдаль.

Бегу искать, роняя тапки, думаю: КАК успеть найти М., обменять деньги на баксы, съездить узнать расписание маршруток в аэропорт, забрать в агентстве документы, отзвониться друзьям, просмотреть электронную почту, сверить список, помириться с предками…

М. нашлась сама, слава Богу. И за 11 часов собрала сумку и рюкзак. Зубную пасту впихали в последний момент. Я все загадывала: чего ж мы забудем в этот раз. Веревку с прищепками. Потому полотенца, в традициях турецких отелей, будем сушить на перильцах балкона.

Так вот. Баксы покупили, всем отзвонились, отписались, документы мне в агентстве вручили и стребовали будущие фотки. Еще пара сослуживцев, встреченных по дороге, хорошего отдыха пожелали.

Легкий ужин, душ, поболтать с народом, присели на дорожку… двинули. На последнем автобусе в аэропорт.

Прибыли, разместились. Оказалось, что баксы надо в аэропорту покупать (дешевле гораздо).

Несколько часов сидеть — очень утомительно. Посмотрели как народ улетает в Иркутск, Хабаровск и Южно-Сахалинск (одним самолетом). Маленькие сумочки сейчас у народа. Можно сказать, багажа совсем нет. Оставшиеся сидеть — точно летят с нами, потому как до утра больше рейсов нет.

Народ самый разнообразный. Две дамы чем-то ТЕМУ напомнили, тем более, что багажная сумка одна на двоих (как у нас прям). Одна такая — помужественней, вторая — азиатского вида в розовых носочках с каемочкой… Оказалось, действительно пара. Мы за ними паспортный контроль проходили. Подходят вдвоем к окошку.

Дама — страж границы:

— Куда, куда!? По одному!!

— Так те же (предыдущее семейство) втроем были!?

— Они — семья!

— Мы… А мы… Мы, может, тоже семья!!!

— Хм… А у них — ребенок! (типа: Вот!)

Пришлось им по одной проходить. Мы даже выпендриваться не стали.

В общем, сидим. Попы обминаем. Все объявления прочитали. Я рамку при входе в аэропорт три раза опробовала: покурить там, воздухом подышать… Даже на ремень не звенит. Рамка и рентген багажа теперь на входе в здание аэропорта (1), на входе в международный терминал (2), на контроле перед входом в накопитель (3) — самый основательный. Снимаем ботинки (в маленькую корзинку), куртки (в большую корзинку), ремни, часы, бумажники, сотовые телефоны — на лоточек перед рамкой. Вещи — на просвет, сами (с голыми ногами) — в рамочку. Бахилки кучкой в корзинке. У баб босоножки — шлепают, считай, босиком по полу. С мужиков штаны падают. Возмущаются: «При всем честном народе ремень застегивать!…»

А покурить напоследок я думала после регистрации… Наивная! Знала бы. Берегли моё здоровье следующие 8 часов. Только в Анталии удалось. Отравить турецкий воздух российскою «Явой». С другой стороны: мы, зарегистрировавшись пораньше, смогли 2 с четвертью часа в отстойнике ПОСИДЕТЬ. «Дьюти фри» обозреть… В отстойнике «кошки рожают, дети орут»© — двухчасовая веселуха измученных ожиданием и малопривлекательными процедурами контроля людей, запертых в весьма ограниченном пространстве.

Наконец, разместили в самолете, где мы (о, счастье!) смогли прикорнуть-задремать. Будили 3 раза: попить, бухнуть (обратно, кстати, горячительное не предлагали), поесть. Кормили по-столовски, съедобно. Летели сносно (сравнимо с возвращением, более чем). Правда, М. меня всё толкала в окошко посмотреть… Садистка! Пакетики-то нынче не выдают. При приземлении — традиционные аплодисменты пилоту.


09.06.05

Прилетели в 07.40 по-местному. Идем за струйкой приезжих (вернее прилетевших). Первая остановка: покупить визу. Ну, вклеили, потекли за ручейком завизированного народу в паспортный контроль. Прохожу, жду М.. На нее так строго пограничный турок смотрит… Пропустил. Идем к терминалу сумку ждать. Едут-едут. Все не наши. Один чумадан 5 раз прокатился. Думаю: чего, хозяин по дороге сошел? Попродавали глаза в «дьюти фри»… Тут и сумка приехала.

Дальше выходим на землю Турции. Деички-мальчики стоят. С табличками. Каких-то невразумительных агентств. И наш стол: TEZ-тур. Подходим. Сверили по списку: «Вам — в автобус №82. Идем. Огроменные автобусы TEZа, 1-й, 2-й, 3-й,…11-й… Напротив — автобусы «PEGASа». Их поменьше. И за всем этим великолепием — несколько микроавтобусиков агентств разных всяких.

Встретил нас гид Алим, снова сверил по списку, сумочку погрузили, нас… Повезли. Часа 2 с половиной, пока всех по отелям развезли… Анталию мы стороной как-то объехали. Горы вокруг обсмотрели. В отели завозят под крыльцо. Наша махина (2-этажная) в один 5-звёздочник минут 25 въезжала. Наш «Мелани» был предпоследним.

Приехали, высадили. Вывеска отеля — как на сайте. Наш отельный гид Сезгин (имя такое) нас встретил и сразу давай ругаться (в смысле быстро, громко говорить хоть и по русски, но с диким турецким акцентом). В общем, нас тормознули в холле (как я потом только сообразила, мы до 12 часов — расчетное время — приехали). Администратор давай руками махать: типа вещи все здесь бросайте! Этот шумит, тот руками машет… Мы ночь не спали. Очумели все. Карточки на поселение (7 строк) минут 30 заполняли.

Первым делом на нас застегнули фирменные браслеты синенькие. Потом администратор (грустный средних лет турок) долго думал, зажимая ключик, но (на мои настойчивые взгляды) все-таки выдал №728. Провожал нас другой, молодой турок (он тут официант). «Спик инглиш?», — говорит. «Нет!», — с сожалением мы. Он долго чего-то сказать пытался, потом заглох.

Сходили море понюхать. Оно нам не понравилось: волны, УХ! Решили завтра поплавать. Купались в бассейне. М. с горки съехала. Я на шезлонге немного подрыхла… Вечер уже не очень хорошо помню. Ну, поужинали, прошлись по нашему поселку Оба. И, наконец, спать!!!!!

Еще в ужин захотелось горячительного (приезд, так сказать, отметить…). Смотрю: народ откуда-то носит бокальчики. Вспоминаю, что в проспекте было написано: «местные алкогольные напитки бесплатно». Подхожу к провожавшему нас в номер официанту и на неплохом школьном английском произношу заранее прорепетированный вопрос, типа: «Где тут у вас пиво разливают?». КАК он обиделся! Всю дорогу к бару высказывал мне (убей, не помню на каком языке, но очень доходчиво): «Вы же говорили, что не понимаете по-английски!!?». Пришлось извиняться: не спали, обстановка новая и т. п.


10—12.06.05

Второй день пытаемся позвонить в Украину. В списке над уличным телефоном-автоматом (только в одном месте в нашем поселке — приклеили отксеренную бумажку с кодами) — отсутствует. Андорра и Чад есть, а Украины нет. Один из отельных гидов (не наш) нашел у себя «38». Подумали: а, ведь, правда, код, он же универсальный. Стали набирать — фиг! Спереди ноль набирали, цифры убирали — не хочет соединять. Вспомнили, что видели где-то на улице вывеску «Русское информ-бюро», пошли спросить. «Как, вы не знаете код Украины!?», — всплеснул руками турок. Но сам не знал. Мы сказали, что про «38» нам известно, но как из этого дозвониться? «Должно быть 13 чисел», — сказал турок, написал как. «Если не выйдет, приходите, я другу позвоню по сотовому — он в Украине живет». Позвонили — срослось.

Сижу в шезлонге (белый пластик) на пляже, собираюсь с духом начать турецкие записки. Предстартовый мандраж давно позади (два дня прошло).

Передо мной плещется Средиземное море (ха! плещется, балла на 4), справа (км в 10) виднеется на горе Сельджукская крепость Алании, над головой — сине-белый полосатый зонтик. Синий же браслет с надписью «Melani hotel» администратор отеля застегнул на запястье. Окольцевали.

Средиземное море в 2 раза солоней Черного (36% против 18%). Турки называют его белым — Ак-дениз. Если не смыть с себя соль после купания (за пляжным баром — стойка душа, трогательно родная — рычаг-вентиль отваливается, но позволяет приделывать себя обратно), соль эта, высыхая, кристаллизуется на каждой твоей волосинке. Начинает казаться, что шкурка покрывается редким белым подшерстком.

Принимаем соленые «клизмы» и плаваем в бассейне. (Море 4 дня бушевало. Баллов на 5. Ободрали коленки и локти — местный гравий не обкатанный. Его вчера из окаменевшей лавы вымыло).

Круто мы заварку попили! Два дня удивлялись в столовке — какой здесь, в Турции, вкусный крепкий чай (после привычного зеленого). Сообразить, что в соседнем крантике такого большущего металлического термоса — кипяток для разбавки — это далеко не сразу получилось.

В нашем отеле в основном поляки, немцы и турки. Еще кто-то (по слуху — помесь инглиша с дойчем и турецкими вставками, как оказалось позже — голландцы). Еще прочитали на информационном стенде, что есть литовцы и латыши. На вид от немцев и поляков не отличаются.

Привыкаешь, что вокруг — сплошь иностранцы. Ты их не понимаешь, они тебя… Сидим за ужином на ветерке, беседуем с М. о личном, можно сказать об интимном, дама с соседнего столика поворачивается: «Как вам здешнее вино?» Упс! «Белое, — говорю — нормально. Красное похуже будет». Пересели (от греха) к полякам, что и к пепельнице поближе… Постоянно ощущалась нехватка пепельниц за столиками у бассейна, а у двух седовласых пани ее можно было найти всегда.

Писать еще более лень. Слегка пригорели, и на пляже устраиваться не стали. Сходили посмотрели в смысле подводных камней. Наш пляж еще ничего, как оказалось. Между не плавающими еще «бананами» и катамаранами и нашим пляжем — кусочек песка без камней. Можно зайти в воду, но боком, т.к. волны сбивают с ног. Волнорезов (бун) здесь, в отличие от благословенного Крыма, вообще нет. Плавать можно, если ты: а) КМС, б) 90 кг, в) 185 см и более. Если подпрыгивать на гребне волны (метра на 1,5), подгребая под собой ногами, можно качаться на волнах какое-то время. Своего рода серфинг. Меня волна протащила по песку, после чего О., смазав мне локоть (до запястья) и задницу (справа) йодом, заявила, что в море меня больше не пустит.

Народ сидит за столиками вокруг бассейна, бездельничает, пьет пиво, играет в карты и пишет письма. Читают «Дневник Бриджит Джонс» и «Код да Винчи» на разных языках (обложки книг одинаковые). Поляки друг с другом общаются, голландцы тоже, наши — кто как.

Хищно поглядываем на столик, где уже выставили стопки тарелок для полдника, и думаем с тоской, что, наверное, потолстеем. Пойду-ка я плавать. Дыхалка никакая. Сто метров проплыл — устал. Куда уж бороться с волнами. А бассейн до 18 часов и до этого времени — солнышко, а плечи у меня красные… В мелкой луже дети плещутся. О. дрыхнет, ей снится лимон. Мне снится шкурка с антипригарным покрытием. До сих пор думаем: какого хрена мы не намазались кремом на второй день?!?

Один из цельных купальников можно выбросить: когда я вышла из воды, он стал длиннее на 40 см.

Чего не надо было брать: одежду в номер, потому что: а) кондишен, б) все время проводишь в постели или в купальнике. Мыло, зубочистки и туалетную бумагу дают.

Затейник созывает народ на дартс. Пойду-ка пива возьму и булочек. О. задумчиво наблюдает как плывет по луже (от бассейна) ее правый тапок, подгребает левой. Тапок приплывает обратно. При осмотре обнаруживаем мазутное пятно на подошве под большим пальцем. Где плавал?!..

Жалеем, что не поехали на обзорную экскурсию. Она как раз по субботам, а мы как раз в непляжном состоянии. Завтра, как назло, ничего путного нет. Надо было быстрее соображать.


13.06.05

Записались на Памуккале в среду, в турецкую баню (хамам) во вторник и пешком в Аланию на сегодня (с утра не пошли — М. в лом). Покупались в море — волны притихли, но каменьев хватает. Пожаловались гиду Сезгину. Он развел руками: «Вулканическая порода, куда ж мы их денем».

В обед первый раз не обожрались. Булок не было. Салаты укоротились. Если припозднился — свободных столиков не остается. В принципе места есть, но нужно к кому-нибудь присоседиться.

Лимонов мы набираем целую тарелку. Потом служащие во все глаза смотрят, как я их разбираю на полудольки и ем — горло свое покрасневшее лечу.

Соответственно после обеда приятно провели некоторое время и пошли на автобус до Аланьи. Проезд, как нам сказали — лира с носа. Первый автобус был набит, сели во второй. Как оказалось, нужен нам был как раз первый.

Собралась я тут покурить на улицах Алании (растерялась приехамши), с мыслями собраться. Слышу, М. шипит: «Низзя тут!!! Вишь, не курит никто!» Потом мне дошло. С таким образом жизни: юг, расслабуха, и количеством жрательных точек на один квадратный метр города, турки курят только сидя, поэтому человека с сигаретой на улицах и не видно.

В одной из лавочек две пожилые пани обозревают товар. Хозяин — русскоговорящий турок — им навяливает то ТО, то СЁ: «Ну, сестре купите, брату, мужу…» Полька, вспоминая школьную программу и обязательный в те годы русский, напрягает чело и живо реагирует на «мужу»: «НЕ! Мужу — не! Жадный очень». Хозяин, слегка сбитый с толку, не хочет терять клиентов: «Чаю!?» Пока пани подбирают русские слова: «Не надо. Мы сейчас пили!», хозяйский сынок уже несет 2 стеклянных стаканчика-тюльпанчика (с «талией»). Они тут в наборах с фруктовыми растворимыми чаями продаются повсеместно.

Посмотрели ЧТО на горе (где крепость). На горе — отели. Круто вверх идут асфальтовая дорога и каменные ступени лестниц. Посмотрели на город сверху. Отель на отеле и отелем погоняет. Номеров 20-30-40, 4-5-этажные.

Пошли искать вход в крепость. К портовой башне. Кыз-кале, понятное дело. Красный туф и красный кирпич (метра 3 сверху). Смотровая площадочка. Якорь ржавоватый. Что-то символизирует. Ни на каком языке не подписан. Видно всю гавань. Обнесена дамбой. Дамба выглядит совершенно так же, как местная порода. Тут же — обязательный памятник Кемалю Ататюрку. Как у нас — Ленину.

Башня недалеко от воды. По кромке прибоя невысокая стена. Или хорошо сохранилась, или восстановили. Еще какая-то аркада стрельчатая. На гербе Алании она есть.

Первый ярус, стало быть, у воды. Второй виднеется среди домов. На самом верху — третий и последний. Стена со стороны портовой бухты и со стороны пляжа Клеопатры выглядит совершенно одинаково. Или их там две.

Дорога ведет влево, вдоль остатков стены, через сравнительно сохранившуюся невысокую башню. Из бойницы (где мы, примостившись на 10 см уступа стены, рискуя вывалиться наружу, всё-таки сфоткались) видны два стоящих у причала круизных лайнера…

[Нюхом чую, что здесь побывали наши. Немцы на сортире не экономят]

…и дальше вверх на улицу, вымощенную в каком-то там веке обычными неправильной формы камнями. Здание, к которому мы вышли, вполне современное, 3-этажное. Полицейский участок. Веет турецкий флаг. В палисадничке растут «золотые шары».


14—15.06.05

Самое ГЛАВНОЕ: в результате поездки на экскурсию мы (наконец-то!) стали есть в 3 раза меньше.

Поездка в Памуккале отбила у нас охоту к другим экскурсиям. Мой организм до сих пор содрогается при воспоминании о 16 часах в автобусе! Могли бы доехать за 10 (туда-обратно), но наш водила рулил 70 км/час (и не секундой быстрее, такой вот Хасан-бей).

Впечатления от экскурсии (если забыть мучения в автобусе) — обалденные! Бассейн Клеопатры оставил во мне две глубокие царапины на левой ноге (валяющиеся на его дне античные колонны раскалывались не всегда ровно). Прикольно так: залезаешь с яркого солнца в воду, а через 20 минут ванны этот воздух для тебя зябкий. Вода в бассейне 37С, минеральная, с пузырьками. Девчонок из соседского 4-звёздочника обозвали «ананасы в шампанском» — торчат две головы над лопающимися пузырьками и руками с браслетами «Аnanas hotel» за верёвочку держатся. Наш гид сказал сидеть полтора часа. Как мы позже уяснили, это у них шутка дежурная: про 1,5 часа. Банщик в сауне тоже шутил. Поплавали, поторчали поплавками в самом глубоком (и целебном) месте, омолодились?!? (Часы и цепочка до сих пор блестят). И побежали переодеваться. Впереди — «хлопковые горы». Оказалось, что плавки я забыла в рюкзаке в автобусе. И забрать не удалось, потому как наш водила заперся на 2,5 часа и «давил на массу». Пришлось бегать налегке в шортах (мокрые купальники нас не вдохновили).

Горы белые-белые, местами бежевые. Видно как текла вода по известнякам. Там такие терраски с водой (травертины). Горы белеют после того, как по ним стечет эта минеральная вода. Пускают только босиком. Везде — горы тапков. До сих пор удивляюсь: как мы свои-то нашли?

В Гиераполисе. Город вполне приличных размеров — тут и сям по холмам. Как раз над Памуккале. Вид с горы вниз на возделанную долину. Две тыщи лет назад, наверное, такой же был вид.

В основном — одни камни. Тесаные, выбиты орнаменты, иногда довольно большие. Остатки храма: одна колонна стоит как была. Не пойму, она так 2 тыщи лет и стояла, или итальянцы целую нашли и обратно поставили?

В развалинах города видели хорька, сколько восторгов было у М. (длинный, глазастый, любопытный, прыткий).


Прикольно: принудительное изучение русского для прибалтов, казахов и западных украинцев. Гида можно найти только на русском языке. Польское турагенство «Одеон» привозит своих пшецких гидов. Мы даже часть экскурсии прослушали: говорят четко, медленно, почти всё понятно. Да и привыкли мы к ним, к полякам.

Последнее время русские опять из отеля съехали, прибыло поляков и голландцев.


Вечером увидели на одном из стендов в нашем поселке «Экспресс газету». Ур-ра! Буквы знакомые. Давече днем Валерия Меладзе в отеле включали. Народ так радовался!!! Утомили эти ритмичные турецкие завывания…


16.06.05

Кушаем уже меньше. О. интересуется: зачем я съела 4-ю булочку. «Понимаешь, — говорю я — вот употребила я салатик и брынзу с маслинами, и мне уже было хорошо, и есть больше не хотелось. А потом — твою „попку“ с сыром. И, видно, второе дыхание открылось».

Решено! Садимся на овощи. Зубами (а вечером захочется турецкую пироженку). Вот чё-чё, а пироженку местную мне и с голоду не хочется (то ли дело — булочка!). Чего беру — до сих пор не понимаю.

В Турции вино — алкоголь. А в Крыму — букет. Для глаз, носа, нёба. Всего организма.


Вчера плавалось в охотку. А сегодня — потому что оздоравливаться надо. Народ ходит по пляжу, поднимая пятками тучи мелкого песка.

Пляж «трёшника» отличает от 4 звёзд: отсутствие уложенных на шезлонги матрацев, столиков и урн у каждой пары лежаков, еще у них галька убрана из песка. А так наш «трёшник» вполне нормальный.

Вообще странно: насморк почти с самого начала и до сих пор. Ну, как я его заработала понятно: два раза утопили в матче по водному поло. Хлорка для носоглотки не полезна. А щас-то почему!? Греемся на солнце, душ теплый, море не холодное… Пора снова на лимоны садиться. Неужели климат настолько не подходит?! Не в тему нам субтропики. Полупустыню нам подавай!

Думали: классно! Похудели в хлопотах перед отъездом. Здесь еще похудеем: еда — так себе, плавать, ходить… Фиг! Горы далеко. И по ним не походишь. На них турки живут. Морду лица обратно наела. И бока с животом (по-моему).


Лежу, загораю. Вдруг: «Sorry. Tell me please… тра-та-та…». В общем: «который час?». Лениво было вспоминать как будет 18.50. Просто часы показала. «Сенк`ю!». Поворачивается к своим и: «Без 10 семь!». Я чуть с лежака не упала. «Мужик, — говорю. — Ты не мог по-русски спросить?» «Я ж не знал…». Это М. его своим голым торсом испугала. Продвинутая вся такая: голыми с… ми пляж освещает.


17—18.06.05

Вечером гуляли по «бродвею». Надо распланировать три оставшихся дня.

Пошли в супермаркет за клубникой. Дети у них тут в магазинах продуктовых работают: корзинку подают, овощи взвесят, купленное в пакетик обустроят. На кассе, видно, хозяйская родня сидит. Недовольная, но так, про себя, недовольная. В супермаркетах у них, кстати, продавщицы в платках не ходят. Халатики форменные, тапочки. Девчонка там у них одна. Стриженая, что для турчанок нехарактерно. Прошлый раз мы ее видели. Помогала нам с водой питьевой определиться. Но тогда мы озабочены были понять, сколько это стоит (ценников на товаре нет). А щас посмотрели спокойным взором — наш кадр. И как она тут, думаем.

Вечером свернули в улицу, где у них со столов сувенирами торгуют. Как у нас в скверике на ул. Ленина. И еще двух увидали. Когда мы идем, О. целенаправленно по рядам смотрит. А я, бывает, так, глаза продаю. Вижу какой-то взгляд не турецкий. Смотрит на О. Ну, как это бывает, когда смотрят на толпу рассеянно, и, вдруг, глазом из толпы выхватывают. Пихаю локтем в бок. «Наш кадр» — говорю. «Да ну-у…». Обратно пригляделись — турчанки. Две. Одна спиной сидит, вполоборота. Стриженые. Лет 40 или больше. Столик там сбоку — типа местные чай пьют. Да!.. Еще парочка геев навстречу попалась. Не могу национальность определить со спины. Но спины, походка — гейские. В общем, нормально тут у них с ТЕМОЙ.


[Задолбали сегодня голландцы вокруг нас на пляже. Все уши ущебетали. Ладно б еще, на английском (подучили б хоть).]


Сегодня какой-то местный праздник. После ужина пошли гулять. Народу на Фатхи «kadesi» (еще одно слово по-турецки знаю) полно. В основном турки, местные и приезжие. Приезжих видно, потому как жены одеты совершенно по европейски, ну, и задницы у них поменьше, что ли.

Когда они успевают наесть себе задницу?! Вот идут молодые турчанки, да хотя бы и наши горничные. Они ж худые. До 25. А после — уже задница! Причем не просто задница — жопа!!

Рукодельные ряды из привычной им улицы переселились на этот вечер на «бродвей». Где-то там наши дамы сидят, плетут чего-то. Так не скажешь, что наши. Но это — толпа вокруг. Как толпа рассосалась немного, стало заметно. Подошла к столику некая особа — мимо них проходила. Ее так внимательно обсмотрели. Фигуру (особенно в районе талии и ниже). Без толпы «кадры» снова М. заценили. А когда народ интенсивно ходил, очей не подымали.

Да, с нашими кадрами в Турции все в порядке. Двое местных парней, за руки держась, прошли. Один в рубашке с нашивками. Похоже — секьюрити отельный (вечером во всех отелях при входе охранник). Вспомнили, что позавчера в нашем проулке, у входа в отель два парня стояли, один — положив руки на плечи другому. Мы засмотрелись, и он руки убрал. И тоже, по-моему, охранник был.

Пацанки тоже встречаются. Вот три девчонки идут. Ну, две как обычно: волосы в узел, побрякушки, шлёпки-каблучки… Одна — в мальчуковой майке, стриженая (с такими «баками» — волосы густые у них) и движения… размашистые такие. В общем, понятно всё с ней.


19.06.05

Ходили по ОбаГёль. Купили наволочки. Хотели 3 за 10$, но парень объяснил, что сам берет на фабрике за 3. Взяли 4 за 16$. Минут 40 перебирали: красненькие, синенькие, бежевые. Размеры у них у всех немножко разные. Думали: понравятся, не понравятся… Потом сообразили примерить на подушку. Попросили, одели. Супер! Берем. Продавец повеселел. Посоветовали ему такую же наволочку нарядить для привлечения туристских взглядов. Подумал, посмотрел. Согласился. (И весь диалог велся с учетом того, что он не говорит по-русски, мы — по-турецки, а инглиш когда-то давно учили в школе). Долго бегал — искал сдачу с баксов. На прощанье ручки полез целовать. Мы:»??!??». Он: «Туркиш джентльмен!». Поулыбались.

В плане сувениров здесь как-то… Ну, как везде в курортных городишках. Поделки и дорого. Барабан висит. В общем, тоже поделка, но барабанить можно. Кожа натуральная. Великоват. А то, был бы у нас турецкий барабан. Соседи бы обрадовались…


Воробей поскакал. Тощенький. Перышки чистит. Рядом другой. Вернее другая. Чего-то там под шезлонгами склевывает и ему в клюв скармливает. Мама. Интересно, чего она съедобного склевать могла на пляже???! Второй день думаю: зачем у них на столиках в пляжном баре зубочистки!? Там же напитки одни?! Пивные пузырьки из дупел выковыривать? Или шоколад мороженки…

Поскольку на пляже макияжа особо нет, разглядываю. Голландка. Кожа белая, брови черные, дугой. Губы красные, подбородок крепкий. Я думала это так, картинки рисуют. Оказывается, они на самом деле такие.

Немцы вообще лошади. (Не толстые, как наши, а здор-ровые такие). Наша полутораспальная кровать 2-метровой длины им так, узенькая коечка. А ноги, наверное, свешиваются. Немцы, в основном, пенсионеры.

Сегодня жарче обычного. Начинается сезон. Горы в легкой туманной дымке. Но ветер. Щас волны нагонит. И траву всякую. Уже нагнал.

Голландцы ушли, и на пляже — тишина…


Пошли к морю. Сегодня море штормит. По этому случаю травы всякой нанесло-о! Ни купаться, ни кунаться неохота. Приняли порцию средиземноморских клизм во все места. Очень полезное дело — душ на пляже. Народ в нем нанесенную морем в купальники всякую разность смывает.

Как раз плавать можно. Туда — легко. Обратно — посложнее. Чтоб не впилиться в какую-нибудь трубу (их тут 3) следует наметить себе ориентир в виде: отдельно стоящего зонтика, толстого немца, сидящего в воде, либо узора на стене отеля — и держать курс строго на него. Иначе — сносит. Приходится группироваться, подбирать ноги…

Неутомимый «малец со стулом» (есть у нас такой — в столовой все стулья перетаскал, года 1,5) где-то тут поблизости. За 3 минуты, что я за ним наблюдала: 5 раз порывался сбежать, выкопал яму, себе по колено, в песке, насыпал его на всех, себе в глаз… (хорошая у его мамаши реакция должна быть).


20.06.05

Домой еле дозвонились — как всегда, занято. По этой причине на завтрак пришли последними — гуляли вокруг телефонов-автоматов.

Решили весь последний день посвятить пляжу — ожоги уже дома лечить будем. Валялись целый день. Жаль, в бассейн до 18 не успели — там вода за последние дни нагрелась, такая тёпленькая!, приятная…

Море опять разбушевалось. Из-под зонтика вижу, что там — муть и 4 хищных гребешка.

Стандартная цена загарного средства — 5 евро. Поляки ходят на пляж, как на работу. Методично поливаются маслами. Загар ровняют.

Вновь прибывших учат открывать зонтики. Вчера контингент сменился. В ужин сожрали ВСЁ. Особенно сладкое. Вынесли второй по счету противень с вареной курицей (+картошка, кою они не разваривают) и третий — с ломтями арбуза. Яблоки у них кончились.

5 звёзд, наверное, отличаются еще и тем, что у них в штате есть специальный человек, который моет яблоки. В экскурсию нас кормили разрядом повыше, народ из 4—5 звездей (или звездов?) ел такие же немытые яблоки и не морщился.

Лежит мужик (крупный) на шезлонге по соседству, и жене, так, мечтательно: «Щас бы — кусочек мя-яска!..» В Крыму нас мясом обкормили (огурчик-помидорчик — мало-мало), здесь — почти традиционное вегетарианство.

О. подзагорела. Пойду, говорит, на камнях сидеть (тепленькие такие, опять же: ракушек набрать…). Я до такой кондиции еще не дошла. Маюсь под зонтиком. Море теплое. Хорошо. Мутноватое, правда. И соленое. А в крымском Судаке жались бы сейчас под тентом — на каждом квадратном метре чья-то подстилка, а то и две.

Как-то не ощущается, что завтра уже в Ё-бурге будем.

В проспекте туроператора GTI прочитали, что в районе Аланьи — самое удобное для купания море. Хм. Удобное.

Решила напоследок окунуться в мутное и грязное «Белое море». Пусть мне волной по шее надает. Иду по прибою, камни разглядываю. Будто был здесь миллион лет назад пляж — галька да песок. Потом все это спрессовалось, полежало, окаменело, а теперь эти плиты вновь размываются волнами. Выглядит, как глыба замерзшая: тут песок крупный, тут мелкий, из всего этого камни-голыши разнопородные торчат, вроде, сверху лежит, подергаешь — ха!

Мужики германской наружности идут по берегу, ужин себе ловят. Сеточка у них вязаная, мешком, на длинной веревке. Заходит в воду по колено и закидывает, вытягивает и смотрит, ЧТО попалось. Пока смотрела, попались им шесть хвостов, да два удрало. 12—14 см длиной в пакете из супермаркета возятся.

Прихожу, говорю О.: «Ты, когда плавала, за рыбу не запиналась?» Плавают они тут. По ноге — стук. Маленькое, теплое. Чё это она теплая!?! Она ж холоднокровная!

О. собирает с полотенца камушки (любовно отобранные). На память. И наглядное пособие. Будем долгими зимними вечерами перебирать свою коллекцию. Этот — оттуда, а этот — оттуда… А этот? А этот ниоткуда. Он из стены в кухне вчера выпал.


Новый официант. Видимо, учат его всему на ходу. Но знает что-то по-русски. Подбирают кадры. Наш, проверенный, сбежал в один из ресторанчиков. Мы его, гуляючи, в новом прикиде встретили. Ренегат! Так ему и высказала.

Бедные непроспатые (вчера приехали) западняры дергаются на «Доброе утро!» доброжелательного новичка-официанта, роняя булочки с тарелки.


21.06.05

Последний день в Турции.

Накануне отметились на ресепшн с просьбой разбудить в 5 утра. Заодно напомнили про ланч-пакет. «Два ланча» — уточнила девушка-портье, записывая нас в журнал. Неделю назад она ни одного русского слова еще не говорила. Однажды понаблюдав за тем, как О. надевает на меня рюкзак, она для себя, кажется, что-то уяснила. В смысле, определила, что мы «не сестры». С той поры стала загадочно лучезарно улыбаться. И пару слов по-русски выучила…


Вечером пробежались еще раз по лавкам. «Слоны» стали по 6$. Торговка цену назвала прошлый раз «от балды». Может, мы ей понравились? «Можем ли мы нравиться турецким женщинам?», — спросила О. Я слегка прибалдела: «В смысле, по-человечески?». На сей раз, оказалась хозяйка и сообщила, что ЭТО «cost» 6 евро. Безуспешно роюсь в трех разговорниках, пытаясь составить фразу: «а почему тогда вчера было 5 баксов»… В общем, из набора англо-турецких слов, 20-минутного махания руками и напряжения всех мимических мышц, мы уяснили, что торговаться ниже 6$ бесполезно. И убедились в бесценности совета в рекламно-обзорной папочке тур-оператора: «понравившуюся вещь надо брать сразу, вернетесь — будете разочарованы».

Долго бродили в поисках прикольной пепельницы — сувенир Кл-вым. Начали с отельной лавки. Продавец подошел, спросил чего надо.

— Пепельницы, — говорю, — смотрю.

— Уезжаете, да? А чего такая красная?

— Перегрелась

— А! Хочешь побольше солнца с собой взять!

— У нас дожди…, — вздохнули мы.

Перед самым отелем увидели дудки. Свистульки. Глиняные. Простые и раскрашенные. Седоусый турок крестьянского вида: «Ту лира» (два пальца показывает). Но у нас уже не было лир.

[На сдачу в супермаркете дали О. старые, миллионами, лиры. И, получая их в качестве оплаты, продавцы удивленно вскидывали глаза. А за компиляцию из старых и новых бумажек и монет точной стоимости полкила клубники мне мужик-кассир тут же выдал шнурочек с «глазами», поцокав восхищенно языком]


Любопытно, как поднимался наш статус мере освоения и загорания. «Рашн» — пока мы ходили белые, и неуверенно озирались по сторонам. «Поланд» — когда мы немного подрумянились и сходили пешком в Аланию. За последние дни загорели и стали «Дойч».


День отъезда

О5.00 Трель звонка. «Good morning». Встали. Кипятильник. Чай. Мёд. Черешня. Помыться. Одеться.

06.50 Автобуса нет. Портье не знает, был ли. Боимся, что уехал без нас — Сезгин накануне предупредил, чтоб спустились пораньше. «Автобус может и раньше придти, ждать вас не будут» — это из информационного буклета. Выходим на улицу.

Я начинаю нервничать, прикидывая: хватит ли у нас оставленных «на всякий крайний случай» единиц на телефонной карточке позвонить нашему гиду.

Из-за поворота показывается нос TEZ-туровского автобуса. Ушастая гидша.

Привезли нас к концу регистрации. Объяснила гидша зато всё очень доступно: куда идти, чего делать… Всё успели, но «дьюти-фри» (моя последняя надежда на какое-нибудь приличное приобретение) мы успели лишь обежать, крутя головой по полкам.

Погрузились, полетели. Места достались так себе. 5 ряд. И самолет не новый (обед употребляли на коленке). Но довёз. Народ хлопал с энтузиазмом.

Дома! Потом 40 минут из лайнера выходили. Еще около часа проходили паспортный контроль и проверку багажа. Наконец, (!!!) вышли на волю. Здравствуй, Ё-бург! Который тут же встретил нас дождем.

Приплелись на остановку, стали покорно ждать рейсовый автобус. Настойчивый таксист усадил нас в свою «Газель»: «У меня 2 места свободных! Поехали!». И доставил до дому.

Встретили нормально.


Поездка обогатила нас информационно. Съездить было полезно. Во всех отношениях. Имеющиеся финансы и обстоятельства мы использовали процентов на 95, что приятно.

Теперь, вроде, всё.

Январь 2006
Дальняя Дача

Таки этой осенью мы выбрались в лес подышать. Там, в прозрачном осеннем лесу, над разогреваемыми на спирту замороженными сосисками и родилась идея культурно-спортивно встретить Новый год и провести новогодние каникулы.

За два месяца решили запастись путевками. Сие торжественно возложили на опытную в санаторном отдыхе Хл. (отныне — Г.).

Выбирали, чтоб все было: горы, лыжи, коньки и бассейн (на всякий случай). И по финансам чтоб. Не разрушительно. И чтоб столовая в корпусе — мелких одевать/раздевать…

В связи с последним фактором решили САМ Новый год встречать дома — 5 тыщ с носа за ночь — больно круто! Да и салатики домашние несравнимо съедобнее.

«Дальняя дача» — навевает что-то основательное, советское, из жизни функционеров… Ну, дача, так дача… Глядишь, в Челябинской области потеплее будет. Юг, как никак.

За полтора месяца всё начальство предупредила, что сваливаю из города к новому году, чтоб не теряли-не искали. А главное, чтоб в усиление не ставили! Надоело вкалывать в праздники. И даже М. ее боссы-трудоголики выходные дни выделили без особых претензий.

Сначала думали, лишь бы не сильно холодно было. Потом поуспокоились: бассейн, да и компания, винишка прикупили…

Тут возникла другая проблема; снег всё не идет и не идет!!! Начало декабря… середина..! Пош-шел!!! Причем сначала окропил 1/3 города (ровно до дендрария, т.е. на работе у меня снег есть, а до дома не долетел), полежал, растоптали. А потом как насыпался-я! За день. К вечеру транспорт мёртво встал в пробках.

Пока ждали снега, боялись морозов, смотрели прогнозы, настала последняя неделя года. А вещи-то к отъезду не собраны! И даже не куплены!!!

Счастье, что новогодние подарки нами приобретались загодя. Дней за 10 ДО достали-сформировали-упаковали. Как раз на всех хватило! Еще пара-тройка сувениров осталась на неожиданных гостей. К их появлению мы про эти сувениры благополучно забыли))

Заранее уточняю у Хл.: мы-таки едем на отдых? Оказывается, таки да! И даже в полном составе. По такому случаю решили выбраться на Уктус, нашу учебную горушку проведать, навыки горнолыжные проверить. Да, мастерство на самом деле не пропьешь! Спустились нормально, даже и судовольствием. Повеселели. Едем уверенно.

Неделя до нового года. Ма-м-ма! Сколько ж дел надо перелопатить!!! У меня еще и подарок М. не найден! И провизию на праздники закупить!!

За шесть дней удалось; приобрести горнолыжные штаны и перчатки, две пары валенок по размеру!! вырезать стекло в дверь, найти подходящий презент. В ходе поисков стеклорезной мастерской и кантования стекла попался приличный магазин упаковочных материалов. Прикольно было тащить стекло и рулон красивой бумаги с бантиком — абсолютно все встречные горожане не сомневались: кто-то получит от меня в подарок 4-мм стекольный квадрат. В этот раз у меня даже упаковка вполне приличного вида получилась,

Нарабатываются навыки-то! Да! Я ж еще в этом году ёлку заказала!!! Каждый день дергалась: привезут-не привезут…

В результате предновогодней беготни и (как обычно) неразберихи не работе корпоративная вечеринка проходила стоя, с употреблением вина из горлА и закусыванием домашними соленьями. И то только потому, что я накануне пирог слоеный изобразила на весь коллектив. Никогда б не согласилась — полдня упираться, НО… под это дело меня без звука отпустили с работы, заодно и продукты в пустом магазине без суеты прикупила! Оказывается так сложно майонез для «шубы» выбрать!!! Их же видов 20! И все с та-акими консервантами!!

30-го очень удачно нашлось дело в областной прокуратуре, куда я с легким сердцем и слиняла к обеду, чтоб-таки к 14 часам встретить лесную красавицу! 14.30 — я дома. И тишина! Ладно, думаю, придется еще за симпатишной веточкой с шишками по городу прошвырнуться (а вдруг М. вспомнит, что только на кедровую согласна?!?). 16.02 звонит Л-в: «Мы едем! Ёлку срезали. Она немного кривоватая, но такая красивая-я! Просто — бонсай!». Жду. Пытаюсь подвигнуть народ убрать часть макулатуры из коридора — место под красавицу пушистую освободить… Вроде, даже и обещали! Увидели привезенную маленькую, круглую, лохматую, пахнущую лесом ёлочку и действительно расчистили угол. Оказывается, они с детства ее не ставши, восторгов-то было!! Даже за игрушками я мишурой побежали. Заодно и подарки под нее поместились!

Всё!!! Теперь только новогодний стол организовать-приготовить! Тут же Хл. уточняет, что наша предварительная договоренность о походе на «первый фильм года» — «Дневной дозор» — в силе. И приобретение билетов на мне… [Мы не стали считать сограждан придурками, и о билетах решили позаботиться заранее]

Пока карнавалились с лесной гостьей, и М. с работы пришла (надо же! пораньше отпустили и даже с премией!! А нам — фигушки, потом как-нибудь). Прогулялись за билетами. Удостоверились, что реклама — действует, билеты раскупаются хорошо (за три дня ДО серединку немаленького зала уже выкупили).

Ур-ра! В этом (2005) году- 31 декабря — суббота!!! В кои-то веки!

Неужели удастся отдохнуть перед боем курантов!?!

Шубы (как единственного полноценного новогоднего блюда) изготовила три тазика. Над разною селедочкой! М. традиционно убралась в комнате!

Тортик под мои громогласные ругательства и М. бурчание всё же испекся (не буду больше «Винни пух» готовить: возни-и!, а на выходе — чуть). Батончик подсушила, маслице растаивать вытащила, шампанское (не попалась бутылочка «Нового Света», пришлось брать «Кримське рожеве») — в холодильник. Еще успели прогуляться по пустому городу в любимую кондитерскую за печеньями-подковками соседям (тортик маленький получился, пироженки никак не выкраивались!) и ледовый городок на главной площади без толчеи рассмотрели.

Пришли, елку нарядили, подарки спрятали, соседей поздравили… и — уже почти полночь!

Первый раз за последние несколько лет послушала пожелания президента — ничего особенного, главное коротко, чтоб успеть. Чокнулись, пригубили. Ничего такое, шампанское. Бутербродики под него очень хорошо пошли, с икрой. Даже на утро ничего и не осталось. А потом я оторвалась: полтазика селедки под шубой… нескоро еще захочу повторить (да и по телеку ничего приличного не было — попсятина, как обычно). По этому поводу спать завалились пораньше.

Утром. «Здрасте-здрасте. С Новым годом!». Пока кофе с конфетами… подарки сложили… Уже и в киношку пора. Пришли за час (выпить там, поздравиться). Охрана «Космоса» выбралась на воздух покурить:

— Стоп! А билеты ваши? А в сумочке ЧТО!?

— Что-что… Подарки, ясен пень!

— А-a! Проходите.

Посидели-пригубили-одарились (обменялись с Хл. заказными презентами: силиконовая формочка для кексов и кофе-пресс).

Третий звонок. Идем в зал. Вау! Народу-то полно!!

«Дневной дозор», как говорили продюсеры, вышел «попроще». Чтоб было понятно среднему обывателю. Хорошо видно, что деньги они на первой картине заработали. Теперь мы знаем, ЧТО могут в России снять за большие деньги.

Классно получилось. Только очень много всего. С первого раза охватить вниманием не получается. Вспоминали потом «покадрово». Из зала через два с половиной часа вышли — сплошное мелькание в глазах.

— Костя, — говорю, — ты чего-нибудь понял?

— He-а! Но понравилось.

Прям как мы «Матрицу» смотрели.

Сразу после фильма выясняю, КАК едем завтра. Плана все еще нет. Обещают уточнить к ночи. Но едем ТОЧНО. Потому народу сообщаю, что катим неизвестно куда, неизвестно на чем, но будем обратно 5-го к вечеру.

Прогулялись за второй бутылочкой «Крымского…» (мало ли: Рождество, старый новый год в ночь на выходной…). Достали из недр полки последний экземпляр.

С аппетитом доели блюда новогоднего меню и: привычное дело — сборы в дорогу. К часу ночи управились. Тут и Хл. обрадовала: в 10 выезжаем. Получилось два рюкзака и валенки. Еще плюшек упаковка — с утра в нас

не влезли.

Долго ждали на оговоренной остановке знакомую «десятку». Только я всерьез стала примериваться заледенелыми пальцами к валенкам — прибыли. Хмурые такие оба, молчаливые… Я, уж, думала, без Манара с Натальей двигаем. Ан нет! Пристроились за нами на Химмаше.

ГАИшники (тьфу! ГБДДэшники) заботливые — останавливают: «Как самочувствие? Чего пили? Как давно?…»

И так — каждые 10—20 км))) Мы только с 3-го раза поняли — зачем гаец каждый раз засовывает голову в салон — «выхлоп» учуять)))))

В общем, искали мы тот санатории часа четыре — жмотятся на указатели власти уральские.

Прибыли. Пошли искать КАК поселяться. Территория — бегать из корпуса в корпус! Долго считались сколько же нас приехало. Девять, восемь — сложно в праздники-то.

Решили, что в три номера поместимся.

И обзавелась я к обеду 2 января 2006 года ребенком мужеского полу трех лет (по документам)…

Давным-давно мы в совковый санаторий не ездили!

Из назначенных нам номеров к приезду свободными оказались два, мы, как пара бездетная, остановились у Хл. и побежали в столовую — обед давно ожидаем желудками. Съели всё! Был выбор блюд. Впервые встретились супницы на столах. К нашему возвращению из столовой образовался третий номер (который, как и ожидалось лично мной, был самый комфортный!).

Проверили находившееся в номере имущество на предмет функционирования и… обалдели от рекламы. Совсем. Такое, наверное, только в начале 90-х по телику было… Потом осознали, что канал-то — местный, кыштымский, и рекламу они делают, как умеют)))

Обосновались и пошли обозревать окрестности. Оказалось, что прокат работает только до 13. Облом-с со спортом-то! Решили опробовать кроватки и прилегли часа на два. Глаза открываю: темнеет. «Вставай, — грю. А то в сумерках заблудимся на территории». Проведали прилегающий к ограде лесок — так себе, снега мало, следов, лыжни почти нет, сплошные шишки-веточки. К озерку решили сходить. «Не заходи далеко!», — М. «Там прогалина темнеет!». Подходим ближе к типа «прогалине». Ха! Это ж лёд! С полметра примерно — по трещинам видно, Стра-ашно сначала было: внизу дно хорошо видно, потом погоняли ледышку, и пошли будить народ на оказывается положенный нам полдник.

Приходим на наш второй столовский этаж (на первом старпёры кормятся), а там — нет никого. Одинокая подавальщица бает, что кормила нас полдником в обед. Мы особо и не спорим — много всего было, но интересуемся на счет чая, коего точно не предлагали. К приходу основной массы нашего коллектива зав. столовой уже выкатила и чай, и печенинки. Душевно почаёвничали и до ужина решили-таки ноги размять.

С горки — ледяного желоба метров 100 — я забоялась; снеговик и снежки не лепились, поэтому слегка поваляли друг друга в снегу, обстрелялись кусочками нАста. Т-ха в это время успел лицом приложиться об детскую горушку. Успокоили и повели на ужин. Вообще массу времени занимает переодевание: в столовую джинсы и джемприк, на улицу: гамаши, свитер, носки шерстяные, лыжные штаны на лямках, валенки, куртка, шапка, перчатки, ух!

Во время прогулки обнаружили баню и решили осмотреть помещение. Кто ж знал, что прямо от входной двери у них — предбанник, где мужики распаренные отдыхают!? Хл. вылетела обратно с невнятными криками. Но узнала, что обещанный бассейн у них — в бане. А время в ней расписано на все праздники вперед.

В ужин опять обожрались и утащили бутерброды с сыром в номера — новый год-то надо отметить! Костя тем временем узнал, что где-то недалеко есть гора с трассой. Погрузились, поехали.

До Кыштыма обшаривали фарами все встреченные таблички, потому как название горы Костя запамятовал, обещал вспомнить при встрече с указателем. Едем-едем, ничего похожего. О! Справа щит: «Гора Егоза 2,5 км». И стрелка налево. В ту же сторону уходят две дороги. Выбрали более наезженную. Покатили.

Ровно через указанное расстояние (по спидометру следили) — еще один щит: «Гора Егоза» и снова стрелка налево. Уже без расстояния. Жутко ехать по узкой почти тропинке, обступанной с обеих сторон заснеженным лесом! И ни огонька впереди. Километров семь вверх. Ур-ра!!! Фонарик. Над крыльцом трехэтажного неосвещенного строения. И еще один — слева над железной бытовкой. Впереди шлагбаум с «кирпичом» (в смысле — тут!) и давно ожидаемая надпись: «Гора Егоза».

Решаем разделиться и пойти поискать людей. Дверцу машины изнутри мы открывали с Костей вдвоем — моего веса не хватило. Выхожу, застывая на шквальном ветру и с трудом вытаскивая валенки из сугробов, иду к виднеющемуся вдали совершенно темному строению. Шаге на тринадцатом откуда-то сверху (с небес, не иначе) слышу голос:

— Вы чего здесь, молодые люди?

!??!

— Мы кататься приехали…

— Гора не работает.

— А чего — сегодня уже поздно? А завтра она со сколько?

— Завтра гора тоже не работает!

— А когда же?! — придерживая челюсть, пытаюсь определить с кем же я общаюсь!? Потому как люди в поле моего зрения так и не появились.

— Вообще не работает. Снега нет.

— !??!, — сложно поверить, стоя в нем по «это самое».

— Это здесь, внизу, а гора — лысая.

— А где она — ваша гора? — все еще не понимаю я, разглядев, наконец, собеседницу в темном окне третьего этажа,

— Там она, — машет рукой влево-вверх.

Увидев барабан подъемника размером с полнометражную комнату, слегка пришибленная, иду к появившемуся в районе бытовки технику-аборигену.

— А сколько тут у вас до горы-то?

— Тыщу двести метров!

— !!!?!!! А почему снега нет, падал же?

— Так на таком ветру весь сошел.

Верим на раз — выпущенного из машины погулять Санжара сдуло метра на полтора.

— А где у вас еще можно покататься? Ближайшая гора далеко?

— Дак не очень, на Уктусе!

Наше дружное ржание его даже обидело.

— Говорят там хорошо — пушки для искусственного покрытия стоят…

— Че смеётесь-то?

— Мы оттуда и приехали…

Хорошо покатались!

Поехали назад в санаторий. Усугублять. Посидели неплохо, весело (оказалось, что штопор-то мы взяли, и скатерть праздничную на стол, и выпивку, и бутерброды на закуску, а вот посуду одноразовую под оставшиеся с обеда-ужина фрукты или хотя бы ложки под салатик никто не додумался прихватить). Поздравили Наталью с Манаром. Эх! Самым лучшим подарком был бы кусочек мыла, который я с легким сердцем выложила из рюкзака перед самым выходом из дома…!

(Набор молодого отдыхающего:

перочинный нож со всеми прибамбасами,

набор одноразовой посуды,

чай в тампаксах,

кусочек мыла,

рулончик туалетной бумаги.

Бумага была. Мыла не было вовсе]

Отметили наступивший, повспоминали в лицах поездку на гору, пытаясь уместить в сознании: какой же высоты должна быть эта лысая Егоза при такой длины подъеме!? Разошлись спать весьма нетрезвые и почему-то уставшие (никак от испытанных эмоций).

Утром на прогулке по озеру мы увидели эту гору-у-у!!! Хорошо, что снега на ней нет. Вряд ли б мы с нее обратно вернулись. Даже с нашим годичным опытом Две вполне приличные уктусские горки с ней рядом не стояли! По высоте, уклону и протяженности.

На первый завтрак нас разбудили уже не поддерживающие связь, но еще работающие мобильники (зарядку с собой, ведь, никто взять не догадался).

Завтрак: морковно-яблочно-черносливовый салатик со сметаной (или творожок «Чудо» в баночке), кашка овсяная (или пшенная) на молоке (ням!), горячее (мясо с гарниром), хлеб с маслом, сыр, чайник с кофейным напитком (вовремя замечаю, что в чашках уже насыпан сахар, ровно полсосуда!).

С полными пузами побежали в прокат. Заходим в подвальчик. Одна девица коньки меряет. Тетка сидит, недовольная такая: «Чего надо? Видите, я работаю!». M-да! Совковое хамство еще не повсеместно искоренено. Преодолевая наезды Хл. в ответ на недоброжелательное бурчание служащей проката, выясняем условия. Как обычно: паспорт в залог и платно. Цены, правда, довольно смешные: 5, 15 и 22 рэ за час. Деревянные, прошлого века лыжи можно поиметь бесплатно и на все время проживания. После осмотра «дров» с древними, местами заношенными до дыр, ботинками решаем, что в праздники можно и «побарствовать», разорясь на новые пластиковые, симпатишные такие лыжи. Оказалось, реально новые. С ценниками, кои, вместе со штрих-кодом, мы отдирали с облюбованных пар сами. Ярлыки с ботинок формы «Фишер» тоже срЕзали. Примерили. Кайф!!! Новьё, на котором до тебя никто не катался! Ботинки теплые, удобные, застегиваются на «молнию». В крепления вставляются легко, носочком. И палки такие, стальные, легкие, новомодные, в тон лыжам.

Взяли, дошлепали до ближайших деревьев, поехали. Скользко, блин! Решили кататься два часа (до обеда), когда еще такой инвентарь попадется!? Первые полчаса фотографировались во всех видах: вот мы какие! Крутые, все на фирменных лыжах, в молодом соснячке.

Были мы там недолго: неудобно по шишкам кататься, да и лыжи жалко царапать. Спустились на озеро. Пытались освоить по насту коньковый ход. Пару раз приземлились на попу (ноги разъезжаются на ледовой корке), и заметили КАК живописно выглядят нанесенные неслабым ветром снежные барханчики. Прям скульптурные композиции! Жаль, на фотках их не разглядеть — сплошная белая равнина. Зря мы художественные позы принимали. Красота осталась за кадром.

Прошли все озеро, островок обозрели, к деревне наведались, где моему зоркому оку приглянулись старая покрышка, притороченная к причальным мосткам (удобно, наверное, на ней с горки спускаться?!). Накатались, покрасовались, размялись (оказалось, на равнинных лыжах работают ВСЕ мышцы в организме). По этому поводу очень кстати пригодились две большие батареи в номере — сушить абсолютно мокрую одежду.

Расхвалили прокатчице инвентарь, повосторгались и под это дело выпросили на полвечера ледянку — Т-ху с горки покатать. Хорошо, что по дороге в корпус уговорили Хл. опробовать её сразу. ДО сынули. Кто ж знал, что на этом пластиковом поджопнике вылетаешь по ледяному желобу аж к двери соседнего корпуса через дорогу!?! Где б мы ребенка потом по сугробам искалииии…!

Пошли переодеваться к обеду и обдумывать планы на вечер. Покушали: салатик, «первое» из огнедышащей пузатой супницы, «второе» — котлетка, мясо или рыба с макаронами, гречей, капустой или картошкой, бутерброды с сыром, сок, конфеты, яблоки или груши. И ушли полежать — передвигаться после такого обеда затруднительно. Глазки закрываются прямо за столом. [Много есть — вредно. Особенно когда съеденное начинает давить на сердечную мьшцу]

Через полтора часа договорились прогуляться в деревню за камерой. Охота же с горки прокатиться без риска для конечностей (и 5-й, у кого — мягкой, у кого — твердо-хвостатой точки).

Проснулась почти через два часа (тепло, уютно, радио тихонько журчит…), вскакиваю, бужу М., и Хл.: «Пошли уже камеру тырить!!! Скоро стемнеет, фиг найдем!». Подключить Костю не удалось — он весь в думах и печали. Пошли «на дело» втроем. Прихватили мешочек для кантования, почапали.

На лыжах по озеру не в пример удобней, чем пешком. И: кто б еще запомнил, где она нам встретилась, это покрышка! Пошли туда, пошли сюда… Да где ж она???! Мы ж так на полдник опоздаем! Общим собранием, и большинством голосов (М. воздержалась) постановили обойти озеро по периметру — не море, ведь, найдем. Действительно, прям у второго дома мостки и — вот она! К самой камере я крадусь в одиночестве: у мостков снега по колено, а Хл. в ботиночках. Быстренько снимаю с крепежа и бегом, бегом от места совершения. Упаковали в мешок (смешно сказать «упаковали», но часть влезла, и можно было тащить волоком) и понеслись. На полдороги встретили М., которая пёхала еще ТУДА.

— Ты где потерялась-то?

— Пока с ногами разберешься… Валенки неудобные… Чем бы им по носу надавать!!? Для мягкости. А вы куда так несетесь? Неужели голодные? У нас же со вчера еще печенье и чай в термосе…

Но мы уже припустили. До корпуса добежали за 20 минут и ста ли искать, куда заныкать покрышку до вечера (а то много всяких желающих на добытое непосильным трудом средство комфортного спуска).

Пристроили в темном углу под лестницей, закамуфлировали пакетиком. И оказалось, что вполне успеваем на полдник!

Не зря торопились. Кормили вкусным чаем и половиной бисквитного рулета, которого на работе мы, обычно, съедаем максимум по две дольки. Тут стрескали по своей порции и две ребеночьи поделили (им и конфет с обеда вполне хватило).

В коридоре к столовке увидели, что вечером в клубе — танцы и решили сходить. Тряхнуть стариной.

Но сначала проведали горку. Зря что ли тырили покрышку! Присобачили к ней веревку и прошествовали к ледяному желобу.

Мы с Хл. опробовали спуск — очень даже увлекательно. Посмотрели на теток разного возраста, радостно спускавшихся на своих в меру дорогих шубах. И стали уговаривать М. тоже прокатиться.

Согласилась. И тут я прочувствовала: зачем при сильных эмоциях необходимы памперсы. Когда сначала прихватывает дух от ужаса, а потом сгибаешься от хохота… Организм мог не вместить в себя полноту эмоций и подмочить репутацию. Оно, конечно, штаны широкие… но — мороз же! Спасла многолетняя выдержка.

Это чудовище, бурча и махая руками, 10 минут объясняла, КАК неудобно седлать покрышку в валенках, сучила лапками… свалилась в желоб на полслове и уехала на спине, головой вниз!!! Благо, зацепилась все тем же валенком. Покрышка уехала следом. И посередине спуска это создание одним движением перевернулось на пузо по ходу движения, посередине шины, и с комфортом спустилось показав снизу большой палец…

Очередь на горке разом выдохнула, а я пошла искать горшок.

В общем — масса удовольствия. Время до ужина мы не заметили. Пролетело по льду)).

Покормились, договорились усугубить оставшимся со вчера винишком и посетить клуб.

Однако нашим планам не суждено было сбыться. Костя прыгнул в машину и уехал вдаль… а мы до полночи утешали Хл.

На следующий день выяснилось, что муж ее поехал к любовнице, которой «очень надо». Каким пришибленным выглядел Манар, который, наряду со всей их конторой тоже успел опробовать «прелести» той секретарши..!

В общем, весь день прошел в разговорах со всеми по очереди, еще сходили Хл. по лесу проветрить.

Ужин. Перекусили. Костина порция осталась аппетитно дымиться на столе, а чай поделили. И снова пошли прогуляться. Манар, очень задумчивый таки состоявшимся разговором с Хл., под нашим четким руководством осваивал покрышку. Я и М. развлекали детей, а Наталья с Хл. внизу завели разговор о своем, об женском…

Накатались, сдали киндеров Манару, отслужившую нам камеру — жаждущим отдыхающим, обхороводили елку и разошлись по номерам…

Костя приехал поздно вечером, а утром уже собрались и уехали.

20.05.06—30.05.06 Египет

Интригующее начало отпуска. Весь день работаешь, 2 часа на сборы, ночь летишь, выползаешь на пляж среди разномастных иностранцев и слышишь: «Здравствуйте! Что вы делаете сегодня вечером?!»

Как говорится: «Упс!»


В этот раз рюкзаки пришлось сложить за полтора часа.

Хотели в Европу — попали в Африку. И гид-то у нас — почти негр.

Соблазнила задача съездить в отпуск практически без багажа (наши авиаперевозчики установили ограничения). Шесть кило — то ж не багаж, так, ручная кладь… Сумочка.

Утром в день отъезда в Ё-бурге шел снег. Красивыми хлопьями. Я бегала менять валюту и за документами в куртке, шапке и перчатках (+2С с ветром). И мечтала, как через сутки буду греть свои промёрзшие кости на горячем песке.

Ехать было страшно. Не могу объяснить почему. Как-то иррационально. И в то же время была уверенность, что всё будет хорошо.

Собрались. Поехали…


Первый день в Африке… Звучит. Хотя Египет — это не джунгли и не саванна. Это много-много песка. Песка такого же, как у нас в любой детской песочнице. Только песочница эта — до горизонта. На горизонте — горы, как большие кучи песка. В песке всякий мусор, обрывки пленки — как на стройплощадке.


Почему мы выбрали для отдыха совершенно нераскрученный турагентствами городишко Сафага, я объяснить никак не могу. Вот чего-то взбрело! Причем сразу обеим. Не сговариваясь, выбрали именно Сафагу, а в ней — Shams Hotel. Я потом турагенту и сослуживцам ничего в пользу нашего выбора сказать не сумела.

Ну, решили, поехали. В деревню, так в деревню. Отдохнем от суеты большого города.

КАК мы будем восприниматься аборигенами, не думали — уже несколько лет в отеле нас размещают, при наличии, в номере с двуспальной кроватью. Вообще аборигены курорта Сафага — продвинутые люди, современных нравов! Девчонкам после соединения кроватей в бунгало их хаусмэн изобразил цветочное сердечко. На нас реагировали однозначно: «Сестра?» «No». «А! Любимая подруга». «Yes». Причем спрашивают почему-то только меня?! Татуировщик на пляже пошел дальше: «Холостая?» — на смеси своеобразного арабского инглиша и жестового туристического поинтересовался после долгого созерцания наших спортивных купальников. «Не-а», — не соглашаюсь я. «Брак?», — удивляется он. «А она?», — указывает на мою половину. «Тоже», — изображаю оставленное дома обручальное кольцо. Парень думает секунды 3 и светлеет лицом: «А! У тебя брак с ней!», — кивает на М. «Yes», — обреченно подтверждаю я. «Вандефул!», — сияющая улыбка и поднятый вверх из кулака большой палец. Вообще М. в Сафаге пользовалась ба-а-альшой популярностью…

Хозяин отельной лавки, полюбовавшись разнообразными кошачьими на наших футболках, и не долго думая, ткнул пальцем в М.: «Кошка!, — потом в меня — Кот!». «Почему это я — кот?!», — недоуменно возмущаюсь. «Не знаю», — пожимает плечами вполне искренне.

«Ну, (послушав мои впечатления об отпуске) жена у тебя есть», — выдал мой 8-летний племянник. — А муж?!». А, ведь, видит меня, поганец, дней 10 в году!

М. позднее призналась, что почему-то уверена была, что «наши кадры» будут именно в Сафаге. И загадала, чтоб интересные были…

О том, что «проектную документацию надо составлять точно», она благополучно запамятовала, вот и поимели!

Только попав в Египет, мы поняли, что Турция — это Европа. И цивилизация. А то: «Азиаты (османы), захапали все христианские ценности!», — это я возмущалась.

Выходишь из аэропорта Хургады, и… мам-ма дорогая! Страна — сплошь заброшенная стройплощадка, со смуглыми худощавыми мужчинами в несвежих одеждах.

Резко выделяются: гиды туроператоров и (воистину оазисы!) отели на побережье.

Отсутствие женщин поначалу удивляет. Засилье мужиков давит на психику! Подходишь к сортиру, нетвердым взором (после пары пива) сверяешь табличку, медамский, толкаешь дверь, а там внутри — два молоденьких араба…?!? «Проходите», — приглашающий жест в сторону «очка», типа: мы уборку уже закончили.

Девушка в отеле — горничная, а как назвать нашего «коридорного»?! «Хаусмэн», — подумав, изрекает гид. Тобто — домовой. Приставучий попался: то из номера не выгонишь, то полотенца зажмёт… Пришлось жаловаться. И, ведь, поменяли!

Сафага — несколько отелей на берегу. Теплое прозрачное море с песчаным дном «стиральной доской».

Заходишь на глубину (по подмышки), опускаешь маску в воду…!..! оказывается, все это время ты находишься в аквариуме: тут тебе и рыбки (видов 20—30), и кораллы, и ежи колючие… Не нужны в Сафаге экскурсии «на рифы», потому как все красОты Красного моря тут, у твоих ног! Плывёшь тихонько вдоль берега и любуешься. Класс!!!

Всё на месте, всё под боком. Девять дней на пляже с утра до вечера, с перерывами на приемы пищи… Очень съедобно готовят! Набранные на несравненных тортиках и плюшках килограммы сбрасываешь в море, куда с трудом выпинываешь себя из неги полудрёмы в уютном шалаше…

Так что же мы делаем сегодня вечером?!? Классическая фраза, воспринимаемая, наверное, во всем мире однозначно. Но до меня сразу не дошло… Первый день в Африке после предотпускной беготни и многочасового перелета… соображается туго. «Мы сегодня вечером свободны. Т.е. планов особых нет — только прилетели. Отзвониться домой надо…». «Тогда в 19.30 у ресторана. Потом мы вам телефон покажем и карточку интернетскую оставим», — симпатишная девушка судорожно сжимает на груди полотенце, но говорит очень напористо.

Меня сильно удивляет, что в нас, не сказавших на пляже ни слова, махом вычислили русских и завзятых интернетчиков. НО… ситуацию я всё еще «не догоняю». Хотя «вторую половину» нашей знакомицы взглядом отслеживаю. Ну, девушки и девушки… В меру загорелые, интересные.

Я понимаю, конечно, что «тема» у меня на лбу написана крупными буквами, но чтоб так сразу…, на пляже, в бикини…?!

«Смотрели, мы, смотрели 2 недели, а из „наших“ и нет никого! Только вы сегодня приехали..! А мы рано утром улетаем!». А-абыдно, блин. И в футбол было играть не с кем…, и в бильярд…

Катерина и Наталья. Знакомы год. Ха! Всё еще впереди… Еще всё в новинку…

Мэтр подошел, зажег свечу под стеклянным колпаком. Чокнулись за встречу… «Жаль, тут шампанского нет», — вздыхает Наташа.

Крымское розовое брют было в дьюти-фри в Кольцово. Я долго не могла понять чего мне пришло в голову, что его надо купить… И, ведь, говорила же М.!! «Зачем? Мы ж не любим…» Не купили. Внутренний голос надо слушать!!!

Мы сидим в кальян-баре «Диван». Катерина тратит оставшиеся фунты, ибо их назад не меняют. Кальян: фруктовый тягучий сладковатый вкус. Вокруг расположились немцы, так что болтаем свободно.

Оставили нам интернет-карту, книжки, журналы, показали где-чего, что успели. Где масло для загара, где телефон, где карточку купить…

4,5 часа пролетели как 5 минут.

«А чего ж вы про возраст не спросили? И про ТО, и об ЭТОМ?!», — интересовалась у нас местная «тема». Почему, почему… Не успели!

«Тут, правда еще немецкие бучи есть… Мы с ними переглядывались, но так и не познакомились…».

Ну, немецкие бучи — это отдельная тема!!!

Иду с моря к своему шалашу, вижу, вроде, «наш кадр» лежит, загорает…, взглядом окрест уточняю — ан нет, рядом мужик лежит возрастом постарше. Заваливаюсь в шалаше на полотенчико, глаза подымаю: батюшки! У того мужика — лифчик 3-го размера!!! Да-а-а! Неслабый буч-то! Но сразу видно, что они — немцы (вернее немки).

Весь отдых мы оказывались рядом: на пляже, в ресторане… [лежу после обеда, не спится, смотрю на народ у прибрежной полосы под «грибочками»: вот, пара семейная пришла, майки однотипные белые, во, думаю, давно живут: синхронно лежаки подвигают, полотенца раскладывают… по виду — немцы-немцами. Взгляд перевожу — дЕвица из воды вышла, майка черная облегающая… о! а трусы-то у ней хде?!… ну, и шерсти, вроде, не видно..? А! телесный купальник. Перевожу взгляд: О! А! Э-э..! мужик-то немецкий в семейной паре в бикини..?! Тьфу! То ж бучи немецкие! а М. всё: «Уехали, уехали!». Я её толкаю в бок: «Вон бучи купаться пошли, составишь компанию?» «Не, — ленится М. — Еще купальник переодевать, не то потеряю». «Не боись, — прикалываюсь я. — Подымут, помогут…». Дальше, чем по пояс, они не заходят. Плавать что ли не умеют? Разница в возрасте лет 10. И в генотипе, скажем так, тоже явно не из одной деревни. Та, что постарше, стриженая под машинку, имеет повадки совершенно наши — трамвайные (есть у нас в городе такое «темное место» — ТТУ), а помоложе, черноволосая, ну, немка и немка…]

Переглядывались… [сидим, ужинаем у окна, голову поднимаю от тарелки — бучи в ресторан идут. Мы, типа, кивнули друг другу одновременно — от неожиданности. Пью чай, вижу, старшая смотрит. Говорю М.: «Как думаешь, если им подмигнуть, в морду дадут?» «Черненькой?!», — испугалась М. «Не, чё я, с ума сошла! Старшей!» «Ну, — грит моя половина, — я подмигивать не рискну»]

Только я созрела подойти пригласить на футбол, у них компания образовалась: средних лет семейная пара. И загорают-то они вместе, и кушают, и даже вечером в баре… И говорят они, блин, только по-немецки! А мы — только по-русски (ну, мало-мало инглиш вспомнили). Застрявшие в голове с детства отдельные немецкие слова и пара-тройка фраз — все больше из фильмов о Второй мировой и для общения явно не годятся. Эх! Говорила мне мама: «Учи языки, ребенок!». Так и учила, ведь, в школе. Даже тексты-диалоги сходу составляла… Потом выветрилось, за ненадобностью.

Позднее еще дама нарисовалась (тоже, блин, немка…) со всеми «темными» атрибутами на нужных местах и жутко независимым поведением. Видели только в ресторане, где она бывала кратковременными набегами на овощи. В остальных местах проносилась мимо столь стремительно, что мы отловить ее не успевали. За день до нашего отъезда ее поймала пара скучающих немецких же геев. Очень душевно они поужинали (ну, по виденной мизансцене). Потом ее совсем не стало видно.

И на экскурсии в Карнакском храме две пары «кадров». Немцы, конечно! Держались так, отстраненно. И предложение сфотать их вместе предпочли не услышать…

К немцам вокруг привыкаешь. Они тихие, законопослушные. И рыбу покормить позовут, и место покажут, где стайку поярче сфотографировать можно…

К концу отдыха мы с бучами почти здоровались. А, уж, как прощались…! Слеза наворачивалась. Старшая два последних дня такая ДАМА была-а-а! Даже не верится. Мы так подумали, не иначе «критические дни». На пляж младшая одна ходила. Знать бы, что старшая из бучей — такая розовая и пушистая! Меня б языковой барьер не остановил. А так в людном месте на отдыхе в рыльник получить не хотелось.

Собираемся в будущем году провести отпуск в ныне независимой Черногории. Интересно: будут ли там «наши»??!

Январь 2007
Нижние Серги

Глядя на календарь в начале декабря 2006, обрадовались, что, НАКОНЕЦ-ТО!!!, 30 и 31 декабря — официально выходные дни. В кои-то веки!!! Можно спокойно навести порядок, отдохнуть и посмотреть телик в свое удовольствие.

Радость длилась до середины месяца. Потом стало ясно, что к праздникам непременно задержат очередного жулика, возни с которым мне как раз и хватило до «последнего рабочего дня 2006 года» (как его называла я). Неестественно, но закономерно, наше начальство так не считало, объявив рабочими и 30, и 31 декабря.

Скрепя сердце, 30-го я доработала с жуликом и «забила» на всё остальное — моя боевая молодость («…покой нам только снится…») уже была, могу себе позволить выходной.

30-го в субботу после обеда, прискакав с трудовой вахты, настрогала три «тазика» любимой селедки под шубой, промучилась над полюбившимся салатом из репертуара паба «Рози Джейн» и приняла некоторое участие в традиционно проводимой М. уборке жилой территории (пыль столбом, спиралеобразно утягиваемая пылесосом).

31-го поздравляемся, согласовываем с Хл. дату и время традиционного новогоднего похода в кино, и я отправляюсь в «Космос» за билетами. Холодно, –22˚С, но центр зала уже выкуплен. Приходится брать 9-й ряд (близко, как оказалось).

Закончили уборку, М. лихорадочно упаковывает подарки (прикупили-то мы их заранее, но оформить оказалось недосуг), я сушу батон и думаю, что купленного народом тортика вполне хватит. Пирог и кексик печь лень.

Вообще 2006-й прошел, и этот год начался под девизом: «Не дергайся! И всё получится!».

Подарками одарили, бутербродики оформила, шампанское охладили, и даже типа ёлку успели нарядить… С 22 до 23 часов я и открытки всем умудрилась отправить «по мылу».

Пробку удалось выдрать из горлышка «Крымского розового, брют» на двенадцатом ударе, потому желания загадать не успели…

1-го объелись «шубой», распробовали эксклюзивный салат с камамбером (выглядит так себе, но вкусный), загрузили в пакеты и коробочки подарки семейству Хл. и Любке…

Клеенку (традиционно к новому году) приобретенную в только что отстроенном, разрекламированном супер-гипер-маркете «Мега», постелили на наш красивущий (и тщательно оберегаемый) обеденный стол… На ней тут же потерялись пять мелких предметов. Прикольная клеенка, с фоторисунком: французские газеты, по которым рассыпаны кофейные зерна и тростниковый сахар, круассаны и чашечки с кофе (вид сверху)! Поутру теперь всё норовим поджаристую булочку ухватить со стола (вместо положенного на завтрак полезного для здоровья творожка).

2-го с утра волнуемся: будет ли Хл. из своей Сысерти — киношка-то с 13.30! Не подкачала, прибыла со своим новым бойфрендом Максом вовремя. Правда, сам фильм, «Волкодав», окромя ОЧЕНЬ укачивающих спецэффетов, особого впечатления не произвел. Да еще Любка трезвонила непрерывно всем на мобильники — припекло ей вдруг с нами ехать! Два месяца все собраться не могла!!!

Обсудили в English pab`е «Рози Джейн» время выезда, кто что берет, поздравились — и по домам.

Рюкзаки собрали движениями привычными, только с валенками вышел облом: беру я тщательно заклеенный скотчем (с прошлой весны) пакет и думаю: что-то легкие они какие-то? Вроде в прошлом годе потяжельше были??!? На месте обнаружилось, что взяла я только одну пару, причем мЕньшую, т. е. М.

А-быд-но! Но приспособились.

3-го утром выехали почти вовремя!!! Дорогу тоже нормально нашли, в городе только пару раз заблудились. Прибыли в курорт Нижние Серги!

Поначалу нам там почему-то не понравилось. (Да еще М. по дороге ныла: «Плохо будет, надо было снова на Дальнюю дачу ехать…»). От ворот (шлагбаум) идет плохо просматривающийся серпантин дороги по каким-то буграм, с резкими поворотами, развалины чего-то… Пришли на регистрацию в тыщулетнеремонтируемый корпус, а там, в лучших совковых традициях — очередища!!! В коей мы и провели следующие полтора часа. Вспомнишь тут добрым словом ту же Дальнюю дачу, где мы через полчаса после приезда уже обследовали территорию.

А тут еще Любка (достала до печенок!): «Я еду. КАК проехать? Куда подходить? Есть ли там еще места?…» В общем, к концу нашего стояния на регистрацию выяснилось, что мест в санатории нет (что я ей весь предыдущий день и пыталась втолковать!). Но упорная Любка таки поселились в Нижних Сергах — нашла квартиру в городе, и доставала нас еще весь отдых…

После регистрации, когда уже почти заканчивалось время нашего оплаченного обеда (!!!), нас еще послали к медсестре (у нее под дверью тоже томилась очередь) для того, чтобы она ПРОСТО записала наши Ф. И. О. в отдельный журнал!!! А потом нам надо было пройти к врачу — курорт же! В общем: бросили мы все вещи в машине, машину на подвернувшейся площадке, и пошли (уже оголодавшие) в столовую. Там (кто бы мог подумать!) тоже стояла ОЧЕРЕДЬ… на размещение за столами.

Через два часа после приезда мы таки поели и еще через полчаса дошли до своих номеров в самом дальнем корпусе санатория.

Номера возместили нам все страдания. Только что отремонтированные БОЛЬШИЕ комнаты с новой, ни царапинки, мебелью: две кровати (коврики симпатичные овальные у каждой), две тумбочки с маленькими торшерчиками, вместительный новый шкаф, средних размеров холодильник, новый (хоть и российский) телевизор, два модных полукруглых кресла, журнальный столик (столешница как у обеденного), на котором наличествовали: начищенный круглый металлический поднос, две чашки и небольшой электрический самовыключающийся чайник! Это теперь вместо графина, подумали мы. Но у Хл. «вместо графина» был стул.

Наповал нас сразил блистающий санузел. Это надо просто видеть!!! Евроремонт! Итальянская керамика и сантехника! Мы его засняли в нескольких ракурсах. И вешалок-крючочков-то там для всех шести полотенец, и мыло, и туалетная бумага (по рулончику на каждого!), и никелированное ведро для отходов, и даже насечка резиновая на дне сверкающей, облицованной разноцветной плиткой, ванны, чтоб не скользко стоять было!!! И душ с массажным эффектом! А шторку такую для ванной мы себе купить не позволили — дорогая (попроще пользуемся). Живая пись!

Еще зеркало в полный рост в прихожей! И окна новые пластиковые! И батареи последних моделей (наверное, это сейчас как-то иначе называется — не знаю… «Алюминиевые радиаторы» — М.). И белье на новых кроватях с ортопедическими матрацами и современными синтепоновыми одеялами — всё в жарких пальмах…

Т-хина раскладушка перекочевала из нашего номера в Хл., и мы зажили!

Прокат (стоит в 3 раза дороже, чем в Дальней даче) обнаружился в здании столовой. Поскольку здесь — стопроцентный санаторий («курорт») (нас снабдили 3-х дневными санаторными книжками, без коих мы никуда и не выходили — паспорт не котировался совершенно!), работает прокат с обеда, до того отдыхающие бегают по процедурам.

В этот раз мы покатались на всём! Лыжи беговые+лыжи горные+коньки (и Т-ха на санках). Только заботливо привезенная с собой старая покрышка не понадобилась — не было там ледовой горки.

Так вот, обследовали мы номера и, как примерные отдыхающие, пошли искать лечебный корпус, в коем нам велено было пройти прием врача. Врач был БЕЗ очереди, потому как уже одевалась домой. Наорала на нас, типа, где вы раньше были, потом посмотрела карты санаторные — 3 дня: «И чё вы хотите? Отдыхайте!» «НЕТ! — не согласились мы, — Оплачено у нас лечение!». В общем: на большую клизму («мониторинг кишечника») мы не согласились — не известно же какие могут быть у нас от нее последствия; на фиточай (утром-вечером) всем ходить было лень, потому записались мы в сауну и пили минеральную водичку в бювете (3 раза в день, за 40 минут до еды!).

Выполнив обязательные телодвижения, мы разошлись: Хл. завалились спать, мы частично разобрали вещи и пошли обследовать территорию. Всё в холмах прилично заснеженных (по пояс), вокруг — еловый лес (елкам лет по 200, стволы толстые, вы-ы-сокие!).

Потом как раз был полдник. Вероника с семейством просыпаться отказалась, потому мы спокойно вдвоем попили напиток из шиповника (полный чайник) и забрали с собой в пакетик положенные нам на всех булки.

Вернее, сначала мы, как прописано, зашли в бювет, с запасенными с собой стаканчиками, решили оздоровиться местной водичкой… Заходим: мраморная перегородка с табличками: «Вода теплая», «Вода пресная», «Вода холодная». Из нее торчит ряд краников. Ну, подошли к краникам с теплой, налили, я попробовала…! Моё лицо надо было снимать на камеру… вода-то — сероводородная!!! Причем теплая — на вкус, а холодная — на запах. К концу отдыха мы ее уже пили как обычную, из чайника.

Потом мне настоятельно захотелось проведать чуть заметные тропинки в лесу… Иду это я первая, потому как в валенках, местность разведываю, путь в снегу прокладываю, помахиваю мешком с булками… Они спасли мне бок в падении с почти отвесного склона заснеженного холма. А само падение уберегло меня от лыжной прогулки по той же тропинке, куда бы я непременно полезла скользкими пластиковыми лыжами… А так — встала, отряхнулась, вынула из снега немного помятые булки, порадовалась, что ниже по тропинке кто-то укрепил поручни, которые задерживают пытливых отдыхающих от купания в незамерзшей реке. (Вообще тропинка та на самом деле — прогулочная дорожка с лестницей, но снегом ее занесло изрядно, а местность в санатории СИЛЬНО холмистая).

В тот день мы еще опробовали не новыми, но еще очень даже приличными прокатными коньками расположенный у нашего корпуса каток. Прикольно кататься в интимном сумраке. (Каток у них — крытая танцплощадка, света не подавали.) Потом выкопали из сугроба приехавшую-таки и шедшую на мой голос с катка Любку, сдали честно отработавшие коньки, и пошли отмечать встречу Нового года.

Вторая, принесенная с собой Любкой, бутылка шампанского оказалась лишней… Потому что мы напились. И провожая Любку до такси (дожидалось наверху, у шлагбаума) дважды заблудились среди гор, прикидывавшихся сугробами. Давно не виданный нами этой зимой снег был белым и чистым, искрился в лучах фонарей, дорожки пустынны, и мы соблазнились создавать барельефы в снегу собственными фигурами в полный рост. Лежишь, а над тобою кружатся снежные вихри…

Меня еще хватило на постоять с удовольствием под жалящими струями контрастного душа (ночью хар-роший напор идет) и включить будильник на утро… (предполагалось, что мы проснемся, сделаем разминку, зубки, душ, сходим попить минералочки (за 40 минут до еды), подышим воздухом, потом приступим к завтраку (в 9 часов).

Спалось замечательно! Балконная дверь приоткрывается сверху на небольшую щелочку, на свежем воздухе, да на удобном матраце, да под воздушным теплым одеялом… какая зарядка?! какая минералка?!! Когда мы-таки проснулись, завтрак заканчивался, и вода в дУше уже только холодная оставалась.

Кормили съедобно, и два последних дня мы даже выбирали в меню из трех блюд желаемое. То, что не влезало (яблоки, кефир, творожки глазированные) утаскивали с собой сухпаем в холодильник и употребили в день отъезда.

Потом поехали проведать расположенный в 2 км горнолыжный центр. Хорошо, что у Хл. с собой всегда была сумочка для документов: ТАКОЕ количество бумажек с собой таскать приходилось! Без пропуска не выпускали с территории санатория, без санаторных карт не обслуживали в прокате, без еще какой-то бумажки не пускали на гору кататься… Дурдом!!! [не «дурдом», а чтоб машину не спёрли — М.]

Разведали мы все на горЕ и решили заявиться с утра пораньше, потому как лыж там в прокате мало и наши размеры уже разобрали, а время близилось к обеду.

После обеда Хл. (по традиции) ушли дрыхнуть, а мы и к тому времени проснувшаяся Любка взяли в прокате лыжи беговые и пошли искать обещанную администрацией трассу. По ходу дела выяснилось, что после употребления ТАКОГО количества пищи передвигаться на лыжах можно только «геморройным» шагом. Ну, часик покатались по дорожкам санатория, потом М. вспомнила, что на 16.00 у нас забронирована сауна. Звоню Хл. (вообще я по мобильнику за год столько не звонила, как в эти три дня!!!), сообщаю, что пора просыпаться и идти париться. Оставляем Любку вспоминать школьные уроки катания на таки найденной лыжне, а сами бежим собираться в баню. (Макс застеснялся с нами идти — плавки не взял, и остался с Т-хой мультики смотреть).

В сауне нам понравилось, все вполне цивильно: и простынки выдали, и полотенчики, только попу чуть поджарили на обжигающих досках парилки, и в бассейн они воду не наливают — пустой стоит. А на снег выпрыгивать мы отчего-то не рискнули… видимо чАса времени нам не хватило.

До ужина я уже на каток не пошла, так уютно мне дремалось под мурлычущий телевизор! Отправили Любку домой, слегка подсушив на батарее (мокрая насквозь была после 4-часового катания), поужинали и пошли запускать привезенные с собой и забытые в шкафу нашей комнаты фейерверки. Очень интересно было наблюдать летящие в небо ракеты, лежа в снегу на высоком холме.

Потом мы честно пытались лепить снежную бабу (Т-ха тоже помогал), даже хлопушку ей припасли (на глазки и носик), веточки для рук в снегу откопали и чашечкой пластиковой от минералки на головной убор пожертвовали… В результате наших титанических учетверенных усилий шедевр воплотить нам-таки удалось (снег почему-то перестал лепиться, даже голыми руками!). Правда хлопушка так и не выстрелила, и ее хвостик заменил бабе улыбку. Баба простояла до первого ребенка (около 15 минут). Хорошо хоть сфотать ее успели, сгоняв Макса в номер за цифровиком. А мы еще собирались ей (бабе снежной) рядом снеговика изобразить (Т-ха возмущался, что обязательно должна быть ПАРА).

Спать улеглись пораньше, потому как твердо вознамерились сразу после завтрака поехать осваивать гору (Т-хе санками специально в нашем прокате запаслись, т.е. не санками, а таким пластиковым корытом с положенной по проекту веревкой спереди).

Утром по плану встали даже без будильника, но под душ все равно не успели, пришлось просыпаться под холодными струями. Попили водички (уже привычной, тёпленькой, сероводородненькой…). Позавтракали [еда в санатории — первейшее дело]. Хл. с вечера заявляла, что вместо завтрака удовольствуется выдаваемым в ужин и скопившимся у нас в товарных количествах кефиром. Однако, когда М., съев свою творожную запеканку, сообщила ей по телефону, что претендует и на ее порцию, забеспокоилась и потребовала запеканку в номер. Доставили в лучшем виде, завернув в разысканные по всем столам в зале салфетки (дефицит!), сложив две штуки — ее и Т-хину — клюквенным повидлом друг к дружке. И, что думаете? Слопала их в один присест.

Собрались, не прошло и двух часов (еще Любку надо было разбудить по мобильнику…), загрузились, поехали. (Ну, поехали, да и загрузились далеко не сразу, потому как машину Хл. — новенькую вишнёвую «Ниву-Шевроле» каждый раз выкапывать надо было из снега.). Зато доехали мы за 15 минут (вчера час искали).

Лыжи были, правда, на наши размеры — только длинные. Поменьше удалось урвать только для М. Получили, минут 20 ходили с ними туда-сюда, потому как регулировка креплений в услуги прокатчиков почему-то не входила… Потом я, М. и Хл. осваивали довольно своеобразный подъемник — дергает внизу ТАК, что я даже и не знаю, КАК на нем мужики поднимаются. М. от неожиданного рывка штанги между ног растянулась, поехала назад и чуть не снесла с лица земли заснеженный сарайчик.

Ну, поехали-таки. Само собой, на самый верх. Хл., поскольку поднималась первой, должна была разведать обстановку, уточнив про спуск. Сойти посередине (или в первой трети спуска, как это делало большинство лыжников) нам, конечно, в голову не пришло. Следует, правда, отметить, что подъемник расположен на дли-и-инном, но не крутом склоне, идущем уступами с короткими ровными площадками, поэтому снизу гора казалась нам совсем легкой и не страшной.

Слезли с подъемника, видим, Хл. далеко впереди. Пока дочапали к ней, взмокли окончательно (первый пот мы еще в начале подъемника выделили, а обычно на горе довольно-таки прохладно — ветер же). «Ну, — спрашиваю, где спускаться-то?» Потому как оказалось, что спуск совсем не там, где подъем, и самих спусков два. Говорит, что надо ехать с дальнего, ей мужик сказал, что на ближнем — трамплин. Подходим…!!! Немного полого вниз, а там — вроде как обрыв и больше ничего не видно! И горнолыжников, блин, в поле зрения ни одного… Решили тихонько подойти к краю горы и заглянуть вниз. Пока мы с Хл. пятились, М., не удержавшись на палках, поехала, пропав из виду…???!!! Мы прислушались, тихо… Ур-ра! Может ей повезет.

Отдыхаю это я на спинке после третьего плавного опускания на левый бок (ну, не поворачивают лыжи, гася скорость, хоть убей!!!, зато падать правильно научились!), звонок мобильника. Смотрю — М. звонит. Я Хл. сообщаю встревоженно, жму на ответ, ожидая чего угодно…. «Как вы там, — озабоченно интересуется М. — Мне вас не видно?». Нам ТАК полегчало!

Встаю, отряхиваюсь, звоню Любке, чтоб не ехала к нам, потому что на горЕ — страшно, а она первый раз. Обещала подумать. Дошли до края, там почти отвесный спуск (под 75˚). Я попыталась поехать, повернуть не получалось, прямо вниз боязно, пришлось падать. Спрашиваю лежащую чуть выше по склону Хл., она грит, что ей тоже страшно. Решили мы, что «дешевле» для здоровья будет сойти лесенкой до конца обрыва и посмотреть ЧТО там, дальше.

Дошли, рассуждая, что Макса надо было сюда к нам, чтоб не ныл, что не дали мы ему покататься, увидел бы воочию, КАК мы корячимся, глядишь, и попустило бы. А то всё: «Я сам смогу! Па-адумаешь, делов-то…».

Ниже гора была уже вполне удобоваримая, съехали мы (хоть и не красиво, зато безопасно). Рассказали катавшему внизу на санках Т-ху Максу, КАК там ужасно (все равно не поверил). Отловили М., убедив спускаться с нижней трети горы, сами туда же направились.

Там я, наконец! приноровилась-таки поворачивать длинными лыжами (ранее мы только на лыжах вдвое короче катались). Покаталась, получая удовольствие, и снова поднялась на самый верх (типа: уже все умею). Встала, доехала до обрыва… и снова сошла лесенкой — ноги пожалела. Дальше нормально съехала. Смотрю, прокатный час заканчивается. Думаю, нет, надо второй спуск тоже опробовать. Поворачивать уже нормально могу, от трамплина увернусь, ну, упаду в крайнем случае.

С М. и Хл. мы виделись внизу, где спуски и подъемник сближаются, а так между спусками лес еловый и народу никого не видать. Жуть.

Второй спуск короче и более пологий, съезжать не то, чтобы сплошной кайф, но нормально. Съехала, смотрю по карточке: еще есть один или два подъема, но прокатное время кончилось 20 минут назад, да и ноги устали, можно навернуться. Пока думала, М. и Хл. съехали. Пошли сдаваться.

Там как раз и Любка образовалась. Одели ее, напугали ТАК, что она без вопросов побежала за инструктором. Потом сильно благодарна была (потому как сразу нормально ее научили, каталась до самого закрытия).

Макс, как оказалось, на нас обиделся, типа: что я вам, нянька что ли, с ребенком возиться. Но мы ему все положенные дифирамбы спели, благодарность хором вынесли, по шерстке прогладили. Оттаял.

Поехали на обед, немного отдохнули и пошли на каток. Который накануне был весь в огнях, а сегодня, как и позавчера, освещение опять не работало. Но покататься покатались, даже снег под это дело со льда почистили, погонялись в «латки», сфотались и пошли минералочку пить.

К ужину нарисовалась уже нам поднадоевшая своими бесконечными звонками Любка, которую мы устроили в номере сушиться и делиться со всеми знакомыми восторгами по поводу своих успехов в освоении горы.

А сами пошли гулять, сваяли (по просьбе Т-хи) город пиратов и снежного человека (вырубили в сугробе, благо метр снега дает шанс развернуться творческой фантазии). Потом мы все повалялись в еще нетронутых телами сугробах, вольготно раскидывая в стороны конечности. Проходящий народ называл нас «бабочками» («Пошли-пошли, бабочек посмотрим!»), а дети тоже норовили побарахтаться в снегу, однако бдительные родители ныне лишают отпрысков таких незатейливых радостей жизни.

Посмотрели, лежа под фонарем, как идет снег, медленно кружась маленькими кометами (релаксация ПОЛНАЯ! я приобщила всех, столько восторгов было!!!).

А под конец из меня, тихо наслаждавшейся из белейшего мягкого сугроба целебным еловым звенящим воздухом, эти гады вылепили снежную статую (со ВСЕМИ анатомическими подробностями), даже Т-ха отметился, пуп мне изобразил.

Причем воспользовались, заразы, тем, что встать я самостоятельно не могла, поскольку уронили меня в снег всей толпой. (Ронять безопасней всего было именно меня, поскольку экипировка позволяла: длинный пуховик с капюшоном, толстые лыжные штаны и перчатки, и валенки до колен, остальные в ботинках ходили).

Успокоились мы окончательно, изобразив собой на целине магический круг (из меня, М. и Хл.), в центр которого Макс, прицельно кинул Т-ху, и всю эту красоту сфотал.

Пошли в номера еще раз отметить праздники и с Рождеством предстоящим определиться (ну, не хотела я опять до утра гадать с Любкой), удалось ее отговорить от этой затеи, поощряя и нахваливая занятия спортом. В результате она осталась в Нижних Сергах подольше — еще с горы покататься.

На следующий день поснимали окрестности, чтоб покрепче запечатлеть в памяти обалденные виды!!! Даже описать затрудняюсь, так замечательно там было: заснеженные белоснежные холмы и высоченные темно-зеленые столетние ели!!!

Полдня гуляли. За это время в наши номера уже заселились. Пришлось шмотки быстро вталкивать в рюкзаки и пакеты. Перекусили на дорожку, нагло расположившись со своими недоеденными припасами в баре при столовой.


Еще подышали напоследок, и поехали в свой грязный Екатеринбург…

Июнь 2007
Црна Гора
(16—30.06)

Отпуск в Черногории — это отдых, который ты планируешь сам. И как ты его проведешь, зависит от тебя, и только от тебя. Как и палитра привезенных с отдыха эмоций. Во всяком случае с нашими, екатеринбургскими туроператорами. Это обстоятельство не напрягает, если быть к нему готовым.

Там вкусно всё: воздух, горы, море, еда, вода и выпивка. Православные, доброжелательные, красивые люди с хорошим чувством юмора. Абсолютные пофигисты. Им ваши кошелек и амбиции, ну, никуда не упираются.

О стране мы узнали даже не помню откуда. Увидели, наверное, красивую фотографию в одном из глянцевых журналов. Потом потрошили интернет, искали варианты… в результате в прошлом году поехали в Египет, потому как у нас еще только рекламные туры намечались (да, не Москва мы, не Москва). А через родимую столицу получалось дорого и неудобно.

В этом сезоне для нас тоже дорого, но в другие места уже и не хотелось. «Приличные» раскрученные отели оказались не бюджетным вариантом, приемлемые по цене частные апартаменты уже выкупили, потому из пяти наспех выбранных в перечне оставшихся нам досталась вилла «МВ», названная мной по единственной причине: там предлагался завтрак (хоть какой-то едой будем обеспечены).

О вилле мы знали только то, что она имеет «мраморный фасад» и «гранитные ступени лестниц», номера со стандартным перечнем услуг. Находится в Будве, в 350 м «через дорогу» от пляжа. Не устраивало меня всё: и расположение (Будва, а мы мечтали о Бечичах), и цена, и отсутствие подробной информации и отзывов туристов. Других вариантов не обломилось, поехали.

Два дня мы беспечно провалялись на припасенной подстилочке под приобретенным зонтом. Потом чередовали: день — экскурсия, день — пляж. Времени не хватало катастрофически! Хотелось все посмотреть (достопримечательности!), насладиться горами, соснами, природой, морем, воздухом, местной кухней, вином, даже водой! На сон не хватало времени, на утехи всякие — сил и эмоций.

«Последний рай на земле» — правду написали черногорцы. ОЧЕНЬ красиво, нереально. Будва-Бечичи-Рафаиловичи-Пржно… кто ж мог знать, что в окрестностях Свети Стефана ЕЩЕ красивее. Природа, вода, пляжи!!! Только все заброшенное стоит.

16.06.07

Прошли регистрацию, народу пока еще мало. На «мраморный» пол в зале контроля постелили коврики, зато хрупкие корытца-ванночки все уже побитые. Бахилы на выходе кидают в урну, потом мешок опорожняют обратно в лоток на входе /так весь народ же и так в носках, скорее всего в свежих — в Европу же летят!/. Плюшечная съехала. Облюбованной туалетной воды в дьюти-фри нет. О. отзвонилась моим. Сидим, ждем. «Аква-минерале» 0,6 л — 60 рэ (0,3 «Эвиан» — 120 рэ).

За окном сумрачно и посверкивают молнии — «в Ё-бурге идет дождь». На мокрой бетонке затаривается аэробус «Красэйра» (фиолетовый и семь звезд на киле). Сегодня улетают в Подгорицу, Анталью, А…? и Франкфурт — в 5.20. Прибывают из Мюнхена, Барселоны и Лондона.

Пока ехали в аэропорт, было жарко и солнечно, пот стекал по пузу ручейками. На очередной остановке автобус заглох. Минут через 25 пришел «Икарус», длинный, прохладный.

Хочется баиньки, но: — надо сохранить хотение в самолет, — пристроиться некуда, — лапки задние хотелось бы задрать…, в смысле, повыше куда-нибудь или водичкой их холодной… Еще часов 6—7 и… с водой как раз будет возможно, да и «задрать», надеюсь, тоже… [оптимистка!]

О. сходила в WC и вернулась разочарованная — повесили знак «курить запрещено». Через полчаса пошла я. В сизом дыму кучковались дамы. «Иди, — сказала я, вернувшись, — там уже можно топор вешать».

Посветлело. Рядом с сортиром обнаружился VIP-зал. Бизнес-класс. 150 рэ за обслуживание.

Народ в зале самый разнообразный. Бабушки с дедушками, за 70. И молодежь зеленая, «Чинзано» из горла тянут. Дамочки летят всё больше троицами.


16.06.07 Подгорица

Прилетели — нет трансфера.

Домчали, после долгих препирательств на такси. Ночная дорога из «аэродрома» в столице на побережье тоже неслабо впечатляет (через горы-то!).

Трехместный номер («соба») на 4-м этааже (5-м — 1-й этаж называется «приземье» и, как везде в Европе, в счет не идет). Вид на горы и боковой вид на море с балкона (выходит на запад).

В связи с трехчасовой руганью по поводу трансфера претензии к размещению отпали сами собой.

Приходим на рецепцию, отбирают все 3 ваучера и загранпаспорта, медленно выдают: ключ от номера (здоровая кожаная блямба), пульт от ТВ, пульт от кондишена, … ключ от сейфа! Потом мужик хватает нашу сумку и резво прет на 5-й этаж. И, что интересно, чаевых ни фига не ждал.

Угловой номер, красивая филенчатая дверь, итальянский замок… Входим: деревянная мебель, современный сортир с душем, окошко в душевой кабине… с обалденным видом на море!!!

Перекусываем чем Бог послал (в смысле, из дома с собой запаслись), душ и бухаемся спать.


17.06.07 Будва

Завтрак.

Набережная, пляж крупногалечный с кучей арендаторов. Сортир 0,3—0,5 евро. Почему-то долго не могли найти, ГДЕ поесть. Оказалось, что где угодно можно.

Старый город (Стари град). Пирс с дорогущими яхтами. Сидели на пирсе, болтали ногами, стайками черненьких рыбок любовались…

В Стари граде улочки: расстояние между домами — метр (при желании можно поцеловаться из окон соседям), лабиринт напоминает.

Пляж песчаный в Бечичах. Дорожка через сосновый лес (всё больше на четвереньках), сортир почти как у нас в номере (и бесплатный!). Тренировочный круг для воднолыжников.

Две ящерки: один покрупней и позеленей, в крапинку, любопытный. Долго мы стояли и смотрели друг на друга. Язык зеленый, раздвоенный. А при попытке достать фотоаппарат — он свалил!

Поужинали в ресторане отеля «Монтенегро» — очень приличный ресторан, съедобная кухня, доброжелательное обслуживание. Рыбу брали с отварной картошкой и зеленью. Я повару грю: «Две рыбы с гарниром, плиз». Он берет одно филе (целую половину рыбы в панировке), бухает на тарелку (диаметром с мою талию), потом еще одно филе (поменьше). Я, нервно: «Э! Две порции для двух человек! В разные тарелки!!!» Он смеется и отвечает, что ТО, что он положил — одна порция. Пришлось давиться. Вкусная у них картошка! И рыба!

Пиво негушское (2 девчонки: Я — «Ван биир, плиз». Она мне обиженно: «Пиво!»).

Пиво местное («Никшицкое») баночное ничего так! Еще за одним зашли. Вино, типа самое лучшее красное, «Вранац», уступает нашему (вернее крымскому) инкерманскому в разЫ! Совершенно не пьянит, но вкус ординарный, без выраженного букета.

Гид Биляна Четкович.

Говорит Биляна по-русски хорошо (свободно и почти без акцента). Такая вся женщина в теле и в белом платье.

Сербиянки в массе своей пышностью не отличаются.

На пляже мы сидим в окружении югославов. Немцы где-то на лежаках обретаются. Идешь по дорожке среди сосен, если встречные с тобой здороваются, наверняка немцы или иные германоязычные. Сидят на лавочке бабушка с дедушкой (прилично за 60): «Хэллоу».

Сербы неулыбчивые, как и наши. Менталитет, что ли славянский? Вон тех же чехов взять или поляков…

Как бродили и искали свой отель по дороге с пляжа. Нашли по вывеске в переулке «Гинеколог». То, что наш переулок расположен сразу за автозаправкой, мы благополучно забыли.

Поиски почты (телефон! автоматов в городе нет) и автостанции.

Сигареты «Ловчен» (со сливовым листом) — типа местные, эксклюзив, народу на работу Традиционно привожу из мест отдыха.

Спать.


18.06.07

Завтрак, ломаю зуб об мягчайшую булку белого хлеба…

Пляж в Бечичах. Купили зонтик за 10 евро, кайфуем.

3 часа (15.00) Сегодня ветер, зонтик у нас падает (уже раз пять).

Попробовали:

а) загонять штырь в песок вращательными движениями (-) стирается пластик;

б) рыть ямку лапой (-) песок получается рыхлый — не держит;

в) эй, ухнем! вдавили «с разбегу» объединенными усилиями, всем весом (~115 кг), пока стоит;

г) народ на пляже загоняет штырь в песок наклонно, под углом, потом ставит прямо (всё равно падает!).

Мужики играют на песке босиком в волейбол. Как у них пятки не жарятся??! (у меня без тапок уже кожа с подошвы облезает!)

Я смотрю на горы. Те, на которых лежат облака, и вправду кажутся черными.

Иглы у здешних сосен см 10—12 длиной и хвоя ярко-зеленая (на одной из экскурсий гид сказал, что сосна называется «обыкновенная крымская»). Шишки — размером с кедровую. Очень красивая крона у деревьев. И на вид, и на цвет. Сидим на пляже: слева-сзади — го-оры!!!, справа — ярко-зеленые пушистые сосны.

Вода моря и впрямь изумрудная. Как в тур. проспектах. Горы о-очень впечатляют! Здесь всё (природа, отдыхающие) напоминает Крым (юго-восточную сторону), только горы — выше, море светлей и ласковей, зелень — ярче. Море пахнет, но всё равно не так, как Черное, и на вкус не такое горькое.


19.06.07

Вчера весь день уговаривала себя не объедаться за завтраком. Но, естественно, не удержалась. За завтраком мной было потреблено:

— 2 ломтя хлеба (один из них — горбушка);

— по упаковке: масло, мармелад, мед;

— 2 ломтика свининки «с продрисью»;

— 2 ломтика сырокопченой колбаски;

— ½ жареной колбаски;

— 3 ломтика сыра «фета»;

— 4 ломтя твердого сыра типа «фермерский»;

— ½ небольшого свежего огурца;

— ½ помидора;

— слоеная плюшка;

— 3 печенья + шоколадный крем;

— 6 ложек «догкорма» (кукурузные хлопья и шоколадные шарики) с йогуртом;

— 2 чашки чая (шиповник);

— 1 чашка кофе с молоком;

— 1 стакан сока;

— к меду я взяла из наших запасов 2 ореха грецких.

Вроде ничего не забыла? Это, значит, завтрак.

Устроили себе вчера вечер с вином. Прикупили их знаменитый «Vranac», взяли с расчетом, что половину припасем с собой в Дубровник.

Горы уже слились с ночью. Перед нашим балконом две горы как египетские пирамиды, только заросшие черным лесом (ага, выхожу это я на балкон в ночь приезда, верчу головой на предмет вида на море… и тут с ужасом понимаю, что вон та темная громада справа от меня — горища!!!, жутко так мне стало… утром она гораздо живописнее выглядит).

Низко висит узкий месяц и перед ним звезда, та, что на всех фресках арабских.

«Вранац» простое вино, сухое. Не пьянит. Пишут на этикетке без затей: «из подгорицкого винограда» (ни тебе «мерло-совиньон»…) Потом прочли внимательней: «из автохтонных сортов»… Выпили по первой — за удачный отдых, закусили орешками и обнаружили, что пропала звезда с неба. Выпили по второй — и ущербился месяц. Господи, да он же за гору заходит!!! Северные мы люди! У нас-то луна никуда не девается до утра. Если куда делась, не иначе черт украл. Из Диканьки.

Ночью воздух влажный. Весь город в огнях.


20.06.07

Экскурсия в Дубровник.

С утра утрамбовались в темпе завтраком и рысью побежали в «Словенску плажу», на автобус в Дубровник

Выезжаем из Будвы. Дорога вырублена в горе высоко над морем и линия горизонта непривычно далеко.

Сначала Тиват. Я понимаю, что уже Тиват, потому, что вижу в густой высокой траве конец взлетно-посадочной полосы. По периметру полоса окантована маленькими лампочками. На другом конце — здание «Аэродром Тиват» и самолетная стоянка.

По правую руку — горная гряда Ловчен. Мы разглядели, опознали и сфотали ее из окна автобуса только на обратном пути. (Гид молчал, опознали только потому, что вспомнили, КАК на карте эта гряда расположена). В Тивате смотреть нечего. Подъезжаем к бухте. Дорога ведет к паромной переправе. Пролив Вериге шириной 504 м, плывем от п. Лепетане в п. Каменари.

Дубровник размещается между морем и горой Срдж. Главная (и самая широкая) улица города — СтрадУн, другие главные («равнинные») идут ей параллельно. Лучами расходятся перпендикулярные улицы, узкие, на один столик (ресторанчики все на улице) и проход на 1 человека, по-моему, они же ведут в гору. Эти идут загзигом, шоб сквозняка не было. Ширина — около метра (как в Будве), уставлены цветами в горшках.

Фотала я все подряд (во время экскурсии), потому всю историю слышала только М., благо гид был хорош, ей понятно было. Закончились 2,5 комплекта батареек — жарко для них не лучше, чем холодно.

В разных местах города — фонтанчики с питьевой водой (очень приятно голову туда макнуть!). Два бесплатных сортира. Тот, который нам показала гид, мы потом не нашли, вышли к другому, вход прямо с улицы в кабинки, внутри — хайтек!, токо обоссаный в нуль!!! пришлось штанины закатывать.

Резкая разница со Стари градом Будвы. Дубровник — натурально европейский город! Все у них «простроено», продумано. Рынок на главной площади до 14 ч. работает, потом за полчаса сворачивается, и ставят столики на пообедать. Дома снаружи все одинаковые (это у них фишка такая в городе, исторически сложилась), выделяются соборы, Дворец князя, фонтан Онопри VII в.

Гордая аристократическая республика, что по городу очень заметно. Что много веков цивилизация. Хорватия, наверное, более европейская страна.

В общем, древностью повеяло.

Вышли из автобуса в «Словенской плаже», побежали на набережную за обещанным М. мне с утра гамбургером!!! Взяли один, потому как и с большой голодухи я в одиночку ТАКОЙ не съем — он больше моей морды лица! (в диаметре).


21.06.07

Дотопали до пляжа в Бечичах, расстелились. Около 11 ч., но песок уже раскален. Поджаривает даже через подстилку (о-очень пользительно для позвоночника!). Песок здесь и впрямь разноцветный. Крупинки белые, цвета корицы, зеленые, золотистые, оранжево-красные. Много зеленого камня. В Рафаиловичах целая гора возле пляжа — зеленая.

По записям получается, мы весь день провалялись на пляже?! (так надо ж когда-то порелаксировать!!!). Поужинали и пошли до зеленого камня и дальше через тоннель почти до Пржно. От пляжа, где мы загораем, через лесок до холла «Словенской плажи» примерно полчаса ходу.


22.06.07 поездка в Цетинье — бывшую столицу Черногории

В монастыре Цетинском обещанные реликвии посмотрели, нас всех даже благословили и «помазали». Сам монастырь вырублен в горе, с парадного входа кажется мелким, имеет несколько уровней, в нем — резиденция митрополита Черногории (митрополичьи палаты). Монахи дружат с нашим женским Ново-Тихвинским монастырем. Десницу Иоанна Крестителя к нам возили, убранством церквей русских восторгались. В Черногории церкви «однокомнатные», свечи ставят снаружи в песок или в воду.

Отведена в монастыре одна комнатка. Наши организовали очередь к батюшке за благословением, потом прикладывались к мощам. Что интересно, по полной программе это щас умеют даже мелкие дети! Недолго продержалось советское воспитание… В православную церковь тоже зашли.

Экскурсовод-монах говорит, наш гид М. Милошевич пытается его переводить, ошибается, мы ее пару раз поправили, потом попросили помолчать, чтоб слушать не мешала. Удивилась: неужели мы по-сербски понимаем? Наши тоже удивились: неужели она в школе историю не учила?

Посмотрели ландшафт Черногории: одна долина плодородная вокруг Скадарского озера (возле нынешней столицы страны, Подгорицы), остальную территорию сплошь занимают гряды гор!

Очень красиво провезли обратно — из Цетинье в Будву (хотя и страшно!) по серпантину. Боко-Которская бухта — высший класс!!!

Идет сразу после «каменного моря» — долины из камня (до горизонта, точно ледник с гор сходил).

Далее повезли мимо Ловчена. Ловчен — это горная гряда, вторая по высоте в Черногории. Вдали высится над всеми горами шатром вершина с расположенным на ней мавзолеем Негуша. Красиво они своего царя похоронили!

А дальше — через перевал, по «каменному морю», серпантином в Боко-Которску. «Закройте глаза. Скажу, когда открыть!», — эту фразу гид произносит привычно.

Фьорд как на ладони. Со всеми его рукавами. Что сказать. ВПЕЧАТЛЯЕТ. Народ хором восхищенно выдохнул. Под нами — г. Котор. За горой — г. Рисан.

Далеко внизу идет на посадку самолет на полосу в Тивате, а еще дальше — городки Пераст и Херцег-Нови.

Обратный серпантин меня доконал. Очень просилась обратно закуска. Зато виды Боко-Которской бухты — офигительные. Сфотать получилось так себе. Серпантин страшен, виды о-очень красивые: каменное море — бо-ольшая долина из камней, мавзолей Негуша — вы-ысоко на Ловчене, горы красивые, кипарисы спичечками…! Может часть наших восторгов фоты передадут…

Вечером сбегали на ближайший городской пляж. МРАК!!! Помойка полная. Понимаю народ, который без звука ходит ежедневно в Бечичи (около 7 км). Правильно на сайтах говорили: «Пляжей в Будве нет!».


23.06.07

Сижу на «Краличиной плаже», среди офигительной красоты и думаю, что женский организм, каким его создала природа — отстой: недели не прошло! Такая красота вокруг, а ни поплавать, ни толком позагорать!!!.

Пляж королевы — «Краличина плажа» и Пляж короля (совсем маленькая бухточка). Перегорожена тросом от блудных лодочек и катеров (галька на Пляже короля нереально красивая, (в последний день нагребли себе в мешочек) и сам пляж!!!!!! красотища).

Посидели на пляже, порадовали себя подбрасыванием разноцветных камушков гальки вверх салютом — такое «детство золотое», фотали натюрморт из сандалий на гальке, один кадр оставили — прикольно получилось.

Выложенная камнем дорожка (не, вырубленная в скале) ведет через сосновый лесок от Свети Стефана на пляж Милочер. Красный песок, чистая изумрудная вода и народу — человек 20. Пляж не оборудован. Вернее закрыт. В О. новоприобретенных очках (два дня выбирали) вода кажется еще зеленей. Тихо и полная благодать.

Свети Стефан — маленький, сплошь застроенный домами островок. Блин, не могу описать красоту, в которой не могу участвовать! Будем надеяться, что будет на что посмотреть в фотоаппарате (инструкцию к нему, видимо, не прочитаю никогда).

Красота не запоминается. Пыталась вспомнить яркие впечатления, так, кроме жрачки на завтрак и вида из душа на море…

Итог. Дошли до Свети Стефана. Погулялись по тамошней тропе здоровья в Милочер. Поснимали красоты. Действительно красиво и сравнительно безлюдно. Описать не могу. Дар пропал. Один яд остался.

А на самом деле там еще красивее, чем на нашей Будванской ривьере, хотя я думала, что красивее не бывает.


24.06.07

В плане у нас на сегодня — поездка в Котор. Собрались, потопали. На «автобуской станице» выяснилось, что нужный автобус четверть часа, как ушел. Следующий — минут через 40. Покупили карты на перевозку пассажиров. Приложив их штрих-кодом к стойке, прошли в «зал ожидания» — лавочки под навесом на улице. В билете указаны время и перевозчик. У нас был Papovič. Потому в приехавший большой автобус нас не взяли. Наш оказался маленький, из Никшича.

Местное сообщение с Котором — через тоннель, ехать примерно полчаса.

Сначала погуляли по городу. Сфотали три встреченных храма (католический — собор Св. Трипуна 1166 г., 900 лет (наверное бывший языческий — «тритон» — морское хвостатое существо) и два православных: храм Св. Луки 1195 г. и црква Св. Николы 8—13 в.в.). Особо чтим Святой Николай — покровитель Сербии и России.

Затем пошли покупать проход на гору. М. еще по приезду грю, увидев конструкцию из стен, тянущихся до вершины: «Пойдем? Грят там — храм (видно немного снизу) и вид прикольный!!?» «Не-а!, — с упреком, — не полезу я на эту страсть!!!» Ну, думаю, так погуляем по городу. Так ведь прогнала меня по лестнице до самого гребня горы! Перла вверх как танк, я еле дошла.

Прошли, наверное, около 2 км. Хорошо, лестницы есть, хотя местами — одно название. До сих пор не верится, что мы туда влезли!

Бухту посмотрели, город сверху, оттуда даже Пераст видно, токо Рисан не просматривается. Я была мокрая ВСЯ! Даже панамка — жарко. Часть оставшейся воды пожертвовали беспечным соотечественникам, строго наказав выше храма не лезть — некого спускать будет.

Потом выбирали ГДЕ и ЧТО бы выпить. Обошли уличные кафешки, в одной устаканились, заказали «кувану кафу», потому как это — «туркиш кофе» и есть, а так везде эспрессо или «нескафе», фи! Кофе крепкий, но без восторгов. Обычный крепкий кофе. Сахару они к нему не жалеют: на маленькую чашку по 3 чайные ложки (в пакетиках).

[кто это врал в отчетах про большие кружки вкуснейшего кофе? Один эспрессо кругом!]

Котор — хорватский город, построен венетами. Над городом — стены и бастионы, на вершине горы — цитадель Св. Иоанна. В некоторых крепостных строениях — каминная труба, в некоторых — квадратные отверстия в потолке. Все в довольно хорошем состоянии.


25.06.07

Пошли купаться в 7 утра на городской пляж. Волн почти нет. Вода чистая, прозрачная и прохладная. Сходили поплавать по 2 раза. На второй раз, да еще после пляжного душа, я даже немного замерзла. Сегодня с утра облака. Над морем летит самолет.

Надо мной тоже тучка. И, как О. из моря выйдет, пойду плавать без майки. Вода сегодня не прозрачная — смешана с песком, но теплая, вылезать не хочется. Плавает мелкая травка, так и сижу, с травой в голове. Но после вчерашней поездки плавать тяжело. Отек на ногах спал, но плыву и чувствую — тянет в стопах на подъеме. Еле гребу. Волнорезов здесь нет, и берег размывает очень сильно. В Будве волнорезы строить не стали — засыпают берега крупной галькой. День походишь, дальше ноги болят.

О. пытается загорать — выглядит равномерно загорелой и приятного оттенка, не то, что я… половина щеки загорела, половина — белая. Вроде и спали до 8 ч., а строчка то и дело ползет вниз — клюю носом. А загар здесь медный — видимо соль такая.

«Krstač» не нашли! Только урожая 2006 года и с пивной крышкой. Надо с пробкой. «Вранац» щас тоже под крышкой продается (соотечественники поездили на экскурсии, узнали ЧТО стоящее и все выпили!). А в «про корде» пробка развалилась пополам, когда я ее вытаскивала.


26.06.07 Экскурсия на два каньона: река Тара и река Морача+Биоградское озеро, национальный парк Дурмитор, монастырь Морача

Бабка в экскурсионном автобусе с блокнотом-молитвенником — по святым местам. Место оказалось по ее мнению не то. Эта богомольная старушка всю дорогу (туда и обратно) пилила мужа на предмет: мы не там сели, ты не так и не то снимаешь, ….). Поскольку М. вела себя точно так же (почти дословно!), мне стало смешно (потому и не поругались).

В общем, сфотали мы и Тару, и Морачу, на обратном пути все увидели, даже из автобуса несколько приличных фоток получилось. Монастырь Морача, црква при нем расписная внутри сплошь. Монах та-а-акой живописный! Сфотать себя не разрешил. Жаль! Почему-то поездка в Цетинье меня больше впечатлила. Тут более ожидаемо было, да и устали за почти 13 часов.

Мост через Тару высотой 150 м, вода рек — ярко-зеленая.

Резерват черной мачтовой сосны. Еще поели малину у моста в Дурмиторе — вку-усная!!! Заехали на Биоградское горное озеро (на горе Беласица в «дремучем лесу», на высоте 1904 м), водички из него попили (в Цетинье из монастырского источника всяко вкуснее). Вот так вот — из озера воды ладонью попить.

Из монастыря в другой каньон. Поначалу — так себе. Пропилила река себе «пропилеи» метра в 3, на дне мелко — камушки из воды торчат.

Каньон становится все глубже, и, если бы не зелень и высокие горы, все больше походит «на Колорадо». «Пропилеев» тут нет. Глубоко внизу блестит вода, а где-то там, в вышине, вершины гор. Мрачновато (почему-то кажется, что эти, почти безлесые горы, щас над нами сомкнутся).

Каньон Тары впечатляет меньше, чем самое красивое место на Мораче, потому как он шире и окружающие реку горы поросли сплошь «дегенеративным» лесом. Раньше все горы были в соснах, сейчас черные мачтовые сосны остались только в национальном заповеднике Дурмитор. Между реками пересекали перевал Црквине, 1040 м.

Проехали два городка в горах: Колошин и Мойковац (местные шутят, что с гор они спускаются только за кофе и сигаретами, поскольку электричество и водопровод у них есть, хозяйство натуральное…).

В горах над р. Морачей (в совершенно безлюдном и почти отвесном месте) видели пожар. Жутко!

Сегодня дует ветер «юго», от которого муть в башке и психике, падает давление, ветер приносит с собой дождь.


27.06.07

«Погода начинает портиться», — сказала вчера гид Лиляна. Облака сегодня густые и низкие — ниже гор. И ветер.

Подремали на пляже пару часиков. Контингент сменился. Коричневые уехали, понаехали белые. На рожи волго-уральского разлива (особенно после сербов) не могу смотреть без содрогания. (Нас тут «за русских» принимали далеко не сразу, только из-за языка). К половине шестого ветер усилился. Догнали зонтик, в 4 руки сложили.

Будванский музыкальный фестиваль. Приглашенный гость — Мария Шерифович. Для тех, кто сомневался: буч обыкновенный (это она на Евровидении себя еще скромно вела). В Сербии и Черногории она популярна и любима, ее «Молитву» на местном радио несколько раз в день крутят.

Темную тусовку не узрели. То ли народу слишком много фестивалит, то ли темно там было. Так, в Будве и Которе встречались бучата молоденькие, парочку еще заценили на вернисаже живописицы местной, только все они — сербиянки, потому полюбовались друг на друга и разошлись, восвояси…


28.06.07 монастырь Острог

Экскурсия в монастырь Острог, которые соединяет в себе все три конфессии.

Сам Острог у вершины горы мы тоже рассмотрели только когда гид ткнул в него пальцем. Состоит из двух монастырей: нижнего и верхнего. Еще новодельная церквушка (Св. Станко — великомученика) для венчаний, чуть выше нижнего монастыря. Довозят только до нижнего. Серпантин к нему страшненький ведет — прятались православные от турков вместе с канонизированным при жизни Василием Острожским — чудотворцем.

Монастырь вырублен в скале у вершины. Шли к нему пешком. Ну, «шли» это мягко сказано — лезли на четвереньках на километровой высоте метров 400 вверх. Наш дурной пример вдохновил на подвиги сына питерской дамы из «нашей компании». КАК она влезла за нами в своих шлепках на каблуках, я не представляю! На последнем крутом подъеме пришлось ее вытаскивать. Перлись-то мы по корням буквально. Потом сверху увидели тоже довольно крутую, но хоть каменную дорожку. Спускались уже по ней.

Острог — третий по значению православный паломнический адрес: Иерусалим, Святой Афон и Острог. Когда-то я обо всем этом читала. И о Черногории, и о паломниках, как первых туристах… В Св. Афон баб не пускают (а в Новом Афоне в Абхазии я, кажется, была), в Иерусалим сама не хочу, вот Острог!!!

Очередь за свечами (я за это время сделала пару снимков — в самом монастыре фотографировать уже нельзя), идем ко второй очереди — к мощам. Маленькие низкие дверцы, чтоб войти, волей-неволей поклонишься — в сам монастырь и к Василию. Узкая каменная лестница все наверх и наверх. Этажей 4—5. У мощей священник бдит. Еще пара-тройка молодых служек присматривают. Парень молодой иконы и книги церковного содержания продает. Зря мы беспокоились на счет платков: мужики в шортах, бабы в сарафанчиках и майках, некоторые головы все-таки покрывают.

Монахиня прошла. Старая, маленькая, полная и с палкой. За ней, стайкой, молодые в платках и юбках в пол. Никак послушниц причаститься привела.

Когда заходили в верхний монастырь, закапал дождь — чуть-чуть благодати пролилось.

Вернулись в Будву, пошли на пляж «Могрен». Мощеная камнем дорожка петляла под угрюмого вида нависающими скалами, исчерченными ветром как глубокий вельвет.

Внизу под дорожкой валялись крупные обломки скал, о которые разбивались волны, заливая дорожку. Мы подумали, и сняли босоножки. За очередным поворотом — пляж «Могрен-1». Песок крупный, мокрый. Прошли по пляжу и решили дойти до пляжа «Могрен-2». Пока я взбиралась на выбитые в скале ступеньки (скользкие камни и шатаются!), шедшую за мной О. окатило почти до пояса, вымочив любимые шорты (я очень берегла некоторые места — неохота пол-литра воды в трусах носить). Я-то — в коротких! Но на обратном пути и мои подмокли.

«Могрен-1» — узкий песчаный пляж, весь уставленный современными полотняными лежаками. К «Могрену-2» нужно идти по каким-то уж совсем мокрым (и узким) плитам, через маленькую пещерку с металлическими мостками.

Народ еще купался в наступающих сумерках. Решили завтра еще прийти — переснять бронзовую балерину на камне.


29.06.07

Предпоследний день отдыха. Завтра номер сдавать в 10.00.

Интересно, почему Цетинье и Бока бОльшее впечатление произвели? Потому что были первые, а потом притупилось? Или я злая была? Ну, уж какая я злая была в Которе! А незаметно было?!? Про злость. А впечатлений хоть отбавляй. Вру. «Хоть отбавляй» — это разве только Бока. Наверное, яркость притупляется с возрастом. Радость в себе каждый день нужно воспитывать. А когда-то мне казалось, что это так же естественно, как воздух…

Потому и надо остатком насладиться!!! И ежедневно надо было. А тебя токо на 2 дня и хватило: 11-й и 12-й. Но вообще, М. — молодец! На вершину в Которе и в Острог влезла!!! Не пищА. И вчера на «Могрене-2» не утонула! Герой просто!!!

До острова Св. Николая вода спокойная и без катеров с велосипедами. Вот, думаю, лет 15 назад сплавала бы утречком туда и обратно. Тапки купальные с задниками приобрела бы — по острову чуток побродить (вот-вот на нудистов, вижу, потянуло!). А щас нет — не рискну. А жаль. Солнышко начинает припекать.

В ужин доедать съестные припасы (из выданных на экскурсии «ланч пакетов») М. отказывается наотрез! «Фу! Фи! Каши… Местную кухню хочу!!!» Что означает — мяско. А дома травоядную зверюгу из себя строила: токо зерновые и бананчики… Тут вот показала хищный свой оскал!

Еще побегали по старому городу, сувениры напоследок посмотрели и пошли в номер: вино допить и вещи складывать.


30.06.07 день отъезда

Сдали номер, полюбовавшись напоследок видом из окна душа. Получили обратно загранпаспорта!!! Сдали багаж в «Словенску плажу», туалет, обсмотрелись и пошли.

Пошли пешком на Пляж короля. «Ходоки» на пляже народ едой обеспечивают: «КувАны кукурУз, крОфни, штрУдэ, зволите!». Почти как в Судаке: «Копченый катран, холодное пиво». Многие брали: «Приятне, хвала!».

Пляж — мечта! Мелкая разнообразная галька: желтая, белая, зеленая, темно-красная, … Вода прозрачнейшая. На глубине — чистейший ультрамарин. Весь пляж метров 100—150 по дуге. Скалы круто уходят под воду, где на самом дне (глубоко) неширокая дорожка песка. Серебрится трава, и пасутся стайки черненьких рыбок. Видно все до дна. Если проплыть до входа в бухту — панорама гор. На зеленом склоне, над острыми верхушками кипарисов одинокий дом, белый, под черепичной крышей, а правей (и выше), на одной из вершин — устремляется к ярко-голубому небу звонница маленькой каменной церкви — монастырь Параскевы.

Что называется: я нашел места, которые искал…

Обратно вернулись маршруткой, прогулявшись до Св. Стефана. Оказывается, за две недели я неплохо могу переводить ВСЕХ отдыхающих (ну, короткие понятные по ситуации фразы) на особо распространенные тут языки. Потом еще прошлись по Стари граду, напоследок. В «Словенской плаже» получили багаж, переоделись, упаковались, в темпе из горла заглотили припасенное никшицкое пиво. Ждем. Трансфера… До сих пор жалею, что по дороге в отель не купили черешню, размером со сливу. Когда мы поняли, что трансфер не придет, торговцев уже не было…

Автобус за нами таки пришел, когда уже регистрация на наш рейс заканчивалась (по времени вылета). Везли как можно быстрее, гид, отданный нам R-tours`ом на растерзание, всю дорогу рассказывал байки. Народ наш успокоился, когда понял, что на аэродроме находится гид Маша, которая наш самолет ТОЧНО удержит за колесо до нашего прибытия (ответственная такая девушка, хотя и ничего еще не знает и не умеет). В самолет пробежали бегом (в том числе и оформление багажа, таможню и погранслужбу), через летное поле. В самом самолете билеты никто не проверял, потому я забеспокоилась, вдруг мы не на тот рейс прибежали. Однако узрела одну из «наших» бабушек и устаканилась на сиденье в хвосте (гудящие прям мне в ухо двигатели ничуть не мешали спать до самого Ё-бурга).

Прилетели на Урал утром, плюнули на рейсовый автобус и за 200 рэ доехали до дому на маршрутке.


Отпуск провели слишком активно, впечатлений — море, отдохнуть — не получилось.

1—10 октября 2007 г. Киев, Украина (20 лет спустя…)

Собирались до утра. Накануне днем еще не ясно было: смогу я уехать или нет. Потому как, не сдамши дело в суд, никуда б я «от станка» не делась…

Два поезда. Прогулка по Москве — одно из наиболее ярких воспоминаний отпуска: классная погода, чистый центр, хорошее настроение. Правильно мы не взяли билеты на «Тавда-Харьков»!


29.09.07

Без десяти пять по ё-бургскому… За окном стремительно проносится золотая осень. Ясно. В поезде «Новый Уренгой-Москва» топят.

Я думала ехать с двумя рюкзаками — что там вещей-то… Потом решили, что рюкзак и полупустая сумка лучше, чем два лопающихся рюкзака + сумка «с едой».

Плюс: непонятно, какая погода. Едем в кожаных куртках, а в Киеве обещают +21С, т.е. вместо одного джемпера и смены белья берем легкий шерстяной свитер, водолазку, легкую фуфайку без ворота — на три погоды.

Плюс: забыли, сколько берем обычно тампаксов и чая «в тампаксах». Покидали в сумку. Сколько кашек «легкого поведения»… покидали.

А вещи между собой сочетаются? Померила. Сочетаются. Покидали… «А на голову вы что-нибудь берете?», — спросила Маргуша, когда мы присели на дорожку. Не взяли. Ну их, эти шапки, сколько брали — ни разу не одевали…

В итоге, прособиравшись всю ночь, с кое-как набитыми доверху рюкзаком и сумкой погрузились в поезд. (На табло надписи еще не было никакой, услышали по радио, куда прибывает). И блаженно продрыхли весь день, благо до Москвы купе у нас было двухместное.

К остановке троллейбуса (на вокзал) подошли почти бегом. Сели в I-й номер и на кольце, у К. Либкнехта, дуги слетели и зацепились за соседний троллейбус проводами — переплелись. Это они гонки между собой учинили по пустым улицам. Пробок в выходной не было, подъезжаем к конечной, и тут: у самой остановки два «хундая» стукнулись скулами… еле вырулили (шлагбаум там у нас). На поезд вполне успели.

[Три пальца: указательный, средний и большой на правой руке со сна у меня немеют, и, несмотря на то, что я руку усиленно разминаю, онемение снова возвращается. Без мурашек, правда, но писать приходится с некоторым напрягом. В прогрессирующей дальнозоркости обнаружилось некоторое удобство: пишу с комфортом, положив тетрадь на колени]

При извлечении О. дорожной футболки из пакета обнаруживается чек на оставленный в подарок на Д. р. Михалыча термос… Значит будет служить долго!

Забыли: стельки в О. ботинки и мусс для волос, складную сумочку-рюкзачок, которую привезли из Питера. Зато вовремя вспомнили про карту Москвы.

Вагон далеко не новый. Отсутствует откидное сиденье, и один из крючков для одежды аккуратно свинчен.

Белье выдали не в пакетах, а так, стопочкой. Я все по привычке жду: когда надо будет отдавать деньги проводнице за белье: «Без сдачи! Копейки!!!».

Брошенная в унитаз бумажка жутковато подпрыгивает — где-то там щелочка, через которую поддувает.

Какой дорогой едем, так и не определила, поскольку вывесок в окне ни одной не наблюдала.

Пьем второй раз чай. С орешками. Бездельной благодати не получается. Надо соображать: а) как переложить (утрамбовать) сумку; б) как бродить по Москве. О. подсовывает мне карту Москвы под нос, будто я в ней что-нибудь понимаю. Чего точно лень, так это читать…

— Ты выспался, — с досадой говорит О. — и стал…

— Обыкновенный, — говорю я. А ты думал, что я буду ласковый…

О., разочарованная, уходит курить, а я остаюсь с ручкой и тетрадкой. Надеялась, кроме банального бытописания, изложить на бумаге что-то еще. Ниточка ускользнула. Писать надо, пока все спят… ((То есть я, не лезу, не пристаю, едУ не предлагаю…))

[как мы ржали утром с набитыми кашей и яйцами ртами..!]

Разглядываю схему метро. Станции Курская и Киевская находятся на кольцевой линии (удобно). До Арбата и станции Александровский сад (Кремль) действительно близко. Захотелось прочитать культовый сетевой роман (не помню кого) об апокалипсисе и самом большом бомбоубежище в мире — московском метро.

В Киеве придется, как в Черногории, составить график: где и что смотреть (типа: 1) найти книжный магазин и купить карту Киева…).

17.35 по Москве. Стоим 20 минут. Судя по всему в Вятке (Кирове). На перроне прохладно. Я даже немножко замерз. С удовольствием пью горячий чай с маленькой шоколадкой «Путешествие». [прикол: когда пишу «замерз», чувствую себя намного моложе, «замерзла» — на все свои] Мужик молодой на перроне смущенно разминается. Спина, наверное, болит.


30.09.07

07.10. Остановка во Владимире. Думаем: выходить подышать или нет. О. покурила, говорит, погуляй, там не холодно. Выхожу. 2-й путь. Здание вокзала, из него переход над путями, еще какое-то длинное строение, а если пройти по перрону до столба, на который опирается галерея, то можно увидеть краешек Владимирского белостенного Кремля.

Сначала я увидела купол пятиглавого собора, потом большое здание, этажей 4—5, увенчанное башенкой со шпилем, вроде Адмиралтейства, и еще один собор, похожий на наш, Александро-Невский, а затем, в просветах между деревьями и домами, луковки церквей. Из соседнего вагона выскочила девушка с фотоаппаратом… О. тоже пошла, сделала кадр, но не получается: перегружен большими строениями и собор где-то там, в углу.

Поезд тронулся. За немытым окном проплыло старое здание вокзала и, на вершине холма, белые соборы: маленький однокупольный, шатровая колокольня, еще один, высокий (то, что я приняла за башенку, оказалось колокольней пятиглавого), и еще церковь, и еще…

Мимо покосившихся заборов, старых подслеповатых бараков, двухэтажных деревянных домов, кое-где сохранивших доски с фигурной резьбой. Над мостом — круглая площадь с конным памятником (Владимиру, наверное). Потянулись городские кварталы, столь же унылые, с «дворянским гнездом» на холме…

Прибыли в Москву в 09.56, сдали сумку в камеру хранения (самая дорогая камера хранения — на Киевском вокзале, там всегда норовят «срубить» с тебя дополнительную денежку), взяли 125 рэ. Обычно я плачу 50—75 рублей — в зависимости от настроения, «хранильщики» принимают сумку за крупную или за обычную. Посмотрели на ясное, без единого облачка небо, и пошли гулять по первопрестольной.

Площадь возле Киевского вокзала превратилась в Площадь Европы с громадным красно-гранитным фонтаном посередине. Фонтан круглый, устроен многоярусным каскадом (высота струй периодически меняется), вокруг вымощен брусчаткой и увенчан весьма абстрактной конструкцией из никелированных труб — аллегорией «Похищение Европы». Автор — некий бельгийский скульптор. Сооружение куплено у него и подарено Москве муниципалитетом Брюсселя.

Еще появился пешеходный мост через Москву-реку. Мост высокий, застеклен, вверх ведут ступени (довольно крутые) и эскалаторы, оборудован смотровыми площадками. Рядом (на той стороне) фешенебельный жилой комплекс «Бородино», наверное, и мост так называется.

На самом деле от Киевского вокзала до Кремля — рукой подать, по Ростовской набережной, потом свернуть на Смоленскую улицу и уже видны башни. Ясная погода. Жарко! Куртки несем в руках.

Мы пошли по Старому Арбату. Пешеходному. С двухэтажными домишками, в одном из которых с февраля по март какого-то (1831?) года снимал квартиру Пушкин, а через три дома — двадцать лет жил Алексей Лосев, последний философ, а дальше — Вахтанговский театр, у которого теперь стоит вся такая золотая Принцесса Турандот. На ограде сидел грустный ворон, привязанный за каждую лапу, и сова маленькая (неясыть?). Предлагалось сфотографироваться. Памятник Окуджаве, рядом с ним фаст-фуд «Му-му», — приличная кафешка самообслуживания, очень симпатишно выглядит.

По Волхонке и Моховому переулку прошли до библиотеки им. Ленина, посмотрели на стены Кремля, прошли (через бесплатный пластиковый — кабинкой — туалет) до новодельного Храма Христа Спасителя, обфотали его со всех сторон. Грандиозное сооружение, но впечатляет только как памятник городской архитектуры большого размера. Внутрь не пошли — не интересно.

Японцы в садике у храма чинно рядком сидят на бордюрчике, разглядывают сувенирные иконки. На жаре слегка сморило. Прогнали сон стаканчиком кофе с пирожком брусничным (недорого они у храма кормят) и спустились на набережную. Прошлись мимо разнообразных посольств в архитектурно интересных особняках к памятнику Петру I на Москве-реке.

Добрались до Красной площади. Александровский сад: фонтаны с неизменными поделками Церетели: конские задницы под струями (квадрига-фонтан, можно пройти под аркой из струй), царевна-лягушка и Иван, Лиса и журавль… Живые игуаны у фонтанов живописно поедали овощное ассорти, желающих фотографироваться с ними не наблюдалось.

Восстановленные,,,,,,,,,, ворота, восстановленный… храм, очищенный от штукатурки ГУМ, отсутствие гостиницы «Россия», собор Василия Блаженного. Прогулялись по площади, сфотались, посетили нулевой километр и лобное место, потом бесплатный (в очень приличном состоянии) сортир перед караулкой, полюбовалсь караулом у вечного огня, посетили восстановленный грот, почесали гривки львов над гротом, посидели на травке у кремлевской стены. Всюду воскресная толпа, впечатление, что половину ее составляют японцы, народ валяется (причем буквально!) на стриженой травке. Синяя (похожая на КГБэшную) форма с буквами «ПП» на погонах (президентский полк) — мама к сыну в гости приехала.

Пошли к станции метро «Лубянка». Монструозное здание Лубянки. Нашли несколько входов в Детский мир, подкрепились мороженкой. Показала М. диковину: демократичное кафе-книжарню «Пироги» на улице навороченных бутиков, уставленной не менее навороченными иномарками.

Поехали обратно на вокзал. В Дорогомиловском супермаркете затарились водичкой-кефирчиком на дорогу, забрали сумку и побрели на перрон.

Поезд Москва-Хмельницкий с прицепными (5 штук) вагонами до Житомира, проводницы в брючках (наша — в мини-юбке). Вагон сравнительно новый. Соседи по купе — пара киевлян с бутылкой пива «Оболонь» (кое поделили на двоих, как и мы свой кефирчик) и пирожками домашними, с капустой.

Проверка паспортов в Брянске и Конотопе. Дрыхли отменно — залезли под одеяла (градусник утром в коридоре: +15С).


01.09.07 Киев

Вышли в вокзал озадаченные: камера хранения далеко-о-о в подвале, там же сортир (бесплатный только для отъезжающих, пускают по билетам) и перукарня!!! (всюду указатели именно на нее, надо полагать, предмет первой необходимости).

Курс рубля 1,19 (я долго соображала КАК это, хорошо, додумалась, что НАМНОГО дешевле, чем есть на самом деле). Безуспешное поисковое ожидание маршрутки №200 (которая, вроде бы, должна нас отвезти к забронированной квартире), потом поиски трамвая №1 (остановку нашли, только рельсы аккурат к нашему приезду разобрали). Мы на всех обиделись и пошли проверенным путем: завтрак в МакДональдсе (долго подсчитывала: хватит ли нам на поесть поменянной в Москве еще небольшой суммы в гривнах), купили в киоске карту и пошли на Борщаговскую.

Вдоль путей — кольцо трамвая №1, школа, под мост и почти сразу — нужный нам дом (около 20 минут от вокзала). Вышли на проходящий рядом с домом проспект Победы, там приценились и поменяли (на пожить) денежку в обменнике по нужному курсу. (В ювелирном магазине, потом там же и меняли). Обсмотрелись вокруг будущего места обитания: станция метро «Политехнический институт», универсам «Юбилейный» (закрыт был, то ли воды нет, то ли света). Девятиэтажка — моя ровесница. Во дворе 24-хчасовой магазинчик.

Подождали на лавочке до 12.00, стали звонить — безуспешно. Вместо обещанного кодового замка на двери подъезда уже год как домофон стоит. Прождали до 13.30. Оказалось, у них там путаница со временем приключилась, а дозвониться нам они не смогли, только в Ё-бурге Маргушу напугали…

Поселились, выяснили, что мой мобильный в сеть как-то не так встроился. Включили-выключили, отзвонились домой. Помылись-почистились. Повесили куртки в шкаф и поехали на Крещатик (в вагонах метро к потолку прикручены телевизоры «Samsung», удобно пишут погоду на день и станции: текущую и следующую). Вылезли на «Золотых воротах», которые, сколько себя помню, все реставрируют, пошли по улицам. На Владимирской сообразили, что идем мы в сторону проспекта Победы. Повернули.

Для меня был сильный шок: оказалось, что в городе я никак не ориентируюсь и знакомые места совершенно не узнаю! Да и дома, даже на старых улицах расположены не все подряд старинные, а через один-два, в советское время, видимо, разрушенные войной заменили брежневским безобразием.

Храм Св. Владимира с синими куполами в звездочках, бульвар Шевченко, Бессарабский рынок, митинг голубых (очень такой мирный: шарики раздают, палатки перед горсоветом, баскетбольные щиты и площадка для мини-футбола, водичка, сортиры,…). «Голубые» — партия регионов, а вовсе не то, что вы подумали (для РФ).

Запах роз в подземных переходах. Новые фонтаны на Майдане незалежностi. Мороженки «Каштан» и «Хрещатик» и конфеты «Гуливер» в старом хлебном на углу с Большой Житомирской. Живой еще бесплатный общественный сортир у филармонии. Дорогущие бутики и памятник архитектору и путешественнику Городецкому. «Пальты» за 7 тыщ гривен и «хот-дог» за 10 гривен. Бомжей много, даже на Крещатике с протянутой рукой стоят.

На вокзал за сумкой. Благополучно миновали толпу, в киоске у метро хлеб, в круглосуточном — кефир, вареники мороженные и сметанка. Девушка у подъезда дверь входную открыла: мы перлись с сумкой, рюкзаком и пакетом.

Попереживали, что еще спички не купили, потом-таки обсмотрели вполне себе современную плиту «Индезит» и обнаружили электроподжиг. Сварили вареники и завалились спать при свете и включенном телевизоре.


02.10.07 вторник

Проснулись в 6 по-местному, помыли посуду, немного разобрала вещи. Пьем чай, кофе с конфетой «Гуливер», едим гренки (благо, тостер тоже нам положен по штату) с копченой колбаской-путешественницей (из дома еще едет) и хлопья кукурузные с кефиром, валяемся, читаем журналы (от прежних жильцов). Пишу дневник, щас пойду карту смотреть…

Нормальная у нас квартирка подобралась и кухня со всеми прибамбасами (только холодильник старый), мы все думали: чего бы в машинке постирать…

Очень удобный диванчик для чтения и просмотра ТВ, и Т. с К. на нем так душевно спали, а наша кроватка — вообще верх удобства!


03.10.07 среда

Пью кофе и пишу записки. Часы на стене в кухне показывают 08.40.

Значится, вторник (вчера то есть). Сложили маленькую сумочку (день ясный, зонтики не брали, потому и пошли, для начала, в местный супермаркет (что стало уже традицией в любом городе мира, где мы отдыхали), чтоб было чего вечером поесть.

Купили: — кружок колбаски «дитяча вершкова» (с-кая была вкуснее),

— кефир николаевский,

— творожок 0% (брикет) + сметана,

— овсяное печенье ассорти,

— сок мультифруктовый николаевский 1,5 л,

— вода Моршанская без газа

— хлопья 7-зерновые (типа «Геркулес»).

Притаранили на кухню и потопали на метро (полгривны жетон). До станции Театральная. В переходе потянуло призывно запахом печеной картошки. Понравилось, что пишут на ценнике состав салата-наполнителя. Пошли искать Владимирскую улицу. По дороге нашли Туркменское посольство со сквериком, в нем памятник, соответственно Махтумкули, и кафе «Вiденьскi булочки». Венскими булочками мы насытились еще в нашей Ё-бургской плюшечной, только прикольные мелкие тарталетки (на 3 орешка) с джемом были диковинкой.

Вышли на Софийскую площадь, к Софии Киевской.

Б. Хмельницкого с конем разглядели только потому, что О. знала, что он там точно есть. Весь бирюзово-зеленый, потому как бронзу чистить надо. Возле Богдана обнаружился впоследствии черный камень, надпись на полированном срезе которого оповещала, что Ющенко по всем правилам «рукоположен казацким сходом» в Гетьманы Всея Украины. Офигели…

По совести, я их до сих пор путаю: Янукович, это тот, «который сидел», а Ющенко, тот, «который рябой», так кажется.

Пошли за 2 гривны с носа на территорию Софиевки. Через громадную, относительно всего комплекса, колокольню (XVII — XIX в.в.), через рогатый турникет. До и после турникета сувенирные магазинчики, разным хозяевам принадлежат (тот, что за турникетом, имел на территории брата-близнеца, в котором мы купили туристическую карту). Выбирали между картой и атласом, решили, что карта понагляднее будет.

В первом же приглядели магниты — роспись по стеклу — Хл. на холодильник (просила).

А в Соборе, как из карты вечером узнали, мощи Ярослава Мудрого и его жены Елены. Собор беленый, оставлены незаштукатуренные участки, чтобы можно было видеть особенности кладки: чередуются плинфа (плоский), другой кирпич и какие-то блоки с камнями. (На задней части Михайловского златоверхого собора тоже можно увидать). Легкие кресты с кружевом (без перекладин и полумесяца), золотые солнышки на шпилях.

Побродили: бурса, хлибница, трапезная, келии. Понаслаждались тишиной и воздухом. Каштанов в шкурках насобирали в мешочек (а в городе уже все каштаны облетели и почти все листья, не иначе и правда, на намоленном месте все лучшее). О. все руки исколола. Мешочек с колючими бледно-зелеными шариками висел у О. всю дорогу на боку, привязанный к шлевке джинсов.

[Немцев-туристов уже стало как-то не хватать. Увидели — вон, топают — вроде как все в порядке]

[О., читая карту: «Мы тут все церкви не обойдем!». «Зачем тебе?! В паломники же не записывались». Черногория подействовала, не иначе]

Михайловский Златоверхий собор и колокольню разнесли до войны. Хотели монумент строителям коммунизма возвести, но — война, потом Киев восстанавливали — не до того было. Только здание КП (б) У выстроили, сейчас там МИД Украины — развеваются на флагштоках два больших флага: жовто-блакитный и объединенной Европы (синий со звездным кругом). Это что ли теперь — площадь Европы?

Памятник Голодомору. Карта областей: какие в какой степени пострадали. Я думала, что больше юг, а оказалось — север и центр. С-ы в т.ч.

Билет на Михайловскую колокольню (нач. XVII в., потому, видно, пониже Софийской) — 5 гривен, потому что карильон (машинерия такая, чтоб в колокола бить, вроде органа). В колокольне музей: как восстанавливали и что осталось от прежнего: кучки осколков смальты, царские врата, фигура Михаила-архангела — покровителя Киева, портреты митрополитов (кафедра что ли в этом монастыре была? Академия и семинария точно были).

В начале, где вход, очередная сувенирная лавка. Ассортимент тот же. Трудолюбивые китайцы настрогали сувениров для каждого, кажется, города мира, что Питер, что Будва — везде одинаковые, только надписи меняются.

Поскольку башня — залы музея друг над другом. Все новенькое. Деревянные лестницы с перилами с каждым залом все круче и круче. К колоколам — почти вертикальные.

Посмотрели прорисовки восстановленных росписей в натуральную величину. Видно не очень, потому что лестница узкая.

Наверху — ветер и колокола. От 2 кг до 8 тонн. В середине застекленный павильон с инструментом: скамья и рама с рукоятками и педалями. К деревянным рычагам от колокольных языков тянутся тросики-веревки к большим колоколам, маленькие висят гроздьями по 4—6 штук. Строжайшее предупреждение: «за веревки не дергать, штраф 100 гривен». На стенке две розетки и выключатель, над которым столбиком написано: «крест». Прозвонили при нас «Многие лета» маленькими колокольчиками, около полминуты. За стеклом прилеплена маленькая газетная вырезка 97 года: какие звоны когда, каждый час.

Сверху — панорама Киева. Златоверхий блестит золотыми скатами контрфорсов, аж глазам больно.

На сравнительной схеме в музее планы собора даны последовательно, в течение веков много раз переделывали: был простой, стало — ой (а я после совсем простых церквей Черногории всю эту пышность воспринимаю так себе, особенно новоделы). Если внутрь зайти, он вполне удобный и соразмерный, вроде как по фигуре, только потолок жмет немножко на голову. Очень чистенькие подсвечники, тщательно обметаемые от нагара. Объявление: «Свечку ставить можно в любой подсвечник, значение имеют ваша вера и ваша молитва» — вольный перевод. Крестильня в полу: сверху решетчатый купол, вниз к купели винтовая лестница.

Трапезная церковь с деревянной крышей, плашки подобраны как черепица.

Памятник страдальцам, профессорам и студентам семинарии и академии (типа Христос с проволочный нимбом, на коленях и лежащие ангелы со сломанными крыльями справа и слева от него).

Источник, такой же, как у церкви Св. Фомы в Бечичах, но без воды.

Японцы… Католическая монахиня с портфелем на боку, мобильником в правой и цифровым фотоаппаратом в левой руках. Принялась звонить сразу же, как ступила из храма на мостовую.

Ну… так. Аналогично храму Христа Спасителя в Москве. Пустой. Не намоленный. Что храм действующий, чуешь по запаху свечей и ладана.

По Десятинной мимо МИДа на Андреевский спуск. Палаток и столиков с сувенирами стало намного больше.

Зашли на Старокиевскую гору, где музей истории Украины. Круг с остатками «княжьего дворца» есть, столбики с оградными цепями есть, вековая липа (ей то ли 500 лет, то ли 800), подпертая брусом, есть, а фундамента Десятинной церкви (с чего, собственно город и начинался) не видно?! Зато виден большой зеленый, крепко сбитый забор, за которым, как мы, поглядев в щели и сверившись с картой, убедились, ведутся раскопки той самой церкви. Памятник жертвам Батыева нашествия тоже где-то там за забором.

Спуск. Из увиденного заинтересовали вышивки из этнического тканья, натюрморты-фото в рамках (обалдеть! Нам бы так снимать), поделки: ложки, кубышки, бутерброды и блины, «набитые икрой», блюдца с салом и маслинами (тут же поняли КАК проголодались!). Объемные картины из коры, какого-то древнего обжига черная глиняная посуда, художественные деревяшки… В остальном — посмотреть можно, но купить… От матрешек и шапок со звездами уже зубы болят.

Церковь Андреевская по проекту Растрелли. Памятник героям фильма «За двумя зайцами» с блестящим жуком-рогачом на сюртуке Голохвастого. Дом Ричарда Львиное Сердце (особняк Орлова).

Контрактовая площадь на Подоле. Одна из первых церквей в Киеве — греческая Св. Константина. Восстановленная церковь Богородицы Пирогощей (в «Слове о полку Игоревом» упоминалась). Восстановлена ТАК, как вроде бы должна была выглядеть при строительстве ее в XII веке.

Могилянская академия, памятники Сковороде и гетьману Сагайдачному, уродский Самсон («наивная деревянная скульптура»: воссоздали в бетоне и получилась ерунда),…

Контрактовая вся такая же: с киосками, рыночком и запахом жареной курицы. Киосков, правда поменьше, появились маршрутки и шатры уличных кафе.

Поискали чего поесть. «Кофе Хаус» — дорого, в «Пузатой хате» дни кавказской кухни, в «Снэк» не пошли, больно крутые там супер-бутерброды.

Пошли в «Крошку-картошку», взяли просто печеную картошку (готовят с маслом и сыром) — наполнители весь день лежали, выглядели как-то подозрительно, и я еще тортика кусочек (потому что был похож на «Винни-Пух», который баба Валя, богом данная бабушка, пекла в моем детстве по большим праздникам. Похож. Но, увы…). Кофе эспрессо-одинарный, плескался на дне стаканчика.

Как ни странно, нам этого хватило. Вполне.

Пошли искать Фроловский монастырь и набрели на домик Петра I (легенда, скорее всего). Поплутали. Не с того угла надо было заходить, но я с интуицией не дружу, все больше с логикой, а она туповата.

Монастырь под горой Замковой.

Зашли в собор, служба идет. Келейные корпуса. Палисадники. Море цветов. Розы. Послушница в белом платке поливает газон из шланга. Низкие зеленые штакетники с надписью «Вход воспрещен!» — монастырские территории. Телефон-автомат в ракушке у ворот, на стенке.

Опять на Контрактовую. Где-то там метро. Букв «М» не видать. Вижу — подземный переход. Улочка узенькая. А народ внизу куда-то под здание свежеотремонтированное чешет. Там, должно быть. Ага — там. Сверху вход — с боковой улицы. Без карты и не узнаешь, что станция тут. До Майдана Незалежности с пересадкой на Крещатике и до Политехнической.

Вышли, купили хлеба зернового, с семечками, (помидоры и картошку в темноте не разглядеть) и пива тернопольского в разлив. Пацан добросовестно цедил из крантика в бутылку из-под минералки, выжимая время от времени, пену из бутылки в стакан. Говорил, что лучше «Оболони».

Пришли, выпили, пробрало. Вкус другой. «Оболонь» более горькое, что ли… Чувствуется как бы два вкуса: один — чистая вода с минеральным привкусом, а сверху — собственно пиво, легкое, с медовой пенкой. Вкусное. Поужинали хлебом с колбаской и сыром.


Собственно 03.10.07 среда

Вышли на станции метро Арсенальная. Стены завода в щербинах осколочных ранений и дырках от пуль. В дырках видны ржавые пульные задницы.. Собираемся пройти по Московской до Лейпцигской. Свернули на Цитадельную, которая плавно перешла в Старонаводницкую.

Магазинов мало, зашли в один, купили мороженку «Лакомку». Почта. Бросили конвертик. Открытки невыразительные.

По крутому спуску вышли к Набережному шоссе и увидели то, что в рекламе называется «фешенебельный Печерск» — многоэтажные современные жилые комплексы. Строят сейчас не «китайскими стенами», а точечными 24-хэтажками.

В кронах деревьев видны крыши коттеджей. Склоны крутые, песчаные. Трактор забивает сваи. Непонятно, как дома на склонах держатся.

Район «новых украинских» коттеджей — Царское село, там еще скульптурные коняшки пасутся.

Вышли к подножию горы с «бабой». «Бабу» чинят. Перелицовывают постамент. Прошли мемориальный комплекс от конца к началу. Скульптурные группы: оборона, партизаны, труженики тыла, жертвам фашизма, форсирование Днепра (наиболее экспрессивно). Впечатлились.

Выставка техники времен ВОВ (как-то вперемешку), за соседним бугром — техника уже «афганская». В вертолете (Ми-28) и в самолете (Ли-2) — экскурсии, и кино показывают про подвиги. Памятник неизвестному солдату (сломленные березы и кусок брони из земли торчит).

Дальше, ближе к Лавре — памятники: «афганцам» (скульптурная композиция из трех фигур: сидящий и два стоящих у него за спиной, в натуральную величину), Ивану Федорову (ни о чем).

Забрели, петлей, в ландшафтный парк (1981 года): чистотел (нашли среди себя ранку — замазать, М. первый раз чистотел видела!), звонница дальних пещер. Посетили совковый и бесплатный сортир, а напротив — рестораны «Царское село» и «СССР». Ни с того, ни с сего: пятиэтажный дом 70-х годов, один, почти уже в Лавре стоит.

Мастерские: разноцветные купольные главки на продажу (упакованы в пластик, крест в сложенном виде к шпилю привязан, цены в гривнах — дорогие у них купола!).

Направо — Лавра, налево — Цитадель (похожа чем-то на Новую Голландию в Питере, но без рва с водой вокруг здания).

Лавра: нижняя, верхняя. На воротах запреты (перечеркнутые изображения): бабы в мини-юбках и сарафанчиках, фотик, видеокамера, мобильник, сигареты, бутылка. Тут же семинарский деканат шастает с мобилками. Всюду стоят авто — сплошь «лексусы» и «хонды», черные. Ну и в печеры, понятно, в платке: святое место, костница, мощи…

Кости нам ни к чему. Бродим среди роз. Ландшафтный дизайнер-монашка машет граблями — землю ровняет вокруг крепостной стены. За то время, что мы там ходили, полила два газона, убрала шланг, мужика построила: куда землю привезенную кидать.

Облагородили тротуары (плиточные), понастроили «митрополичьи дома» (отель монастырский), насадили цветники, возвели вновь два взорванных-разбомбленных немцами храма. Художественные мастерские, выставки, регентская школа (гаммы колокольные), кельи, кельи…

Потом прошли парк Вечной славы (где мы в почетном карауле в школе стояли), домой на метро, овощи купили у бабки, супчик сварганили. Облизались.


04.10.07 четверг

Пешком по проспекту Победы (конный памятник Щорсу — красиво-торжественный, лаконичный, почти легендарный, каким только может быть миф; горельефы на постаменте). Бульвар Тараса Шевченко, там скверик посередине тянется, сели на лавочку, смотрим: ползет по нам какая-то тля. После того в Ботанический сад им. Фомина (у станции метро Университет), сильно запущенный по виду и утыканный табличками «Осторожно клещи!», пойти не рискнули).

Университет — все такой же, фирменно окрашенный в темно-красный). В парке при университете интересная выставка фотографий «культовых» мест Киева с историческими справками и лирическими отступлениями. На скамейках накрасили тексты СМС от имени мобильника: «Припини вихляти стегнами, а то мене заколисало. Твiй телефон.» или «Купи менi чехла, кнопки мерзнуть. Твоя мобiлка» и еще «Якщо до тебе не доходять СМС, перечитай iх ще раз.»…

По Владимирской. Прошли кусочек по параллельной улице Лысенко, потом решили-таки вернуться снова на Владимирскую, запнулись за Золотые ворота (там, грят, музей внутри, но все равно закрыт). По Прорезной до Крещатика.

С Крещатика от арки, мимо памятника Городецкому, по одноименной улице к Банковой, к «Дому с химерами» (того же Городецкого). Пространство вокруг облагородили: снизу вверх сделали цивильные лестницы и палисадничек разбили (на ключ заперт). Даже трансформаторную будку изваяли в виде замка с летучими мышами на башенках. Жаль, фасад дома Городецкого окрашен не контрастно, на фотах рельеф скульптур-химер не видно. Сзади исторического дома, на вершине холма — громада «президент-хауса» и его администрации, напротив — обычный жилой дом, на балконе 3-го этажа на просушку халат растопырился.

Мариинский дворец, на реставрации. (Как ни придешь — на реставрации. Я, уж, забывать стала, как он выглядит.)

Рада и палаточный городок перед ней. (Тоже мирный такой, огорожен по периметру веревочками.) Памятник Ватутину. (Не помню уже чего он брал, в смысле — победы за ним какие.)

Мост влюбленных вечером. Любовными посланиями исписаны даже фонари. Народу полно, толпа гуляющих чуть нас не размазала по перилам. Некоторые парочки просто стоят у перил, обнявшись.

Музей воды в водонапорной башне (отреставрировали, финтифлей всяких примастрячили, львов на входе посадили).

Попали на открытие кукольного театра (бывший стереокинотеатр), сюжет там телевидение как раз снимало. В темноте уже плохо видны башенки, скульптуры героев сказок и фонтан у подножия театра. Решили, что придем утром еще раз. Оно того стоит.

Прошли до метро и уехали к себе на Борщаговскую. Чего-то ужинали. Щас уже не вспоминается, чего…


05.10.07 пятница

Все утро убиралась — ибо Т. к 10 утра приедет с малым (интересно: на домашний позвонить догадается?). После приборки (сумку в шкаф, шмотки по углам) стало гораздо просторнее… сфотали кухню, комнату частично.

Т. звонит уже от Политехнической, ждет «у хот-догов», коих там минимум три. Ей уже сказали, что «к нам идти по переулку». Гораздо удобней по проспекту. Бежим встречать, схватив рюкзак. Горничную в офисе уже перезаказали на после 13 часов.

Отметили приезд 50-ю граммами эхинацеи, закусив домашними яичками и бутербродиками с мяском, накормили их свежесваренной пшенной кашкой. Распределили по кухне привезенные гостинцы и двинулись гулять.

Метро Почтовая площадь, вверх на Владимирскую горку по фуникулеру (некоторые, М. и К., первый раз ехали!). Поднялись прямо к ограде Михайловского собора. Прошлись через парк, пофотались с разными гранитными статуями, обсмотрели театр кукол при свете дня. Свадьбы одна за другой, потому как пятница. Фотографы с ассистентами, которые держат светоотражатели, лица снизу подсвечивают… Очередной городской бювет (а всего их в Киеве 59). Через парк пошли к памятнику князю Владимиру (крестителю Руси), потом долго плутали запущенным Крещатым парком, ища колонну — памятник возвращенному Киеву Магдебургскому праву. Спустились по крутым дорожкам и лесенкам на берег к пешеходному мосту, полюбовались на острова. Думали подняться обратно по крутым парковым тропинкам, но парк давно никто не убирал, зарос, сучья лет 10 никто не подрубал, парадные ворота и лестница закрыты… Пошли обратно по той же каменной лестнице, по которой и спускались.

Довольно неожиданно, что все рядом — бродишь, бродишь туда-сюда, ан, бац, опять на том же месте.

Посетили «чертов мостик» он же «мост поцелуев» и «мост влюбленных» — дипломная работа молодого Патона. На перилах гроздьями висят замки, замочки и замчищи. Новые свадьбы понавязали ленточек и исписали доски настила красной краской, про любовь… (тут я и задумалась, а не повесить ли нам замочек на 15 лет).

Подумали, что в Зоопарк — завтра и решили поехать в Центральный ботанический сад. По карте: на метро Майдан незалежности/Крещатик до станции Дружбы народов, а там пройти минут 20. Улица, по которой идти, оказалась раскопана вся: тянут кабель в траншее «за веревочку».

Дотопали. Взяли по мороженке («Птичье молоко» оказалось очень даже). Купили по билетику за 6 гривен и понеслись к розам. Сад работает до 21 часа, потом его охраняют собаки. Розарий уже закрыт на замок, розы сострижены… Вздохнули. Обсмотрели делянку с лекарственными травами и пряными растениями, Т. пошла показывать: мята 4-х видов, тархун, душица и много чего, растут аккуратными грядками.

Пособирали желудей (толстенькие, в прикольных «беретиках»). Обошли «горский сад» (безымянную горку с кавказскими растениями) и увидели окончание съемочного дня. «Воплi Вiдоплясова» снимают среди здешних холмов и лужаек свой новый клип. Лохматый Олег Скрипка в белом костюме, рабочие волокут декорации в автобус, работяга с желтыми уборщицкими перчатками в руках что-то сосредоточенно ищет в траве…

К монастырю. Новая церковь. Таблички на первых дверях: «фото и видеосъемка разрешены», на вторых дверях «выключи мобилку», на столбе у дверей: «подпевать хору не благословляется». Нормальный у них батюшка, однако! До самого старого (старше Лавры) Выдубицкого монастыря так и не дошли. Увидели его потом из поезда — мимо как раз проезжали — долго бы мы шли.

Бредем по дорожкам искать «Крым» и «Кавказ». «Карпаты», как оказалось, позорно проглядели. Впрочем, и громадные оранжереи с экзотическими растениями мы умудрились не заметить, только на обратном пути снаружи полюбовались.

Т. начала стирать ноги. Табличек именных под деревьями почти нет. Иногда при какой-нибудь траве встретятся одна-две.

Издалека замечаю два больших щита друг напротив друга: «Делянка лиственного леса средней части Украины, площадь делянки в гектарах, заложена в 1949 году и т.д.». Сад большой. У нас такую территорию занимает весь ЦПКиО. Другой щит «Сосна обыкновенная», тьфу, эту мы и сами как-нибудь отличим. Шпалера с виноградом и другими вьющимися (всюду по беседкам парочки обжимаются).

Приятно удивил бесплатный сортир («ничто так не ориентирует на местности, как поиски туалета» — вычитанный утром в местной газете анекдот). Самый новый и чистый. Все исправно. Сушилки для рук работают. Привратница с ключами. Пожаловалась, что посетители жидкое мыло отливают, а в мужском бомжи повадились бриться, еле вывели.

Пошли дальше, к «Крыму» (это все мы по схеме на туристической карте пытались ориентироваться). Забрели к хоз. постройкам, уже и улицу видать за чугунной оградой. Дорожка сворачивает, и — лес.

Делянки: «Дальний Восток», «Западная Сибирь», «Средняя Азия» — это холмики в лесу, засаженные растениями указанных регионов. Типа — ландшафт, но что и где не разобрать. По газонам, разумеется «Не ходить!». Но таблички, как ни странно, поставлены ровно посередине поляны, метров 30—40 до нее, со 100% зрением не разобрать.

Обогнули «Дальний Восток», топаем через лес дальше. Заросли. За ними видны огороженные участки с воротцами. Воротца закрыты и «злая собака» за ними бегает.

Темнеет. К. начинает ныть на предмет «а не пора ли нам домой». Упорно премся в «Карпаты». Позвонил Кл. Т. ему доложила, что ищем гору Говерла. «Что? ГДЕ??!», — забеспокоился. «В Ботаническом саду…»

«Говерла!» — нашли!!! Ребенок радостно орет, что теперь точно идем домой. Мимо шикарных оранжерей (пальмы! кактусы! — вот куда надо, но они с 10 до 17 часов, а мы как раз в пять и пришли). Идем (опять в гору) к выходу (около 35 минут шли) и неожиданно оказываемся у ворот, где стриженные под «киндер-сюрпризы» деревья (посередине кроны — лысый поясок).

Вышли за ворота и сразу сели в троллейбус — обещался привезти прямо на вокзал (он нас соблазнил широко открытыми дверями и почти абсолютной пустотой внутри, да и 15 минут до метро Т. с К. уже идти не соглашались). Красиво проехались минут 20 и встали в пробках. Последовательно: заглох джип, сломался светофор, строительные работы с канавой. В особо запущенном случае, на перекрестке, обсуждали возможность заглянуть в расположенный прямо за дверями хлебный магазинчик на предмет покупки «Киевского» торта (один из водителей маршрутки, брошенной прям на перекрестке по диагонали, как раз так и поступил). Ползем. С удовольствием ведем философские беседы. Троллейбус новый, львовский, удобный, окна громадные. Обзор. Улицы в огнях.

До вокзала не доехали квартал. Слезли и пошли через канаву до метро. Народ на привокзальной площади длинными очередями движется к маршруткам. Хорошо, что нам не туда. От метро в «Юбилейный» за тортиком и плавленым сырком для супа. Ну, понятно, взяли еще оливок и сахарок для Т. Носимся сообща по кухне, варим в три пары рук супик и сушим тосты, обсуждаем сделанный китайцами, но выдержавший инкерманскую пробку штопор.

Вечером по очереди звонят две матушки: «Где вы ходите!!!?!».

Раскладываем и застилаем К. диванчик. Мыться и спать…


05.10.07 суббота

Попили кофе со второй половиной «Киевского» тортика (неправильно мы ребенка кормили: сначала чай со сладким, потом «первое» или «второе»). Яблоки. Гренки с плавленым сыром, салко!!! Эхинацея, чтоб ноги быстрее ходили.

Решаем, куда пойти: ярмарка шоколада и Зоопарк. И еще с мобильником решить. И хорошо бы замочек попался (в понедельник повесили бы). И что народу в сувениры? Два магнита купили (себе и Хл.), а еще? И что вкусного с собой?

Купили пакет подключения к Билайну (тариф 69), попробовали, вроде, связывает.

Сначала поехали на Ярмарку шоколада «Корона» в бывший музей Ленина (горельефы на фасаде, узнаешь портретно лицо Гагарина и еще кого-то, кажется, Инессы Арманд), что на Крещатике.

Вход бесплатный, по центру зала — большой, сплошь из шоколада, фонтан. По обе стороны помещения устроили типа мастерские: шоколадные портреты (из белого и темного сортов), скульптуры из шоколада, уже готовые, и подготовленные к работе глыбы шоколадные, там же инструменты для работы; конфеты разные (по одной штучке) и фигурки шоколадные; шоколадная почта: на плитке можно написать чего-нибудь, запечатать в фирменный конверт и отправить почтой (делать не стали, потому как царапаешь по плитке сам, посмотрели, получается так себе); в одном месте горячий шоколад разливали желающим, встали мы в длинную очередь, постояли и ушли, в помещении пахнет шоколадом и так О-ОЧЕНЬ сильно, решили, что потом в кафешке себя побалуем. На втором этаже можно было сделать себе шоколадку по вкусу: выбираешь наполнитель из орехов и сухофруктов, потом эту мешанину заливают шоколадной массой и выдают тебе в корзиночке. Постояли, посмотрели, К. толкаться не захотел. Потому спустились вниз и накупили всем свежайшие (и довольно дешевые) готовые разнообразные шоколадные плитки и конфеты в коробке. Побывали в кафе «Шоколадница», угостились кофием, и К. наконец-то дорвался до купленной специально ему (и только ему) шоколадины.

Между вторым и первым этажами еще забрели на вернисаж масок: из разнообразного материала и разных идей маски по стенам развешены, довольно-таки красивые и интересные (ребенок, Т. говорит, до сих пор с каталогом под подушкой спит, наверное, это единственная печатная продукция, которую он читает добровольно).

Насладились и решили разделиться. Т. с К. поехали снова к Политеху — в Зоопарк, а мы пошли пешком по Трехсвятительской и Десятинной к Андреевскому спуску. Вошли в церковь, в коей я за время проживания в Киеве ни разу не была, полюбовались на невест в кринолинах… И все это время, до вечера, рассматривали-изучали сувенирные лавки и лоточки.

Присмотрели и приобрели магниты. Украшения на шею прикольные были: из качественно обожженной глины с разноцветной глазурью и из цветного стекла. Но украшения мы не носим, а Т. (на наш взгляд) такие модерновые вещи бы забраковала. Потому просто полюбовались. Еще искали карандашницу на кухню симпатишную (имеющийся плексигласовый стаканчик уже непотребный вид имеет, а ручки же держать где-то надо). Не попалась. Зато был прикольный крыс зубатый (большой только) и деревянная лошадка, которую по долгому размышлению тоже решили не брать. Слазили по восстановленным лесенкам на близлежащую гору, полюбовались новостройками и вернулись на Софийскую площадь. Там как раз снимали сцену погони в очередном фильме. Мы в этот раз решили не светиться на всю страну, как в Питере, и все режиссерские муки наблюдали издалека.

Поскольку Т. с племянником вознамерились еще задержаться в Зоопарке, мы пошли гулять в сторону дома пешком. В районе станции метро Университет позвонила Т., что они уже заканчивают, потому мы тоже поехали (ключи-то у М. в правом кармашке жили).

Вечером полакомились супиком (который в ребенка запихивали принудительно, поскольку Т. умудрилась его плюшками закормить по дороге) и свежеприготовленным салатиком. Насладились новым произведением Инкерманского завода — «Мерло качинское», ничего так вино.

Потом посмотрели ледовое шоу, на котором К. благополучно уснул.


07.10.07 воскресенье

Отговорили Т. ехать в С-ы с утра. Поехали на автобусную экскурсию по городу. Мы с М. «устаканили» в памяти то, что ранее прошли собственными ногами, Т. повспоминала давние посещения столицы, а ребенок (по-моему) вообще никуда не смотрел, вертелся всю дорогу. На Подоле посещали Фроловский монастырь. Поскольку мы там уже все обсмотрели, то решили зайти в самую старую аптеку города, где ознакомились (через приоткрытую дверь) с музейными экспонатами и приобрели мыла из натуральный масел ручной работы (времени было мало, потому я, практически наобум, выбрала два), через два дня мы снова туда приехали, но аптека, увы, работает, похоже, только по выходным.

Экскурсия была, в общем, познавательной, но «галопом по европам» — за два часа много не расскажешь.

Тут Т., пренебрегши заготовленной нами творожной запеканкой, решила пообедать в кафе (мы же его, правда, сами и присмотрели, выглядело вполне прилично). Зашли в «Домашнюю кухню», где взяли «второе» и десерт (ребенок настоятельно требовал «сладкого», под которым он, почему-то, понимает вареники с вишнями). Еда съедобная, но невкусная. К., правда с удовольствием умял макароны с печенью (по его поведению создавалось впечатление, что дома ребенка не кормят, и шоколад вчера он видел впервые). М. познакомили с черниговским светлым нефильтрованным пивом (понравилось).

Потом зашли домой за вещами и поехали провожать гостей на вокзал. Усадили их в маршрутку, помахали платочками (я все добиться от К. пыталась: ЧТО он запомнил из поездки, оказалось: «метро» и как ему «не дали пострелять в тире»).

А мы поехали на станцию метро Республиканский стадион — смотреть костел архитектора Городецкого (расположение мне любезно подсказал гид, потому как я бы никак не вспомнила).

Дошли до костела, осмотрели и обфотали его со всех сторон и тут силы исследовательские покинули нас. Сели мы на лавку на заднем дворе и стали дремать…

Собрали себя потихоньку и двинули пешочком на Крещатик, где обещался веселый развлекательный вечер (с утра улицу для машин перекрыли, сцену поставили, готовились к воскресному гулянию).

Решили поискать замочек в ЦУМе, потом прогуляться и, затарившись «Киевским» тортиком, поехать домой.

Замочков в ЦУМе не продают (а торгуют всякой-разной дорогущей ерундой), а при выходе на воздух в природе обнаружился ливень! Постояли мы, посетили удобства (впервые в городе платно) и побежали под зонтиком на метро.


08.10.07 понедельник

По проспекту Победы, ул. Черновола на улицу Артема, там искали арку, ведущую к женскому монастырю (где мы с Ленкой гулять любили в школьные времена). Долго заглядывали в разные арки по дороге, хотя, как оказалось, можно было просто пройти дальше до Бехтеревского переулка, который ведет прям к воротам монастыря. Главный храм реставрируют, территорию монастыря расширили, поновили и оцивилизовали. Рассмотрели монастырскую лавку. Ладан продают с земель разных: греческой, израильской,… книги всякие (Блаватская даже), конфеты освященные в коробках с видами монастыря.

Дальше по Артема к Львовской площади. Дом торговли, с тех времен, как я в нем недолго работала помощником продавца, сильно изменился. Одежду разную продают, замочками и не пахнет.

Поблудили по улицам, пытаясь найти ту самую — с посольствами, которая вела к старой больничке, двор которой выходил на дом, где проживали Тарапунька со Штепселем (красивый такой дом с фасада!). Пара-тройка посольств нам встретились, остальное так и не нашли (совсем расположение не помню). Прошли по Ярославову валу до Владимирской, обсмотрели кусочек, который прошлый раз не видели (потому как свернули на ул. Лысенка), а на автобусной экскурсии видно было, что дома там красивые. Заодно обфотали оперный театр (тоже стороной раньше проходили). Нашли на углу магазинчик с винами. Приобрели солнечнодолинского «Черного полковника» и «Каберне качинское» (у нас нигде не продают, как и грузинские вина). Завернули в парк Тараса Шевченко, где, сверяясь по карте, таки нашли фонтан «в форме Черного моря» (ни за что б не догадалась, если б путеводитель не прочитали). Посетили (тоже платно) самый старый в городе сортир. По Льва Толстого дошли до универмага «Украина», где приобрели ДВД-диск с фильмами, которые хотели посмотреть, вернувшись в Ё-бург (решили сэкономить, да и стоящий в съёмной квартире без дела ДВД-проигрыватель проверить). Замочков так и не нашли. Пешком пошли домой (благо немного оставалось) и в нашем «придворном» универсаме «Юбилейный» и в расположенном еще ближе к дому «Военторге» спокойно нашли требуемое — трех видов замки!!!

Пошли домой прикидывать: какой именно брать. Устроились с кофортом на диване, просмотрели полтора фильма и уснули, по-моему, даже толком не поужинав.


09.10.07 вторник

Два последних дня мы по утрам кайфовали: валялись, пили чай-кофе (тортик по здравому размышлению решили не брать: печенья еще целая коробка и остальные продукты доесть не успеваем, хотя вкусные они, черти, тортики-то киевские!).

Те же два дня думали: поехать в поселок Пирогово на выставку быта и архитектуры Украины или лень. Вечером понедельника еще думали. Позвонила я в этот музей, там мне долго и путано объясняли, как к ним добраться: на маршрутке, еще на маршрутке, на троллейбусе и еще километр пешком. Утром вторника решили, что лень. Не поедем. Особого интереса такие выставки у меня никогда не вызывали, М. сказала, что ей тоже не любопытно. Вот если б на метро, а от него пешком, мы б пошли. А многометровые очереди на две маршрутки… ну, никак не охота отстаивать в оба конца.

Приобрели замочек и маркер (в обратном порядке), долго выбирали, бабы «военторговские» даже под конец чего-то соображать стали: выходим мы, а в спину несется «Слушай!», — это одна продавщица другой.

Поехали к мостику, прогулялись по парку, подписали замок, присмотрели место, повесили. А потом стали думать: ключи-то куда бросать, вниз на дорогу нам не захотелось. Пришлось искать, КАК спуститься вниз — добраться до пешеходного моста через Днепр. Поизучали карту, подумали. Добраться до моста короче всего, скатившись с пары-тройки крутых песчаных горок кубарем. Сверху видны серпантины тропинок, пара выходов к ним закрыта забором, посередине тропинок лежит какая-то непонятная куча тряпья или человек. Чего-то нам туда не захотелось. Потому пошли мы, как и прошлый раз с Т. мимо арки «воссоединения», так короче оказалось. В этот раз дошли довольно быстро. И бросили ключи в воду, как и положено.

Сходили еще на Андреевский спуск (сувенирчиками и церковью напоследок насладились), спустились на Подол к старой аптеке, которая была заперта. Прошлись по Подолу (первый раз мне было там дико и гулять по памятным со школы местам совсем не хотелось). Пошли сначала по улице Боричев тик. Меня туда почему-то тянуло (потом, прочитав на выдаваемым нам в квартире шампуне и геле для душа адрес производителя, я поняла, что именно на расположенной там фабричке мы в школе на УПК клеили этикетки шампунные на бутылки). Обошли Подол со стороны Днепра, спустились ниже, походили по улицам и поехали домой, досматривать фильмы, уничтожать оставшиеся продукты питания и собирать сумку.


10.10.07 среда

Выспались!

Позвонили из офиса «Хоум хотела», спросили в какое время мы намереваемся съехать (они же опоздали с нашим поселением, потому разрешили продлить нам проживание на пару часов). Мы подумали, что при более позднем отъезде у нас остается часа полтора до поезда, и договорились на 12 часов.

С утреца попили кофий, пожарили целую сковородку картошки (еще две штуки не влезло), напластали сыр на бутерброды с собой и поесть, плотно покушали, остатки припасов рассовали по сумке (среди бережно завернутых: меда, уксуса и эхинацеи). Тут и горничная пришла, поболтали, присели на дорожку и поехали на вокзал.

Сумку пристроили и стали думать: успеваем ли мы съездить на Попова, домик наш бывший проведать или нет. И прикинули, что, попав по дороге хоть в одну пробку, мы реально опаздываем на поезд. Метро в нашу сторону не проводили, а на троллейбусе по Киеву мы уже имели счастье проехаться.

Двинули мы к Бабьему яру — я помнила, что там был очень неплохой парк. А парки — такое место, где мы гуляем и дышим воздухом только в отпуске и, так получается, что только в чужих городах. Бабий яр я не узнала, более того, даже мемориальный комплекс евреям не нашла! А не заметить расположенный на холме шестиугольник с приподнятыми краями и памятником ранее было сложно…??? Рыская по парку (довольно заброшенному, честно сказать), мы наткнулись на установленные над обрывом кресты с надписями «Здесь расстреливали людей». Ну, после этого мы дальше искать не стали и бодренько потопали назад к метро.

Оставшиеся до поезда часа полтора мы посвятили выбору места обеда (остановились-таки на проверенном «МакДональдсе», потому как ассортимент других мест питания как-то нас не вдохновил). Основательно посетили удобства, забрали сумочку и пошли к поезду.

Я сразу заметила, что вагоны зеленые!? Удивилась еще — все украинские поезда жовто-блакитнi. Оказалось, что поезд российский и, на наш взгляд, О-О-ЧЕНЬ комфортабельный. Это надо просто видеть и ощущать и попой, и спинкой. Мы втроем (еще дама в Москву возвращалась) кайфовали до полночи. А в Брянске на таможне к нам подселили мужика молодого, который своими носками основательно подпортил нам впечатление. Потом, слава Богу, он весь завернулся в одеяло, и мы до Москвы блаженно проспали. Утром проводница подымала пассажиров пинками — покидать уютные полки добровольно не соглашался никто.


11.10.07

Приехали. Холодная Москва (утеплились колготками и майками под свитер). Перебрались на Ярославский вокзал, где пришлось искать «места для отдыха», в 7 утра еще ничего не работает. Посидели (весь зал кашлял, чихал, сморкался), дождались открытия сортира и сбежали на улицу. Зашли, пережидая час пик в метро, в «Рамстор», затарились продуктами в дорогу (и традиционными «калачами малыми» народу). Выходим — дождь (более похожий на мокрый снег). Нырнули в метро, вышли на станции Проспект Мира (по слухам, там в подземном переходе был киоск, в котором торговали дисками «по теме»), обошли весь на два раза, ничего такого.

Позаглядывали во все «Евросети» и поехали на Петровку, где в «Индиго» спокойно дождался нас журнал с диском Зёмы, еще присмотрели фильм про двух дам (семейный) и три книжки. Продавец (не тот жеманный гей, который был в мое прошлое посещение, а постарше), глядя на нас, проникся, мешочки вдумчиво подобрал…

Посетили «Му-му» налево от метро Кузнецкий мост, на углу с улицей Рождественской (позвонила Гуне, типа: сидим тут, отдыхаем, можешь присоединиться), все же здесь кормят куда вкуснее, чем в кафе Киева.

Погуляли немножко по старому центру: ул. Кузнецкий мост, ул. Неглинная, ул. Лубянка (бутик на бутике, кафе через кафе, сойти с узкого тротуара на проезжую часть, чтобы перейти улицу почти нереально — плотно припаркованы авто).

Сандуновский переулок с банями невдалеке… Опять заморосил дождь…

Долго соображали в купе: куда повесить зонтик на просушку (крючочков на стене нет). Откидное сиденье было, но заедало замок в двери (конкретно так). Белье в пакетиках. Два раза горячий обед и положенные нам по «эконом варианту» журналы «СВ» — только что из типографии.


12.10.07

Перевела часы по-ё-бургскому времени. Наше путешествие заканчивается. Писать почти невозможно. Не вчерашний супер-поезд Киев-Москва, где стыки рельс практически незаметны и по коридору не качает. Значит, снова буду читать приобретенную в московском «Индиго» квировскую книжечку.

Стоим в Перми. 30 минут стоянка. Перелистала записи: получается, что 6 дней ничего не писали…

Читали про Зёму, листали книжки, много-много спали и бац! Приехали.

У нас теплее, чем в Москве.


Впечатления

Учитывая, что после Чернобыля и развала Союза три четверти народа из Киева уехали (так пояснял гид на экскурсии), а потом понаехали из разных мест другие, понятно, почему я не признавала в жителях столицы киевлян. Нынешний Киев на город моего детства, по которому я еще испытывала остаточные явления ностальгии, совсем не похож. Теперь у меня ностальгия по Питеру…

Отпуск понравился, потому как в повседневной жизни, такое впечатление, что у тебя — одни обязанности: приготовить-убрать-постирать-сходить-позвонить-написать-встретиться-переговорить,… я, уж, не говорю о работе. При организованном отдыхе — по путевке, тоже приходится соблюдать регламент: экскурсии, побольше моря-солнца захватить,… А тут мы просто ОТ-ДЫ-ХА-ЛИ!!! От всех и от всего.

Бродить самостоятельно по чужому городу, зная, что не связан никакими обязательствами — кайф!

И просто: выспались…

Египет 2
20.05.2008 — 03.06.2008

Наметили на этот май поехать в Египет, в Сафагу, в Шамс (срока действия паспортов на приличные страны не хватало), ждали цены на отдых в середине апреля, потом я случайно зашла в первое, попавшееся по дороге, агентство и оказалось, что с TEZ-туром мы полететь не могём — билеты на чартерный рейс все уже выкуплены. Долго решали КАК распределить мой отпуск, чтоб к середине июня быть в Ё-бурге (по работе надо было) и еще две недели отпуска оставить на осень. В общем, получилось, как получилось, по здравому размышлению — нормально.

[«сравнение двух девятых вагонов не в пользу второго»]

Писать по «горячим следам» не вышло. Бессонные сутки, перелет и поселение выжали нас как лимончики, и с обеда 20-го мы валялись в номере, периодически включая-выключая кондишен — дрыхли. Дрыхли и половину среды. В обед я ограничилась чаем с длинной такой хлебной кунжутной палочкой (самый популярный среди туристов хлебопродукт). За завтраком мы снова обожрались. Лимончики (лаймы) подают здесь порезанными пополам и завернутыми в марлечки (чтоб удобней было давить), растут эти лаймы прямо на территории отеля.

Можете сделать побольше яблочного пирога и наслаждаться им несколько месяцев. Заверните его в бумагу для заморозки, поместите в пакет и в морозилку. Когда захочется отведать пирога, отправляйте его в разогретую духовку (около 150 градусов) на 2 часа.

Previous post: Самый вкусный рецепт лобио из красной фасоли
Next: Как приготовить сливочный соус для жаренных шампиньонов